Али Феруз — Алишер Кескин: Именем Аллаха милостивого и милосердного! (01.02.2011)

Международному правозащитному центру «Мемориал»Международной правозащитной организации «HRW»Международной правозащитной организации «Amnesty International»Правозащитной организации «Ассоциация по правам человека в Центральной Азии»Международной правозащитной организации «FIDH»Международной правозащитной организации «АСАТ»Комитету по спасению беженцев в КазахстанеОбществу прав человека УзбекистанаПравозащитной организации «Клуб пламенных сердец» 

Уважаемые люди доброй воли!

Я глубоко ценю ваш труд в сфере защиты прав человека, и в защите прав верующих людей в связи с этим обращаюсь к вам в надежде, что возможно вы станете причиной облегчения моей участи.

Я, Нурматов Худоберди Тургуналиевич, лицо ищущие убежище, в данное время проживаю в Алматы, в Республике Казахстан. Я, являюсь гражданином Узбекистана. Вынужден был, покинуть, свой дом, Родину из-за преследования со стороны спецслужб Узбекистана, за своего религиозного убеждения, который заключается в соблюдении требовании Всевышнего, а именно — совершение пятикратной молитвы, соблюдении поста, а также совершении добрых дел, что не нарушает прав и свобод других лиц, не посягает на конституционный строй и общественную нравственность и исключает агрессию любого характера.

А точнее, 29 сентября 2008 года приблизительно в 10:00 — 10:30 часов утра ко мне домой пришли двое сотрудников правоохранительных органов. Один из них представился директором паспортного стола, а второй его помощником. Я был удивлен его представлению и сказал: «несколько дней назад я был у директора паспортного стола, где ставил свою супругу на временную регистрацию и он был совсем другим человеком, не похожего на Вас».  И тогда он ответил, что, директор паспортного стола сейчас на хлопке, то есть контролирует процесс хлопкосбора.

А он замещает его на данной период.  Они попросили меня показать удостоверения личности моей супруги, которая является гражданкой Киргизской Республики и спросили, имеет ли она временную регистрацию по месту жительству? Я им показал все документы, которые они попросили у меня. Удостоверившись что, все документы соответствуют требованию законодательства, тем не менее они потребовали, что бы, я съездил с ними в отделение паспортного стола и написал заявления о том, что я беру на себя ответственность за её пребывание на территории Узбекистана. К тому же они сказали, что паспортный стол находится близко, они отвезут меня туда а, обратно я сам приду пешком.

Я удивился, почему я должен писать заявление, если у нее все в порядке. Они сослались на новый указ правительства. Я, вынужден был, согласится с ними поехать, так как у нас часто разные указы выдаются.

Я им сказал, что, я сам лично пойду в отделение паспортного стола после обеда. Они настояли на то, что, мне надо идти с ними прямо сейчас, а после обеда в отделение паспортного стола никого не будет.  Они не дали мне даже переодеться.  Посадили в белый автомобиль марки ТИКО. Один из сотрудников был одет в камуфляжную форму рядового служащего правоохранительных органов Республики Узбекистан, а у другого была белая рубашка и зеленные брюки и фуражка на голове.

Когда они посадили меня на заднее сиденье автомобиля, прозвенел звонок на телефон сотрудника, который, был одет в камуфляжную форму, и который сидел за рулем.  Он мне сказал, что у них возникла маленькое дело, и им надо кое куда заехать, и после этого они меня отвезут в отделение паспортного стола. Тогда я у них спросил, а где находится то место куда им надо заехать, на что они мне ответили: — Это хлопковый завод № 2, и он находится возле села Кудаш. Село Кудаш находился между городом Яйпан и городом Коканд. (Приблизительно в 10 километрах от нашего города) Я им сказал, что это слишком далеко, может по позже я, сам зайду к ним в паспортный стол, на что они мне на отрез отказались. Я тут начал уже бояться и задавать сам себе вопрос: куда они меня везут?  И зачем они меня везут? И что они вообще хотят?

Мы ехали около 20 минут. Я с удивлением у них спросил: Мы же проехали тот адрес, про которую, Вы, мне говорили? На что я получил ответ, заткнутся и не задавать вопросов. Я, думал может оказать сопротивление и сбежать от них, так как я очень много слышал, про наших правоохранительных органов, и как они похищают людей и по-разному над ними издеваются, но подумал, ведь я же ничего не сделал, а за что они над мной будут издеваться и старался думать о хорошем, хотя в сердце было очень страшно.

