Откровения совладельца “Фонда”: Как безназаканно “увести” из Узбекистана 50 миллионов долларов???… (2016)

Неужели в Узбекистане и других странах мира нет управы на «Мистера Салиха»?

http://www.dunyouzbeklari.com/?p=131863&replytocom=32294

25.03.2016

Сразу оговоримся – речь идет не о знаменитом «Фонде» Гульнаре Каримовой, а фирме «Фонд», ставшей известной в девяностых годах благодаря выпуску серии книг об удачливом шпионе Малко. Однако экономические нарушения со стороны дочки президента Узбекистана – детские шалости по сравнению с преступлениями директора этой фирмы Салиха Юсупова.

Юсупов по фиктивным договорам перевел на счета в зарубежных банках несколько десятков миллионов долларов, а, чтобы не платить налоги и денежные обязательства перед трудовым коллективом, уничтожил архивы. В результате почти 700 человек не только остались фактически обворованными, но и лишились высокооплачиваемых рабочих мест, а также возможности получать достойную пенсию.

Бывшие сотрудники «Фонда», отчаявшись в течение более двенадцати лет добиться восстановлениях законности, во второй половине декабря прошлого года обратились к президенту Узбекистана, посольствам ряда зарубежных стран и международным правоохранительным институтам с просьбой принять действенные меры по возвращению украденных денег.

http://dunyouzbeklari.com/archives/124252

Взамен сотрудники, в первую очередь совладелец обворованного предприятия – Мирзанасир Рахимов, обещают не только восстановить выгодное для Республики Узбекистан производство, но и построить в дар детям страны детский технопарк. С тех пор прошло больше трех месяцев, но прокуратура Узбекистана отделывается от авторов обращения отписками, а в странах Запада к факту обворовывания граждан Узбекистана и вовсе отнеслись с редким равнодушием – ответило только посольство Великобритании, которое …посоветовало найти адвоката. Ниже – рассказ совладельца фирмы «Фонд» Мирзанасира Рахимова о том, как можно безнаказанно украсть чужие миллионы и не понести за это никакой ответственности.

Два компаньона

Чтобы понять трагизм ситуации, а также уровень совершенных преступлений, обратимся к истокам этой истории. Все началось в 1988 году, когда, я – тогда ученый, изобретатель, преподаватель кафедры судебной медицины ТашМИ и школы милиции – будучи в командировке в Новосибирске случайно познакомился с влиятельными японскими бизнесменами.

Узнав, что, я, веду научные исследования и в том числе по свойствам солодкового корня, бизнесмены предложили наладить сотрудничество – перерабатывать этот корень в Узбекистане и поставлять в Японию. В Узбекистане 70 процентов мировых запасов солодки, а в Японии на нее огромный спрос, так что сотрудничество обещало быть плодотворным и взаимовыгодным. Правда, найти человека с опытом производства, который смог бы построить завод по переработки корня, оказалось не так просто. В те времена главным качеством людей, идущих в коммерцию, была акулья хватка и беспринципность. Я же всегда отличался добрым мягким характером и уважением к закону, так что со мной никто не хотел связываться.

Только в 1990 году, мне как, ученому удалось найти вроде бы подходящего человека – Салиха Юсупова. Юсупов – бывший водитель троллейбуса, который по настоятельной рекомендации родственников решил повысить свой социальный статус, в связи, с чем поступил на заочное отделение нархоза. После окончания института сначала работал на заводе металлоизделий в Ташкенте, затем заведовал местной промышленностью в Гулистане. Это потом, я, узнал, что и на заводе, и в Гулистане Юсупов оказался причастен к делам о хищениях и не сел по чистой случайности. А в момент знакомства бывший водитель троллейбуса был представлен мне, как опытный производственник, который остался не удел по причине трудных перестроечных времен.

Как становятся миллионерами

Юсупов был не против заняться переработкой солодки, но при этом больше тяготел к типографской деятельности – его жена Любовь Юсупова сочиняла детские книжки, и он намеревался их издавать. Встал вопрос о поиске первоначального капитала, который бы позволил заняться бизнесом в обоих направлениях. Мне самому пришлось обратиться за кредитом к своим хорошим знакомым – председателю тогдашнего Республиканского «Сбербанка» Рахматуллаеву и его заместителю Нуритдину Мухиддинову. Но у обоих у них мой будущий компаньон не вызвал никакого доверия, и кредит они давать категорически отказались.