И таким обманом посадили в машину и увезли в ранее мне не известный адрес. Как я, узнал потом, это был адрес городского отделения милиции города Коканд.

Они заехали в один из дворов Коканда (как позже стало известно это было двор городского отделения милиции города Коканд), сами вышли с автомобиля, и сказали подождать несколько минут. Я тоже вышел за ними, мне было очень страшно. Я попросил меня отпустить, и я пойду домой, на что я получил сильный удар по животу. Они силой затащили меня в автомобиль. Через несколько минут, подошли трое человек, и повели меня внутрь многоэтажного здания. Рядом шла большая стройка, там работали строители, они смотрели как, меня уносят захватив за руки двое из людей одетых в гражданскую одежду. Все они трое были одеты в белые рубашки и в черные брюки.

Они меня подняли на второй этаж, завели в одну комнату. В этой комнате был большой черный стол, вокруг него были стулья. Они все были высокого роста и крупного телосложения. Когда я сел на стул, один из них сильно ударил меня.

Я у них спросил: Кто вы? Они мне не ответили. Но, когда они между собой разговаривали, они произносили имена друг друга. Одного из них звали Хуршид, а другого звали Алишер. Они меня под физическим и психологическим давлением продержали целый день. Я не помню в точности, что, происходило в тот кошмарный день.  Они мне угрожали, лишением моей свободы по сфабрикованному делу. Они применяли в отношении меня разные виды физического давления. Они ущемляли все мои человеческие права.  В том числе права на свободное исповедания религии и вероубеждения.

Грозили тем, что приведут туда мою супругу и будут её допрашивать, намекая на то, что они сделают с ней, все что, им, будет угодно. Они, оказывая на меня физическое и психологическое давления, заставили меня, писать показание под их диктовку против моего знакомого Алексея Никитина и его знакомых, которых я ни разу не видел и не был знаком.

Текст данного показания содержал информацию о том, что Алексей Никитин и его товарищи являются опасными людьми для общества. И что они настроены против властей Российской Федерации в отношении Чечни. И что они хотели присоединиться к боевикам, воюющим на Кавказе.

Я им все это отрицал, они говорили, что если я не напишу показание и не подпишусь под ней, то мне будет еще хуже, чем они сделали со мной к тому моменту.  Даже когда, они получили с меня показание против Алексея Никитина, они продолжали оказывать физическое и психологическое давление. Они меня били и ещё грозили что, я могу без вести пропасть. Они у меня спрашивали, как, я женился на моей супруге. Почему на моей свадьбе не были певцы и не распивали спиртные напитки. (На подобие обычных свадеб в Узбекистане) Они у меня расспросили про мою автобиографию полностью. Когда узнали про то что, мой никях читал известный имам Рашод Кори сын застреленного имама Рафик Кори.  Они начали обращаться со мной еще агрессивнее и расспрашивали про мою связь с ним и с его дядей Айубом Камоловым.

Поздно вечером я был в очень плохом состоянии, я с трудом стоял на ногах и умолял их, меня отпустить. Все это происходило в месяц рамадан. Я был постящимся человеком. Они в итоге сказали, что если я, соглашусь с их условиями, и буду с ними сотрудничать и выполнять задание, которое, они будут мне давать, тогда, они меня отпустят.  Я, чтобы спасти свою жизнь согласился с их условиями и тогда они мне сказали, что они меня отпустят. Забрали мой и паспорт супруги. Перед тем как, отпустить мне сказали, что они завтра придут за мной, и я должен их ждать дома. Когда меня отпустили, у меня не было денег, чтобы доехать до дома, я у них попросил денег на проезд. Они мне дали 1000 сумов.

Я поздно ночью приехал домой. Дома моя супруга беспокоилась и сильно заплакала, увидев меня. Она испугалась потому что, когда мой отец пошел в отделение паспортного стола, ему там сказали, что, я давно уже ушел оттуда, написав заявление. Они думали, что, меня забрали милиционеры и не отпустят больше. Такие случаи у нас очень часто встречаются. Многих людей, которые, практикуют пять основ религии Ислама, у нас таким образом, забирают и по разным надуманным обвинениям сажают в тюрьмы.

Я по приходу сразу же прочитал намазы, которых я пропустил, потом сел с супругой вместе разговелся.  Я ей сказал, что, завтра могут прийти и забрать меня снова и что, я могу без вести пропасть. Если такое случится, то повелел супруге ехать к родителям домой.  Я думал, может быть вместе с супругой сбежать ночью, но не знал куда? и как без документов сбежать. Я всю ночь боялся и не спал.  Я не знал, что они сделают завтра со мной.

На следующий день, я не куда не уходил, и ждал сотрудников спецслужб. Снова пришли сотрудники спецслужбы и меня доставили в здание местного ДВД. И опять, продержали целый день, оказывая, физическое и психологическое давления. Они дали мне задание, что бы я поехал к Камолову Аййубу и узнал более подробно про его религиозную деятельность. Я им сказал, про свою неготовность поехать туда из-за материального состояния. Они спросили у меня: когда смогу поехать? На что я им ответил, примерно через месяц после того как у супруге закончится временная регистрация. Они сказали, что, еще свяжутся со мной.  Отпустили под вечер. Один из сотрудников которого звали Алишер, дал   свой контактный номер телефона. Сказали, что, если у меня будет информация о богобоязненных мусульманах, то я им обязан сообщить.

После этого, они меня не беспокоили около месяца. Все это время я жил под сильным страхом. Опасался за свою, и за жизнь супруги. Искал пути побега из Узбекистана.  Я попытался получить разрешительный документ на выезд из Узбекистана (СТИКЕРА РАЗРЕШИТЕЛЬНОЙ ЗАПИСИ ДЛЯ ВЫЕЗДА ЗА ГРАНИЦУ), который выдается согласно Приложении N 1 к Постановлению КМ Р.Уз от 06.01.1995 г. N 8 и уехать из страны для учебы, однако правоохранительные органы в выдачи стикера отказали, не объяснив причин. И ещё попытался выписаться, и поехать в Россию и там получить вид на жительство, так как, все мои родственники проживают в Российской Федерации, также местные власти отказали мне в выдачи листка убытия.

Последний раз, сотрудники спецслужб позвонили мне через местного участкового 8 го ноября и приказали, что бы я немедленно приехал в здание С.Н.Б. города Ферганы. Я побоялся. И не знал, что будет со мной дальше, если я поеду, в назначенную мне, месту. Опасаясь за свою жизнь, я вынужден был оставить свою Родину. Сначала я, приехал в город Ош Республики Киргизстан, где проживали родственники моей супруги и обратился за помощью в УВКБ ООН находящейся в г. Оше, в предоставлении мне убежища.

В городе Оше я пробыл около пяти месяцев. Из-за политической нестабильности в Киргизии, не дождавшись помощи УВКБ ООН вынужден был приехать в Казахстан. По приезду, я сразу же обратился в региональное представительство УВКБ ООН в городе Алматы в предоставлении мне убежища. Позже в Департамент комитета по миграции г.Алматы.  До настоящего времени я с семьей проживаю в городе Алматы. Я с радостью хочу отметить, что мой первый сын Тургуналиев Мухаммад Худобердиевич родился в Алматы 04.09.2009 года, а второй сын Садик Ийса Худоберди огли родился 2,01,2011 года.

С момента приезда в Алматы у меня не возникали проблемы вплоть до 06.09.2009 года, когда ночью в дом, где, несколько беженцев проживали в их числе и я, ворвались в масках с автоматами сотрудники спецслужб РК. Тогда, 6-сентября выписали из больницы мою супругу с роддома с ребенком вместе, после тяжелых родов.

Моей супруге прописали постельный режим. Она не могла передвигаться без помощи. Примерно в 12:05 часов ночи я находился в кухни и стирал детскую одежду. Внезапно у соседей услышал страшный детский и женский крик. Я сильно испугался и не мог понять в чем дело. Я попытался пойти в сторону соседей. Только успел открыть дверь, как трое мужчин забежали в дом и начали меня сильно избивать.