Однако я оказался настойчивым и обратился к банкирам еще несколько раз. Кроме того, сам Юсупов во время моих хождений в банк, открыл фирму «Фонд». Без уставного капитала, с «офисом» в собственной двухкомнатной квартире. Все, что было в ее активе – старенькие «Жигули», да неизвестно каким образом добытые три рулона типографской бумаги. Юсупов пригласил меня в свою фирму заместителем в надежде, что я все-таки смогу найти кредит и первоначальный капитал на развитие нашего общего бизнеса.

Тогда я буквально «нажал» на своих друзей-банкиров, сказал, что деньги обесцениваются, на зарплату ученого и преподавателя не прожить. Банкиры, в конце концов, в 1991 году сдались, и согласились мне помочь. Правда, в целях моей безопасности от возможной непорядочности компаньона, которому они по-прежнему категорически не доверяли, поставили условие – заключить с Юсуповым договор, по которому мы с ним являемся полноправными владельцами «Фонда» с распределением средств пятьдесят на пятьдесят. Этот договор, кстати, никто не отменял, и он до сих пор имеет полную юридическую силу.

Условия кредита были королевскими. Это был даже не кредит, а заказ «Фонду» от Сбербанка на несколько миллиардов бланков с пятидесятипроцентной предоплатой. В результате фирма смогла заказать в России сразу четыре десятка вагонов бумаги и договориться с типографией «Шарк» в Ташкенте, чтобы та для выполнения заказа организовала третью смену. И всего за три месяца «Фонд» получил в виде чистой прибыли сумму, эквивалентную 611 тысячам долларов США.

Головокружительные успехи

Эти деньги дали прекрасную возможность для дальнейшего бизнеса. Чтобы не мешать друг другу, мы как компаньоны сразу распределили обязанности – Юсупов занимается текучкой, а я ищу новые направления для развития нашего общего бизнеса.

Не будем вдаваться в подробности этого развития, покажем только финансовые результаты с 1991 по 2002 год. За это время «Фонд» открыл три десятка филиалов и дочерних фирм в Узбекистане, России, Казахстане, Болгарии, Германии, США и на Украине.

Выпустил книжную продукцию на сумму 25 миллионов долларов. Продал две тысячи тонн экстракта солодкового корня, заработав на этом более 10 миллионов. Успешные посреднические операции через свои коммерческие места на биржах Ташкента и Москвы дали еще 8 миллионов.

По другим видам деятельности – таким, как выпуск мороженого, международные торговые операции, участие в республиканской лотерейной программе – набежало еще несколько миллионов. Таким образом, чистая прибыль, по моим подсчетам, составила больше 50 миллионов долларов.

Агент Малко против «Фонда»

Мы с самого начала позиционировали свое предприятие, как коллективное. Все заработанные деньги пускали на развитие производства, но при этом предусматривали в будущем выдачу из прибыли очень солидного вознаграждения для всех сотрудников. Все так бы и было, если бы мой компаньон не вообразил себя удачливым заграничным шпионом Малко из книжек серии «SAS», что мы выпускали, и не встал на путь нарушений закона. При этом в отличие от щедрого и благородного шпиона, все свои нарушения Юсупов совершал исключительно из личных корыстных интересов. Первое из серьезных нарушений осуществил в 1995 году.

Пользуясь тем, что я находился в командировке в Москве, директор при помощи своего родственника – юриста хокимията Мирабадского района Ташкента перевел фирму «Фонд» из коллективной собственности в частную, оформленную только на себя лично. Перевел совершенно незаконно, без проведения общего собрания и согласования с компаньоном, без разрешения официального учредителя – Фонда культуры Узбекистана.

После моего приезда по моему настоянию в главном офисе фирмы «Фонд» в Ташкенте было собрано общее собрание, на котором Юсупов объяснил свой поступок тем, что фактически работали мы с ним вдвоем, поэтому нам по совести и положена вся прибыль. В то же время Юсупов не отказался от наших первоначальных обещаний коллективу о солидных вознаграждениях, посулив кому машину, кому квартиру, кому дом. После такого поступка Юсупова я сразу проконсультировался со своими друзьями-банкирами и юристами. Они заверили меня, что формальная смена собственности отнюдь не отменяет договор, заключенный в самом начале деятельности «Фонда», и как сами активы фирмы, так и прибыль по-прежнему делятся пятьдесят на пятьдесят.