Мне сразу же сломали нос, потом уложили на пол, и сильно начали пинать по спине, животу и ногам. Я укрыл свою лицо руками и начал сильно кричать и просить их что бы, они не тронули мою жену и ребенка. Услышав, шум и крик моя супруга, выбежала из комнаты. Увидев, как, избивают меня, лежащего на полу и всего в крови начала кричать и плакать, и попыталась подойти ко мне. В это время в дом забежали много людей с автоматами и в масках, и они толкнули мою супругу. Через некоторое время меня выбросили через лестницу на землю, было осень и холодно. На мне была футболка и безрукавка. Потом надели на меня наручники. Их было много больше 20 ти человек. Они везде ходили с включенными фонарями и искали что-то. Они взломали дверь сарая и кричали на мою супругу и на меня: «Где находится бомба и оружие?»

Мы совсем не понимали, о чем они кричат. Я не переставал их просить, что бы они не трогали мою супругу и ребенка. Через несколько минут во двор вывели моего соседа и тоже положили на землю. Он попросил их разрешить ему, одеться и обуться, и на что, он получил несколько ударов по животу и по голове. Я меня не переставала течь кровь из носа.  Один из сотрудников спецслужбы взял тряпку и завязал мне нос, после чего надели мешок на голову и начали выводить на улицу.

Посадили меня на машину и начали увозить. Я не знал, куда я еду? и зачем?  И кто они такие? И что они будут делать со мной? Они не о чем не говорили. Привезли меня к одному зданию, подняли через лестницу, открыли пластиковую дверь, а за ним была решетка. Посадили на лифт и подняли на какой-то этаж. Вошли в коридор. Заставили стоять у стены, расставив ноги на ширине плечи. Кричали на нас, обзывая, террористами.

Позже через некоторое время, я у них попросил разрешение сходить в туалет и за одно, помыть нос. Один из них повел меня в туалет, там сняли мешок с головы и наручники. Увидев себя, на зеркале, я испугался. У меня лицо, руки и вся верхняя часть тело была в крови. Я помыл лицо, но кровь из носа не переставала течь.

Они завязали той же тряпкой нос, надели мешок и наручники и повели меня к месту где, я стоял до этого. Всех людей находившихся там начали вводить по одному и допрашивать. Я у стены стоял около двух часов. Потом завели меня в кабинет и начали допрашивать. Их было трое. Они сказали, что им дали сведения о том, что по нашему адресу преступники с Узбекистана. Они спросили про мою биографию полностью и сказали, что я пока еще не в розыске, еще предъявили обвинения, что я, якобы убил несколько служащих правоохранительных органов Республики Узбекистан и сбежал оттуда. Я все это отрицал, потому что данная информация ни капельку не соответствовала действительности. И очень долго расспрашивали, почему, и как, я обратился в УВКБ ООН.

После долгих и не понятных опросов, начали просить извинения за сломанный нос. Я ничего не мог понять. Я после этого попросил у них оказать мне медицинскую помощь. Потом, они усердно начали просить, что бы я написал заявление, о том что, не имею к ним никаких претензий по поводу их задержания. Написал два заявления под их диктовку, одну выбросили, а в другую внесли корректировку и оставили. Потом они отвезли меня в 5- гор. Больницу, там у меня сняли рентген носа и сообщили, что, нос сломан и надо его оперировать, на что, я отказался, на отрез, так как, я побоялся операции. После этого они меня отвезли домой.

После данного случая у нас усилился страх. Мы замечали, что постоянно за нами следят и прослушивают наши телефоны и не придавали к этому никакого внимания, так как мы знаем, что мы не преступники!

В январе 2010 года власти Казахстана приняли закон «О беженцах». Мы надеялись, что, данный закон нас как-то, поддержит во всех смыслах этого слова и в частности в защите наших прав, в том числе и права на свободу вероисповедания!

21 го апреля 2010 года был заключен договор между УВКБ ООН и правительством Казахстана, о том что, с того момента делами беженцев в Казахстане будут заниматься исключительно власти, а УВКБ ООН будет выступать в качестве наблюдателя.

После этого, 17 мая, в здании УВКБ ООН было проведено встреча между беженцами и департаментом комитета по миграции по городу Алматы и сотрудниками УВКБ ООН, где нас убеждали что, наши интересы УВКБ ООН и власти Казахстана будут защищать совместно, и что мы находимся в безопасности. Мы сомневались этим словам, но верили им так, как у нас не было веских оснований им не верить.

Я после того, как узнал об изменениях, сразу же обратился в департамент комитета по миграции с ходатайством о предоставлении мне убежища в Республики Казахстан. Мое ходатайство было зарегистрировано 05.05.2010 года Департаментом Комитета по миграции по городу Алматы под номером 20.

C 9 по 11 июня 2010 г. в Алматы власти Казахстана арестовали 45 беженцев и преследовали десятки других под предлогом выявления лиц, нелегально находящихся в стране. Среди 45 человек был задержан и я. Нас тогда завели в одну комнату, продержав несколько часов, потом отпустили. Я никак не забуду лица 44 беженцев, их улыбку, потому что, они в надеялись, что, их тоже отпустят через несколько часов после того как проверят документы. И которые не как не ожидали такого поворота ситуации. Они думали, что с ними не справедливо не поступят, а результат сегодня всем известно!

Им власти Казахстана не дает возможности защиты своих прав в полном объеме закрепленных местным законодательством и международными договорами.

Месяцем ранее моя супруга уехала домой в ОШ в связи с ухудшением здоровья ее матери. С 9 го на десятое ночью там начался геноцид в отношении узбеков. Родственники моей супруги и в том числе моя супруга, во время данной войны смогли выжать только, по воле Аллаха. Они, бежали в сторону границы Узбекистана, но после того, как образовалась давка на границе вернулись обратно и жили то в подвалах то еще где-то. (Со слов моей супруги) Я постоянно находился в связи с супругой, и меня сильно печалило то, что я ей никак не могу помочь что бы выехать с места войны.

24 го июня должна была пройти комиссия, которая рассмотрит мое заявление о предоставлении мне убежища в Казахстане. К этому числу ситуация в Оше не много улучшилось и моя супруга в этот день вылетела с Оша в Бишкек, и дальше должна была пересечь границу и приехать в Алматы. До начало комиссии оставалось несколько часов, как вдруг моя супруга позвонила мне и сообщила, что ее пограничники Киргизстана не выпускают, требуя отца ребенка. В это время моя супруга находилась в положении, и у нее был сильный токсикоз. Она по телефону сильно плакала, потому что ей было страшно. Вокруг нее ходили несколько киргизов и кричали: Сарты вас надо убить.  Она просила меня приехать туда и забрать ее вместе с ребенком. Как и любой другой человек, я оставил комиссию и поехал забирать супругу с ребенком.

Я выехал сев на такси с Алматы в сторону границы с Киргизстаном. Когда я приехал туда по пытался пройти через границу Казахстана. Меня там задержали пограничники Казахстана. Потом передали районному отделению КНБ. Пришли двое человек, угрожая, посадили на машину и забрали меня в РОДКНБ Кордайского района. Они меня там продержали несколько часов. Допрашивали меня, про то, как я, приехал в Казахстан и зачем приехал. Они мне угрожали, что отберут у меня документы и бросят в сторону Киргизов, что бы те меня убили. После долгого и утомительного допроса они меня отпустили. К тому моменту, моей супруге помогла незнакомая женщина пересечь границу. После того, как меня, отпустили, я сел на попутный такси и приехал в Алматы.

28- июня позвонил Денис Дживаго и сказал, что, мне необходимо подойти в ДВД города Алматы к 5 часам вечера. Там меня будут допрашивать по поводу анонимного звонка в УВКБ ООН, в котором угрожали взрывом и подозревают в этом беженцев. Я подошел ровно 5 часов к ДВД города Алматы. Меня и еще несколько беженцев завели в один кабинет, и начале меня допрашивать. Почему и как я приехал в Алматы.

Я, отказался отвечать на его вопросы сославшись на конфиденциальности информации. Он начал мне угрожать что, он меня сейчас будет избивать и получит от меня всю информацию, которая ему нужна от меня. При всем этом присутствовала юрист Международного бюро по правам человека и соблюдению законности Хижниченко Светлана. Я у нее спросил, почему она не реагирует на нарушение моих прав во время допроса со стороны правоохранительных органов, на что получил ответ: все это нормально. Я был глубоко возмущен ее реакцией на происходящее и отношением сотрудника ДВД. Я после данного инцидента написал письмо в адрес УВКБ ООН и пошел на консультацию.

Меня в УВКБ ООН на консультацию приняла одна из сотрудниц, которую зовут Холида. В течении консультации она в своих словах дала понять, что, я у сотрудников УВКБ ООН имею плохую репутацию из-за свою активность в защите прав беженцев. И вовремя, допроса не были нарушены мои права, из-за таких как я, всегда у сотрудников УВКБ ООН возникают проблемы с местными правоохранительными органами.

Она сказала: я же ведь с Узбекистана, а если был бы с Европы мог бы возмущаться, в Узбекистане же полицейские обращаются с нами хуже, чем Казахстанские полицейские, и поэтому нам надо всегда им подчинятся и их не провоцировать против себя. И данную ситуацию я сам спровоцировал. Мне надо было отвечать на все их вопросы.

После данной консультации я сильно огорчился, и не мог понять, как, сотрудники УВКБ ООН могут вести свою деятельность на основании репутации определенной личности у них, и не на основании установленных внутренних правил права и гуманности. Я собирался написать письмо главе представительство УВКБ ООН, но не решился, потому что не знаю какая у них будет реакция на мое письмо, возможно они меня поймут и предпримут меры, а возможно и у них тоже заработаю плохую репутацию.

06.10.2010 года комиссия рассмотрела мое ходатайство и под номером 240 отказала мне в убежище в Республики Казахстан. Я данное решение обжаловал через Международное бюро по защите прав человека и соблюдению законности вышестоящий орган в Астану.  Ответ, которому, я до сих пор   не получил.

21 декабря 2010 года у меня закончился временное регистрация по месту пребывания. Я пошел в УМП ДВД города Алматы, где мне отказали в продлении регистрации, объяснив, что я, еще не подал иск с требованием отменить решение и присвоить мне статус беженца.

Я до этого ходил к юристам Международного бюро, которые сказали, что я не могу подать в суд пока не получу ответа с Астаны.  После нового года я достоверно узнал, что должен был подать иск в течение 3 месяцев. Я по мере возможности быстро написал иск и подал в Алмалинский районный суд № 2.

24.01.2011 года суд приняла, иск к рассмотрению 21.02.2011 года назначила числом первых судебных заседаний.

Уважаемые правозащитники!    

В случае возвращения  в Узбекистан, меня  ожидает преследование со стороны СНБ Узбекистана, которые грубо нарушают права человека, фальсифицируют уголовные дела и информации о причастности тех или иных лиц к терроризму и другим тяжким преступлениям, религиозных людей и обеспечивает юридическое основания для экстрадиции тех, кто уже успел выехать за пределы страны, спасая себя и членов своей семьи от незаконного преследования со стороны спецслужб и правительства в целом, и где применяют пытки, что подтверждается, специальным  докладом, Специального Докладчика Комитета по правам человека ООН, господина Тео Ван Бовена обнародованного в феврале 2003 года по вопросу о пытках, представленный в соответствии с резолюцией 2002/38 Комиссии  Комитета по правам человека ООН. (http://www1.umn.edu/humanrts/russian/commission/Rrprtorture2003.html).

Я, как верующий человек, который, осознаёт всю ответственность перед ВСЕВЫШНИМ и людьми, соблюдаю законы государства гражданином, которого являюсь, а также Республики Казахстан в котором в настоящее время проживаю.

В связи с выше изложенным, прошу ВАС помочь, мне в защите моих прав в получении убежища. В случаи использования в выше приведенной мною информации убедительно прошу вас менять имена и прочие данные для моей защиты. И в случаи возникновения вопросов прошу вас связаться со мной по телефону +7 777 732 8804 либо по электронной почте nhudoberdi@yahoo.com; nurmatovhu@gmail.com

И хотел бы попросить вас при получении данного обращения сообщить мне, о том, что вы его получили, написав письмо на электронную почту, для удостоверения доставки.

С уважением Нурматов Худоберди (Алишер Кескин)

01.02.2011.

Тавсия этинг / Поделиться / Share:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • Blogger
  • email
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Одноклассники
  • Add to favorites
  • В закладки Google
  • LiveJournal
  • Мой Мир

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.