Как «Малко» улизнул от Кунцевской группировки

Мне бы тогда расстаться с Юсуповым, разделив «Фонд» и дочерние фирмы, но в этот момент сбывалась моя давнишняя мечта – в Ташкенте строился завод по выпуску экстракта солодкового корня, были намечены и другие проекты. Раздел «Фонда» привел бы, как минимум, к замораживанию всех этих начинаний. Да и никто из коллектива, к моему удивлению, против действий Юсупова не протестовал. Поэтому я, скрепя сердце, согласился на проведенный им своеобразный переворот. И это оказалось большой моей ошибкой.

Юсупов стал обманывать, как сотрудников «Фонда», так и меня самого. Например, через год после собрания не доплатил премиальные менеджеру московского филиала. Сумма была по меркам предприятия небольшой – около 30 тысяч долларов, но менеджер пошла на принцип и уволилась. Скандал был столь громкий, что в ситуацию вмешалась известная ОПГ – Кунцевская группировка. Представители этой ОПГ копнули счета московского филиала «Фонда» и выяснили, что Юсупов незаконно перевел на свой личный счет в банке Германии четыре миллиона долларов.

Тут же пользуясь своим влиянием, которое в те годы организованная преступность имела в России, группировка фактически приостановила деятельность филиала. А с Юсупова, находящегося тогда в Москве, потребовала 10 процентов с этих четырех миллионов. Директор «Фонда» пообещал выполнить все условия, но вместо этого тут же сбежал в Ташкент. И попросил меня съездить в Москву, чтобы «решить возникшие в филиале небольшие производственные проблемы, а заодно и отдохнуть».

В чем дело, Юсупов мне не объяснил, да и на телефонные звонки почти неделю не отвечал, а меня в Москве, перепутав с ним, сначала чуть не застрелили.  Впрочем, представители организованной преступной группировки оказались вполне трезвомыслящими людьми. В конце концов, разобрались, что к чему – в частности, убедились, что мы даем достойную работу россиянам, и прекратили блокировать деятельность филиала.

Мало того – отказались от финансовых претензий и даже пообещали оставить в покое Юсупова, которого до этого приговорили на своей сходке. Правда, для того, чтобы решить все эти вопросы, мне пришлось пробыть в Москве не две недели, как я сначала рассчитывал, а десять месяцев. Мой компаньон, с которым я провел серьезную беседу после возвращения из Москвы, объяснил свои действия по незаконному переводу денег в Германию исключительно производственной необходимостью – приобретением нового оборудования для завода по выработке экстракта солодки.

Я удовлетворился этим объяснением (это только потом выяснилось, что контракт на поставку оборудования оказался фиктивным), и продолжил занимался новыми направлениями деятельности фирмы – от открытия цеха по производству итальянского мороженого до проработки проекта строительства завода для выпуска искусственного корма для шелкопряда.

Наглость и деньги творят чудеса

Но я совершил ошибку, поверив, что Юсупов после истории в Москве сделает правильные выводы. 12 апреля 2002 года основная фирма «Фонд» в Ташкенте неожиданно для всех, в том числе и для меня, оказалась закрыта. Закрыта совершенно незаконно – без учета материальных ценностей и филиалов за рубежом, хотя их финансирование было только со стороны Узбекистана.

Юсупов объяснил свои действия тем, что пора менять название фирмы – мол, все так делают. Эту закрыли, и тут же откроем новую. Однако здесь уже я своему компаньону не поверил и начал выяснять, в чем дело. Результатом стало уголовное дело №9/02-11038 в Сабир Рахимовском районе, которое возбудили в марте 2002 года на заместителя Юсупова – Музафара Мирхайдарова.

Я тогда еще не знал размаха преступлений своего компаньона, поэтому заявление подал в интересах бывшего распространителя книжной продукции «Фонда» по России, жителя Нижнего Новгорода Тамары Галкиной, ныне Соболевой. «Фонд» задолжал ей 50 тысяч долларов, а на расписке была фамилия бывшего зам директора Мирхайдарова. Мы рассчитывали, что милиция потянет ниточку, и в итоге все дела Юсупова выплывут наружу.

Я не ошибся – во время расследования дело по поводу Юсупова было выделено в отдельное производство. Правда, не учел возможностей, которые дают деньги, пусть даже похищенные у коллектива и государства. Юсупов стал запугивать всех бывших работников «Фонда», даже пытался пугать зам. прокурора и прокурора Сабир Рахимовского района. В итоге оба дела развалились. По поводу 50 тысяч Галкиной милиция посоветовала обратиться в гражданский суд, где судья не принял расписку за сроком давности. А в том производстве, что казалось Юсупова, тот был признан невиновным, а меня с Галкиной чуть ли не обвинили в клевете.

Тогда я решил провести собственное расследование деятельности Юсупова, на которое потратил немало времени и абсолютно все свои сбережения. Забегая вперед, скажем, что итоги его были поразительными. Оказалось, по сговору с коррумпированными сотрудниками налоговых органов и архивов основная фирма «Фонд» в Ташкенте фактически была закрыта еще в 1999 году, в связи с чем не платила ни одного сума налогов.

При этом и основная фирма, и ее филиалы вместе с дочерними предприятиями были буквально обескровлены Юсуповым – по поддельным договорам он перевел на свои личные счета в банках Германии, Англии, Швейцарии, Люксембурга, Канады, Новой Зеландии, Австралии, США и Гонконга сумму более чем в 40 миллионов долларов. Еще миллионов на десять были закуплены акции таких фирм, как «Даймлер-Бенц» и «Тиссен-Крупп».

Документы по «Фонду», включая трудовые книжки, бывший директор уничтожил, «договорившись» с не очень чистоплотными сотрудниками архивов. А сам Юсупов после своей столь успешной преступной деятельности стал известен в криминальном мире как мошенник международного класса по кличке «Мистер Салих»…

Есть ли управа на «Мистера Салиха»?

Не буду утомлять читателей подробностями этого расследования – они займут не одну страницу. Здесь более любопытно другое – позиция правоохранительных органов. В России и Казахстане прокуратура соглашалась заняться Юсуповым, но резонно предполагала, что, раз дело касается гражданина Узбекистана и узбекской фирмы, то первоначально уголовное дело должно быть открыто в Узбекистане. А в Ташкенте, сколько бы я и наши сотрудники не пытались возбудить такое дело по вновь открывшимся обстоятельствам, всячески тянули с ответом и в итоге дела так и не возбудили.

В тоже время от такого равнодушия чиновников последствия для сотен сотрудников «Фонда» оказались просто ужасными.

Возьмем, например, бывшего директора нашего московского филиала Саиду Камалову. Дело даже не в том, что Юсупов в соответствии с трудовым соглашением должен был выплатить ей только в качестве комиссионных процентов 540 тысяч долларов, но обманул. Уничтожение документов в архивах привело к тому, что она теперь не может доказать факт получения в течение 8 лет очень высокой зарплаты и выплат по нее налогов. В результате чего ей начислена мизерная пенсия в 230 тысяч сумов.

230 тысяч – это 40 долларов по курсу «черного рынка». Цены в Узбекистане все время ползут вверх, и выжить на такие деньги очень трудно. А, учитывая, что у Саиды Гулямовны из-за жестокого обмана директора «Фонда» на нервной почве возникла тяжелая форма сахарного диабета, и вовсе практически невозможно. Судите сами – только на лекарства, которые врачи назначили Камаловой пожизненно, требуется тратить минимум 300 тысяч сумов в месяц. В ненамного лучшем положении находятся и другие сотрудники «Фонда», в том числе и я. Поэтому обращение к Президенту Узбекистана и международным правоохранительным институтам – последний шанс для коллектива вернуть миллионы – как свои собственные, так и «уведенные» из бюджета республики.

По моим подсчётам, только в казну должно быть возвращено не меньше 10 миллионов долларов. А, кроме того, я как обманутый совладелец «Фонда» обещаю построить в Республике Узбекистан детский технопарк, где будут и привычные аттракционы, и помещения для кружков технического творчества. И содержать его за счет деятельности возрожденного «Фонда».

В мире нетерпимо относятся к нарушениям закона в сфере экономики – не ушла от ответственности и за рубежом, и в Узбекистане даже родная дочь Президента, а вот Юсупов за свои преступления никак не ответил. Сейчас он, ничего не боясь, живет в Ташкенте и беспрепятственно выезжает за границу, хотя не имеет ни влиятельных родственников, ни знакомых. Неужели в Узбекистане и других странах мира нет управы на «Мистера Салиха»?

Мирзанасир Рахимов,

ученый, изобретатель, совладелец бывшей фирмы «Фонд», а ныне пенсионер

nasir.1991@list.ru

 

Тавсия этинг / Поделиться / Share:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • Blogger
  • email
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Одноклассники
  • Add to favorites
  • В закладки Google
  • LiveJournal
  • Мой Мир

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *