Толиб Ёкуб: Главная задача

ВСТУПЛЕНИЕ

Историки говорят, что в ХХ-веке наблюдалось наличие 2-х наиболее мощных тоталитарных идеологий – коммунизма и нацизма: коммунизму свято верили в СССР, а нацизму – в Германии. Тоталитарные идеологии не могут обходиться без вождей и поэтому таким идолом в СССР был В.Ленин – правда, в течение относительно короткого времени, а после его смерти идолом стал И.Сталин. В Германии же оболваненный нацизмом в третьем десятилетии ХХ-века немецкий народ выбрал себе вождем А.Гитлера.

Итогом противостояния этих двух идеологий стала 2-я мировая война, которая привела к гибели более 70 миллионов людей в мире, а сколько людей стали инвалидами из-за ранений в ходе войны никто не считал – некоторые военные историки говорят и пишут, что инвалидами стали во много раз больше погибших людей. Другим итогом войны стало разделение территории Германии на две части – одну из них контролировала коалиция из трех стран – США, Франция и Великобритания, а другую контролировал СССР. В 1946 году коалиция начала процесс денацификации в западной зоне Германии, которую контролировала тройка демократических государств США, Франция и Великобритания.

Результата от процесса денацификации пришло ждать недолго – вскоре Германия стала бурно развиваться во всем – в экономике, науке, технике и т.д. СССР же в своей части контроля в Германии также провел процесс денацификации, но насаждая там идеологию коммунизма, с 1961 года изолировав свою часть контроля от второй, гораздо большей части Германии, которая находилась под контролем демократических стран, так называемой, “великой берлинской стеной”.

ГДР (Германская Демократическая Республика), хотя и называлась “демократической”, но она, на самом деле, не стала демократической, оставаясь вассалом тоталитарного СССР. В то время, после 2-й мировой войны, вассалом СССР была не только ГДР, но и все государства восточной Европы – Польша, Чехословакия, Болгария, Венгрия, Албания и Югославия. Коммунистическая идеология (вера в коммунизм) в СССР была тоталитарной и всеохватывающей – в нее верил и стар, и млад без исключения – будь он пастухом, или руководителем союзной республики, или даже руководителем государства.                                                       

Все то, что я написал выше, мне нужно для того, чтобы объяснить уважаемому читателю данной статьи кем был на самом деле по своей природе и по своим убеждениям Ислам Каримов, который в течение 25 лет бессменно руководил Республикой Узбекистан. 23 июня 1989 года Москва (ЦК КПСС) назначила Ислама Каримова 1-секретарем Центрального Комитета (ЦК) компартии Узбекской ССР, человека твердо и страстно верующего в идеалы коммунизма, который стал руководителем УзССР – что сравнимо с тем, что в свое время Гитлер назначил Й.Геббельса министром пропаганды Германии, убежденного пропагандиста нацизма.

Почему я выше так долго и нудно писал о тоталитарных идеологиях в Германии и СССР? Такие идеологии порождают и формируют людей особого мировоззрения – злобных, жестоких, властолюбивых и алчных, какими были А.Гитлер в Германии, И.Сталин в СССР, Мао Цзэдун в Китае, Ф.Кастро на Кубе, Ким Ир Сен в Северной Корее, И.Каримов в Узбекистане. И.Каримов кроме жесткого, а зачастую и жестокого, коммунистического правления Республикой никакого другого правления не знал.

29 декабря 1991 года “выиграв” выборы стал первым президентом Республики Узбекистан, а через 17 дней, т.е. 16 января 1992 года, по его приказу был открыт огонь по мирному шествию студентов против подорожания хлеба и других видов продовольства в магазинах. Такие же “наказания” населения страны были применены в Пскенте, Намангане, Денау и других городах и районных центрах, когда люди выходили на улицы, протестуя против несправедливости чиновников.

У И.Каримова была мечта стать вождем узбекского народа и он вовсю старался походить на него – как результат в социальных сетях типа фейсбук немало узбеков стали писать о нем не иначе как “наш вождь” – близко знающие его люди говорили, что это ему нравилось. Но, кроме небольшой кучки госчиновников, никто его вождем не признал. В истории Узбекистана период правления И.Каримова можно воспринят только как страшный сон со всеми его кошмарами – чем скорее он (сон) пройдет, тем скорее народ Узбекистана обретет настоящую свободу, независимость и развитие.

ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА

насильственного политического режима – держать народ в узде

Часть 1

Многие недоумевают

(1) Почему власти независимого Узбекистана с начала 1991 года стали обносить железными парапетами трехметровой высоты все госучреждения, начиная с здания Аппарата Президента и кончая зданием районной милиции? Ведь в советское время даже здание, где находился рабочий кабинет главы республики – 1-Секретаря ЦК Компартии Узбекской ССР, было открыто, так сказать, “всем ветрам”!

Не говоря о прокуратуре, министерствах, в том числе МВД и его структур на местах, банках, вокзалах и т.д. Кстати, это мог бы подтвердить сам Ислам Каримов, который с июня 1989 до начала 1991 года занимал пост и рабочее место 1-Секретаря ЦК Компартии Узбекской ССР. Может с наступлением независимости вдруг появилось нечто угрожающее, что необходимо было срочно обносить все госучреждения железными парапетами? Какое?

(2) Одним из первых шагов И.Каримова на посту 1-го Секретаря ЦК Компартии Узбекской ССР было повышение зарплаты чиновников госструктур в три раза. Почему?

(3) Почему И.Каримов не позволил депутатам “старого” Олий Кенгаша (Верховного Совета), а затем и Олий Мажлиса принять три важнейшие законы “О милиции”, “О Службе национальной безопасности” и “Об импичменте Президента”?

(4)  Почему загадочная смерть настигла именно ряд оппозиционно настроенных депутатов парламента и почему были отправлены за решетку депутаты парламента именно из оппозиционного блока?

(5)  Почему Ислам Каримов с первых своих шагов на посту главы государства каленым железом стал уничтожать оппозиционные к коммунистической идеологии и управления силы как Народное движение Узбекистана (НДУз) “Бирлик”, партии “Бирлик”, “Эрк” и “Озод дехконлар” (Cвободные дехкане), появившиеся на политическом поле Узбекистана в 1988-91 годах благодаря горбачевской перестройки?

(5) Почему на всех дорогах страны, не только республиканского, но и районного значения, появились блок-посты с милицией и ДОТ (долговременная огневая точка)ми, хотя на территории Узбекистана никакие военные действия тогда не происходили и сейчас не происходят?

(6) Почему, игнорируя международные правила о таможне, власти Узбекистана стали строить таможни всюду, и даже на границах всех областей с друг другом, где нет ни одного вокзала, аэро и водного порта, куда бы прибывали поезда, самолеты и суда из других стран?

(7) Почему власти Узбекистана стали минировать границу с Таджикистаном и Киргизстаном и устанавливать ж/б столбы, обтягивая их колючей проволокой?

(8) Почему Ислам Каримов в сельском хозяйстве долгое время не отказывался от неэффективных советских колхозов и совхозов? Позднее создав фермерские хозяйства вместо ликвидированных колхозов и совхозов, избавил ли их Ислам Каримов от жесточайшего государственного контроля, наблюдавшегося в советский период по отношению к колхозам и совхозам?

(9)  Почему Ислам Каримов позволил уничтожение важнейших заводов (как Ташкентский тракторный и Ташкентский авиационный), фабрик (как кондитерский “Уртак”) и комбинатов (как Ташкентский текстильный), многочисленных автобаз и тракторных парков, тысяч километров водосточно-водосберегающих лотков, коллекторно-дренажных систем для отвода подземных засоленных вод в сельской местности и на вновь освоенных землях?

(11) Почему Ислам Каримов не только не боролся против коррупции, вымогательства, взяткодательства и других социальных зол, напротив, он всячески их поощрял во властных структурах?

(12) Почему власти Узбекистана в столь экономически трудное тогда время решили пойти на астрономически большие расходы?

Еще раз обращаю внимание читателя на то, что обнесение железными парапетами трехметровой высоты бывшего здания ЦК Компартии УзССР, а с января 1992 года резиденции Президента Республики Узбекистан, стали осуществлять в самом начале 1991 года. В то время никаких разговоров об исламском или ином экстремизме и терроризме не было. Быть может накануне обретения независимости республикой была в обществе какая-никакая политическая активность?

Да, была – с начала 1989 года активизировал свою деятельность НДУз “Бирлик”, созданный 11 ноября 1988 года, который провел несколько мощных, многолюдных митингов, прошедшие без каких-либо эксцессов, если не считать “эксцессом” многотысячный мирный марш митингующих от центра Ташкента до Студенческого Городка. Вскоре после объявления независимости Узбекистана в Намангане была создана организация “Адолат” (Справедливость), а в Коканде организация “Инсонийлик ва инсонпарварлик” (Человечность и человеколюбие), которые боролись исключительно против коррупции, грабежа, проституции и других социальных пороков.

Мирную активность проявляли религиозная пласт общества, заполняя многочисленные мечети, построенные или отремонтированные за последние 2-3 года. До марта 1992 года вела свою деятельность исламская религиозная организация “Ислом лашкарлари” (Воины ислама) под руководством небезызвестного Тохира Юлдашева, отколовшаяся от организации “Адолат”.

В сентябре 1991 года было объявлено о том, что 29 декабря этого года будут проведены выборы на пост Президента страны. Ничто не предвещало какой-либо беды, если не брать во внимание событие в Намангане в начале декабря, спровоцированный самим Исламом Каримовым, который прилетев в Наманган для встречи с избирателями, нагло обманул жителей и улетел в Ташкент. Вот тогда Тохир Юлдашев и его сторонники вынудили его вновь прилететь в Наманган и принять участие на митинге населения города.

Но, единственный этот инцидент не может спровоцировать власть срочно начать масштабные работы по “загнанию” всех госучреждений в железные клетки. Следовательно, для срочного обнесения железными парапетами здания ЦК Компартии УзССР в начале 1991 года никаких оснований не было. Весь 1991-й год продолжалось обнесение и других госучреждений железными парапетами.

Вывод: Ограждение госучреждений железными парапетами планировали заранее. Во имя чего? Ответ прост: во имя будущего жесткого, а временами жестокого политического правления государством!

Начиная изложение основной темы статьи приведу две истины, высказанные двумя дальновидными людьми, между которыми пролегают по меньшей мере 16 столетий:

Августин Аврелий:     “В условиях отсутствия справедливости и правосудия государство превращается в шайку разбойников” (IV-й век н.э.)

Андрей Амальрик: (советский диссидент 60-х годов):      “… эта великая восточнославянская империя, … созданная германцами, византийцами и монголами, доживает последние десятилетия своей жизни … . Но и после ее распада в Средней Азии долгое время будет существовать государство, сочетающее в себе коммунистическую идеологию, фразеологию и обрядность с восточным деспотизмом” (1969 г.).  

В тоталитарных и авторитарных политических системах пытки являлись неотъемлемой частью государственного управления – всегда и всюду. Пытали людей в древнем Египте, в Римской империи, при Чингизхане и Амире Тимуре. Старушка Европа пережила страшный период средневековой инквизиции, непременным требованием которой от подследственного являлось доказать свою невиновность, что трактуется в современной юриспруденции как ПРЕЗУМПЦИЯ ВИНОВНОСТИ [Примечание: Подследственный считается виновным до тех пор, пока он не докажет свою невиновность!].

Можно легко себе представить каковы возможности подследственного человека доказать свою невиновность, находящегося в неволе (под арестом, т.е. в местах ограничения свободы). Нагнать, вселить в душу человека страх – вот то, что власть преследует от применения пыток. Только нынешняя цивилизованная демократия смогла осознать всю пагубность управления государством, используя пытки для устрашения собственного народа, чтобы держать его всегда в узде и превратить его в безмолвного стада.

Для того, чтобы более внятно изложить свои мысли о том, почему в постсоветском Узбекистане возник жестокий авторитарный политический режим, который под руководством Ислама Каримова, 1-го секретаря коммунистической партии УзССР, повел страну к “светлому будущему” методами средневековой инквизиции, я хотел бы привести довольно внушительную цитату из моего доклада под названием “Феномен пыток в Узбекистане”, опубликованного 7 января 2004 года, посвященный докладу госп. Тео ван Бовена, Спецдокладчика по пыткам Комитета против пыток ООН, в котором он подытожил свои исследования, совершая инспекцию пенитенциарных учреждений Узбекистана в ноябре 2002 года, опубликовав его в феврале 2003 года.

“Ни одна идеология, кроме государственно-признанная коммунистическая, не была значима при правлении Советов. При этом ее властные структуры были крайне нетерпимы к любому проявлению личного мнения, тем более – убеждений. На совести лидеров переустройства общества, по якобы коммунистическим идеалам, миллионы безвинно загубленных жизней. Социум, по сути, оказался ввергнутым в морально-психологическое состояние времен средневековой инквизиции в Европе. И это несмотря на твердые заверения цивилизованному миру, что в основе обвинений национального судопроизводства лежит ПРЕЗУМПЦИЯ НЕВИНОВНОСТИ.

Однако, на деле синкретизм национальной юриспруденции и юридическое невежество вновь призванных компетентных лиц не позволяли доказательственной базе выйти за пределы пресловутой ПРЕЗУМПЦИИ ВИНОВНОСТИ, на основе которой инквизиция строила в свое время обвинительные вердикты.

Во время правления Советов, особенно в период последних десятилетий его существования, руководителей всех рангов прельщала далеко не сама коммунистическая идея или вера, а отлаженный пятилетками режим. Строгая иерархия партийной номенклатуры строилась на основе насаждения чинопочитания, то есть субординации раболепия перед единоначалием. Пирамида власти и обратная ей пирамида привилегий своей оборотной стороной представляет неистребимость взяточничества, коррупции, круговой поруки и в итоге культа личности.

Естественно, все эти пороки режима, только в еще более уродливой форме, были свойственны таким советским республикам как Узбекистан, Туркменистан, Таджикистан и т.д. Так, не имея ни интеллектуальных, ни тем более властных возможностей противостоять “кремлевским чинушам”, они поднаторели защищать себя чисто азиатским способом  –  клановым обособлением национального истеблишмента, именуемым в народе мафией. Ее теневые экономические рычаги весьма успешно лоббировали свои местнические интересы в кулуарах центральной государственной власти.

Понятно, что подобная двуличность не позволяла “слугам народа” отстаивать должным порядком декларированный Конституцией СССР суверенитет и независимость своих республик. Такое, стало быть, наследство досталось национальным суверенитетам, хотя вчерашняя партийная номенклатура, присосавшись к власти, ныне имитирует совсем другой имидж. Поэтому в годы так называемой независимости эти пороки возвысились в ранг государственной политики.

Так у “новоявленных” глав центрально-азиатских государств, возникла архиважная для каждого из них задача, заключавшаяся в том, КАК ОСТАТЬСЯ У РУЛЯ ВЛАСТИ ДО КОНЦА СВОЕЙ ЖИЗНИ, а не на предусмотренный Конституцией срок. Все они, осваивая новую политическую нишу, естественно клялись, что в своей стране будут строить правовое демократическое государство, уважающее права человека и общечеловеческие ценности. И тут же, при провозглашении присяги, публично свидетельствовали о своем двуличии, возложив руки и на Конституцию, и на Коран.

Верные своему духовному содержанию они, стало быть, декларировали верность как светской, так и теософской государственности. Однако, эти декларации заведомо претили реальным замыслам их ползучей узурпации власти. Как разрешить это противоречие? Первым “судьбоносную” задачу решил Туркменбаши. Его решение оказалось прямолинейным до примитива – он просто объявил себя вечным Президентом. Несколько иной курс выбрал весьма наторевший на коммунистических интригах узбекский Юртбаши.

Его замысел также не блистал новизной, хотя строился в основном на суггестивном эффекте многолетней методичности внушения узбекскому обществу, равно мировому демократическому сообществу, КОМПЛЕКТА МИФОВ, один из которых на все лады колларнировал о некой угрозе Узбекистану реисламизации менталитета. Этот замысел зиждился на паническом страхе определенных кругов Запада и России перед загадочным возрождением Ислама, который исподволь стал проникать на территории исконно иных конфессий”. (Конец цитаты).

Кто, с какими личными качествами человек, может поставить перед собой столь масштабную задачу –  превратить Узбекистан в жесткое, а порой в жестокое авторитарное государство? После распада СССР в 15 бывших советских республиках началось формирование новых государств и можно было наблюдать очевидную тенденцию –  если с северо-запада СССР двигаться под 45-60 градусов на юго-восток, то отношение к вопросам государственного управления, институтов народовластия, создания правового государства и т.д. стремительно менялось с демократического до оголтелого авторитаризма.

В Таджикистане же в 1992 году уже вовсю полыхала гражданская война, а его первый законно избранный президент Рахмон Набиев в 1992 году умер или был убит при невыясненных обстоятельствах. Имеются сведения, что в подавлении демократической и религиозной оппозиции в Таджикистане не последнюю роль сыграли спецслужбы Узбекистана. Правда, в этом ряду, на юго-востоке, от других центральноазиатских республик довольно существенно отличалась Киргизия во главе с ученым-физиком Аскаром Акаевым, который начал на своей родине демократические преобразования.

Из руководителей постсоветских государств А.Акаев одним из первых резко осудил государственный переворот 19 августа 1991 года (ГКЧП), И.Каримов же его (ГКЧП) поддержал. Эти противоположные позиции убедительно показали кто у себя на родине решил построить новое демократическое государство, а кто цеплялся за прежний авторитарный советский режим.

У двух руководителей центральноазиатских государств Туркменистана и Узбекистана – Сапармырата Ниязова и Ислама Каримова –  стремление создать у себя на родине авторитарное государство типа Северной Кореи Ким Ир Сена было одинаковое. Каждый из них, как говорят в народе, “сходил с ума” по-своему –  один написал философский трактат “Рухнамэ” и объявил себя чуть ли не пророком, устанавливая по всему Туркменистану свои статуи и бюсты, а другой начал писать “научные труды” по созданию в Узбекистане демократическое государство.

Его “научные труды” никакого отношения не имели к тем реалиям, которые происходили в Узбекистане –  подавление светской и религиозной оппозиции, не допущение появления свободных СМИ, отмена свободных выборов в парламент и на пост президента страны, повсеместно в стране использование принудительного и детского труда, перевод в разряд госсекретов объем добычи золота, урана, драгоценных камней, газа, нефти и других ископаемых и их реализации на международных торговых площадках и т.д.

Какие личные качества в первую очередь можно отметить у президента Узбекистана И.Каримова, которые он использует при решении своей главной, масштабной задачи – остаться у власти до конца своей жизни? Вот неполный список его личных качеств:

ЛИЧНОСТНЫЕ КАЧЕСТВА

Часть 2

(ЛК-а):  Предельная ненависть к демократической и религиозной оппозиции. Он глубоко задумался: “Как от них избавиться? Личные его качества подсказали ему ответ и он поставил задачу перед правоохранительными органами и судебной системы  –  искоренить на корню любую оппозицию, как светскую, так и религиозную, претендующую на власть;  

(ЛК-б):  Предельная ненависть к независимым общественным, в первую очередь правозащитным организациям, и журналистским сообществам. Задача, поставленная им перед министерствами юстиции и иностранных дел  –  не признавать, не регистрировать, не давать аккредитации;

(ЛК-в):  Предельная ненависть к политическим заключенным. Задача, поставленная им перед Главным Управлением Исполнения Наказаний (ГУИН) –  с помощью специально подготовленных сотрудников пенитенциарных учреждений окончательно сломить их волю, держа их в неволе, если для этого потребуется даже десятилетия;

(ЛК-г):  Предельная ненависть к народу. Задачи, поставленные им перед

1) парламентом – принимать жесткие законы, ограничивающие все демократические свободы;

2) перед силовыми структурами –  чтобы вселить в душу каждого человека страх перед властью непрерывно проводить антитеррористические операции и учения, арестовывать людей при первой возможности – и по поводу, и без повода,

3) перед министерствами экономического блока, таможенной и налоговой инспекций –  строго контролировать частный бизнес, изымать его в пользу государства по поводу и без повода;

4) перед СНБ – ввести для граждан визу для выезда в зарубеж и строго контролировать выезд из страны и въезд в страну неблагонадежных граждан;  –  никаких политических, экономических, религиозных и иных свобод;

(ЛК-д):  Не допускать того, чтобы в обществе появился человек, общественный рейтинг которого был выше рейтинга Президента,  какого имели  политик Шукрулла Мирсаидов,  банкиры Рустам Усмонов, Бахриддин Саломов и андижанские предприниматели.

ПОЛИТИКА – Сфера управления государством

(П-а):  Абсолютная власть одного человека.  Задача, поставленная им перед СМИ –  общество должно дышать и жить именем Президента. Каждое новшество, удачный проект, появившийся в жизни общества должны преподноситься народу как инициатива Президента;

(П-б):  Абсолютный контроль над законодательной властью –  в Олий Мажлис и Сенат выбирать абсолютно лояльных к Президенту людей. Задача, поставленная им перед областными, городскими и районными хокимиятами и СНБ –  строго контролировать выдвижение кандидатов в депутаты на всех избирательных округах, изучить их лояльность главе государства;

(П- в):  Кабинет министров, министры и все сотрудники министерств занимаются исключительно исполнением того, что спускается им из Аппарата Президента –  никакие инициативы, критический взгляд к спущенному из Аппарата Президента документов по государственному управлению не допускаются. Задача, поставленная им перед СНБ –  этим вопросом должен заниматься особый отдел СНБ;

(П-г):  Абсолютный контроль над обществом; Задача, поставленная им перед спецслужбами и милицией –  институты местного самоуправления (поселковые, кишлачные, ауловские и махаллинские) и посбонов должны оперативно, на постоянной основе предоставлять информацию об умонастроениях граждан, особенно оппозиционно настроенных и инакомыслящих людей; во все мечети поставить в качестве духовного руководителя (имама) только людей, которые тесно сотрудничают со спецслужбами;

 (П-д): Как можно дольше сохранить дух советских колхозов и совхозов в сельском хозяйстве. Главное –  сохранить и укрепить для государства право собственности на землю, навсегда лишить земледельца свободы выбора распоряжаться своей землей и превратить его в бесправного батрака-фермера для госчиновника (хокима).

Задача поставленная им перед хокимами и прокуратурой –  измотать фермера физически и психически до предела

1) разными проверками, вызовами в прокуратуру;

2) каждодневными совещаниями, которые начинаются в 20 часов вечера и заканчиваются поздно ночью, на которых фермер обязан отчитаться о проделанной работе за день;

3) для ведения дел своего фермерского хозяйства фермер должен полностью зависеть от государства – 

(А) он в начале года должен подписать договор с государственными автозаправками на получение топлива (бензин, дизтопливо) и смазочных материалов;

(Б) такой же договор он должен подписать с государственными организациями на получение удобрений;

(В) подписать договор с организацией химической защиты растений;

(Г) подписать договор с организацией, предоставляющая технику (тракторов, комбайны, культиваторы, бороны, плуги, сеялки, жатки и т.д.) и, наконец,

(Д) подписать договор с банком, у которого фермер может получить кредит или хранить в нем свои деньги. Такая зависимость открывает широкую дорогу для коррупции и взяток, она полностью подавляет фермера морально, он мало думает о прибыли, его страшит мысль, что он в конце года останется в долгах у государства.

ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ДОКУМЕНТЫ

Конституция независимого Узбекистана была принята тогдашним Парламентом  Олий Кенгашем [Верховным Советом] Республики Узбекистан 8 декабря 1992 года, хотя страна вышла из состава СССР 31 августа 1991 года – она жила по Конституции распавшегося СССР год и три месяца. С разными кодексами [Уголовный кодекс, Уголовно-процессуальный кодекс, Уголовно-исполнительный кодекс, Гражданский кодекс, и т.д.] будущий авторитарный правитель И.Каримов вообще “перемудрил”: собственные правовые документы-кодексы были введены в действие только 1 апреля 1995 года (!!!), хотя большая группа специалистов-юристов под руководством министра юстиции Республики Узбекистан Мухаммадбобура Маликова неустанно трудилась над ними, взяв за основу кодексы Российской Федерации.

Но И.Каримов не сидел сложа руки – он одновременно с группой М.Маликова создал другую группу “специалистов”, которая разрабатывала фантом-документы [Фантом-Конституцию, Фантом-кодексы, и т.д.] – которые представляли из себя документы почти с точностью до наоборот к государственным документам, принятым парламентом страны настоящих документов. Фантомные государственные документы сначала вызревают в голове президента-тирана, а затем у людей, которые его боготворят (у прокуроров, сотрудников спецслужб, МВД, судебной, налоговой и таможенной систем и т.д.).

Фантомные документы не выпускаются в виде книг или брошюр в издательствах, они не продаются в книжных магазинах, никто из простых смертных их в руках никогда не держал. Адвокаты-защитники фантом-документов страшно боятся – если они будут ссылаться на настоящие документы и качать права, то запросто могут загреметь под суд! У Фантом-документов страшная сила как у астрономических (небесных) черных дыр, которые мгновенно поглощают любое тело, показавшийся им подозрительным.

Итак: ФАНТОМ – это: фальшь, подделка, призрак, вымысел, фантазия, фикция, небывальщина, привидение, фиктивный, и т.д.

(ГД-а): Фантом-Конституция;

Фантом-Конституция  =  Призрак Конституция  =  Конституция, почти с точностью до наоборот, к принятой парламентом страны настоящей Конституции.

Пример 1: Часть 1 статьи 1 Конституции Pеспублики Узбекистан гласит “Узбекистан — суверенная демократическая республика”. Именно такое государственное устройство выбрал и зафиксировал в ныне  действующей Конституции парламент страны 8 декабря 1992 года для бывшей, “независимой” Узбекской Советской Социалистической Республики (УзССР), хотя суверенностью и демократией в Республике Узбекистан и не пахло. В повседневной жизни, на практике в Республике Узбекистан за все почти 23 года с момента принятия нынешней Конституции действует фантом-Конституция, часть 1 статьи 1 которой гласит “Узбекистан — несуверенная недемократическая республика”. (Конец).

Пример 2: Часть 2 статьи 90 Конституции Республики Узбекистан ясно дает нам понять, что “Одно и то же лицо не может быть Президентом Республики Узбекистан более двух сроков подряд”. Фантом-Конституция же утверждает, что “Одно и то же лицо имеет право баллотироваться на пост Президента сколько-угодно раз”. Фантом-Конституция предоставила Исламу Каримову четыре раза подряд занять данный высокий государственный пост, помимо двух незаконных референдумов по продлению полномочий Президента. (Конец).

Пример 3. Часть 2 статьи 26 Конституции Республики Узбекистан объявляет, что “Никто не может быть подвергнут пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему достоинство человека обращению”. В фантом-Конституции же написано “Каждый может быть подвергнуть систематическим и продолжающимся жестоким пыткам или унижающему достоинство человека обращению” – это доказал Спецдокладчик по пыткам Комитета против пыток ООН госп. Тео ван Бовен в 2002 году в ходе своей инспекции пенитенциарных учреждений Узбекистана. (Конец).

(ГД-б): Фантом кодексы (Фантом-Уголовный кодекс РУз, Фантом-Уголовно-процессуальный кодекс РУз, Фантом-Уголовно-исполнительный кодекс РУз; Фантом-Гражданский кодекс РУз; Фантом-Гражданско-процессуальный кодекс РУз; Фантом-Кодекс РУз по административному правонарушению).

Фантом-Уголовный кодекс РУз. Статья 1. “Уголовное законодательство Республики Узбекистан основано на Конституции и общепризнанных нормах международного права и состоит из настоящего Кодекса”.

Уже статья 1 данного кодекса нам громогласно говорит о том, что за все последние 23 года правоохранительные органы и судебная система Узбекистана руководствовались фантом-Уголовным кодексом, статья 1 которого читается так: “Уголовное законодательство Республики Узбекистан основано на фантом — Конституции и отвергает все общепризнанные нормы международного права и состоит из настоящего фантом-Кодекса”.

Это Акмал Саидов, обычно возглавлявший узбекскую делегацию на слушаниях Комитетов ООН против пыток и по правам человека, а также на ежегодных международных совещаниях ОБСЕ, непременно, причем не краснея, повторял статью 1 УК РУз. Но в жизни тысячи и тысячи фигуранты сфабрикованных уголовных дел на своем теле и душе ощутили изуверские методы пыток, издевальств и унижений со стороны бесчисленных следователей-садистов, которые прошли специальную переподготовку в середине 90-х годов прошлого века наряду с судьями, сотрудниками милиции, прокуратуры, СНБ и пенитенциарных учреждений на лояльность политике “борьбы” Президента с “исламским экстремизмом”, “международным терроризмом” и т.д. (см. А5 в https://huquqolami.wordpress.com/2015/04/13/%D0%B4%D0%BE%D0%BA%D0%BB%D0%B0%D0%B4-%D0%BE%D0%B1%D1%89%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B0-%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2-%D1%87%D0%B5%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0%BA%D0%B0-%D1%83%D0%B7%D0%B1%D0%B5%D0%BA%D0%B8/) .

Как уголовное законодательство Республики Узбекистан “основано” на общепринятых нормах международного права красноречиво показывает возбуждение, следственное и судебное производства уголовного дела №1-110/2006 в отношении подсудимых Фармонова Азама Тургуновича и  Караматова Алишера Хурсановича, правозащитников из Общества Прав Человека Узбекистана (ОПЧУ), обвиненные по пункту “в”, части 2, статьи 165 УК Республики Узбекистан  –  оно является неприкрытым и гнусным оскорблением в адрес общепринятых норм международного права. В статье 322 УПК РУз перечисляются поводы и основания (их 6) к возбуждению уголовного дела (http://lex.uz/pages/getpage.aspx?lact_id=111463). По закону следственный орган, получив сведение о совершении или покушение на совершение преступления, должен немедленно начать следственные действия по задержанию преступника или предотвращению совершения им преступления.

В случае с А.Фармоновым и А.Караматовым старший следователь по особо важным делам прокуратуры Джизакской области, советник юстиции Каххор Маллаев открыл фантом-УПК РУз и стал читать фантом-статью 322 (хотя он знает ее наизусть), в которой было написано: “Никаких поводов и оснований, если заказ на арест спущен сверху! Сначала п.

1) Задержи злоумышленников в одно и то же время, где бы они ни находились; п.

2) Доставь их в наручниках в отделение милиции; п.

3) Нанеси им на руки, голову, одежду специальный химический порошок, который высвечивается, если в темноте направить свет на обработанные им части тела или одежду; п.

4) После этого начни составлять документы следственного делопроизводства; п.

5) При этом не забудь написать, (А) что фигуранты уголовного дела задержаны с поличным при получении вымогаемых денег, (Б) точно укажи время и место задержания”. (Конец). К.Маллаев точно так и поступил. Он при возбуждении уголовного дела никогда не открывает настоящий Уголовный кодекс (УК), принятый Олий Мажлисом РУз. Этот кодекс ему абсолютно не нужен, никто его не только не станет преследовать за гнусный отход от закона (статьи настоящего кодекса), наоборот, за этот отход ему в личное дело запишут благодарность и повысят в звании.

Иногда бывает очень просто разоблачить фантом-статью (фантом-кодекс, фантом-Конституцию). В уголовном деле №1-110/2006 двух правозащитников аферу следователя разоблачают сами документы уголовного дела и приговор суда – никаких иных документов со стороны привлекать к доказательству не требуется. Так, мной, Толибом Ёкубом, законным защитником А.Фармонова и А.Караматова, основываясь на двух постановлениях следователей К.Маллаева и Б.Кодирова, а также приговоре Янгиерского городского суда по уголовным делам, строго доказана абсолютная невиновность двух правозащитников. Доказательство приведено здесь: https://huquqolami.wordpress.com/2015/07/18/%D0%B6%D0%B0%D0%BB%D0%BE%D0%B1%D0%B0/#more-1699 .

Фантом-УК и Фантом-УПК РУз тесно связаны с другими фантом-законами, например, с Фантом-Законом “Об обращениях граждан”. В статье 18 данного закона четко записано, что “Заявления или жалобы рассматриваются в срок до одного месяца со дня поступления в государственный орган, который ОБЯЗАН разрешить вопрос по существу, а не требующие дополнительного изучения и проверки — не позднее пятнадцати дней”.

Статья же 25 данного закона даже предусматривает возмещение [морального и материального] ущерба гражданину в связи с нарушением требований закона при рассмотрении его заявления или жалобы, чтобы чиновник трепетал перед законом, когда он покушается на его кошелек. Но председатель Верховного суда Республики Узбекистан госп. Буритош Мустафоев нисколечки не боится статьи 18 настоящего закона  “Об обращениях граждан”, так как его горой защищает фантом-статья 18 фантом-закона “Об обращениях граждан”, в которой черным по белу написано два слова: “Не отвечать”. И он не отвечает на жалобы и обращения граждан.

На мою жалобу, повторю еще раз – законного защитника подсудимых – на имя главного судьи государства с доказательством невиновности А.Фармонова и А.Караматова он не соизволил ответить. Моя дочь, жена А.Фармонова, данную жалобу переписала от своего имени, и тоже послала госп. Б.Мустафоеву. Ответом начальника отдела по приему граждан ВС была обычная отписка, то есть административное мошенничество, типа “Вы не являетесь защитником в данном уголовном деле, и поэтому вы не имеете право писать жалобу”. В третий раз эту же жалобу от своего имени отправил в ВС Абдурахмон Ташанов, член правозащитного общества “Эзгулик”, но и ему из ВС не ответили.  

Наконец, данную жалобу Озода Якубова оформила от имени мужа, фигуранта уголовного дела (у/д) №1-110/2006 Азама Фармонова, и по почте отправила ее начальнику колонии УЯ 64/71 подполковнику Б.Кенжаеву в первой половине 2014 года (в феврале). По закону Б.Кенжаев обязан вызвать А.Фармонова в свой кабинет, чтобы он ознакомился с жалобой, и если она соответствует истине, ее подписать при нем, и после этого Б.Кенжаев должен отправить жалобу председателю Верховного суда почтой или курьером. НО! Должностные лица Узбекистана работают по фантом-закону “Об обращениях граждан”, в котором четко указано “НЕ ОТВЕЧАТЬ!!!” с тремя восклицательными знаками, и Б.Кенжаев остался верен этому фантом-закону.

 Но люди в глаза не видели эти фантом-законы, их в книжном виде в магазинах не продают, они только в уме у госчиновников, которых они тщательно скрывают от народа. Если кто-то, кто неплохо знаком с настоящими законами, принятыми законодательной властью, или какой-нибудь совестливый адвокат, человек с высшим юридическим образованием, начинает доказывать истину на основе настоящих законов, они (госчиновники) начинают яростно отбиваться, твердя свое, или вообще не отвечают на обращения (жалобу, критику и т.д.). В части 2 статьи 524 настоящего УПК РУз черным по белу написано:

“Поводами к возбуждению производства ввиду вновь открывшихся обстоятельств служат обращения граждан, сообщения должностных лиц предприятий, учреждений и организаций, общественных объединений, сообщения средств массовой информации, а также данные, полученные непосредственно в ходе расследования и рассмотрения других дел”.

В этой части данной статьи приводится список источников, информация от которых достаточна для возбуждения уголовного производства по вновь открывшимся обстоятельствам, и прокурор обязан его возбудить (часть 1 этой же статьи). Но в фантом-УПК РУз этого нет! Жалобы, написанные мной, моей дочерью, А.Ташановым, незаконно осужденным А.Фармоновым, по фантом-УПК РУз не являются поводом к возбуждению производства ввиду вновь открывщихся обстоятельств. И точка!

В уголовном деле №1-110/2006, возбужденное по отношению А.Фармонова и А.Караматова, принимали участие ряд мошенников, имена и фамилии которых стоит здесь упомянуть: главный мошенник Уктам Маматкулов – написавший донос-клевету, мошенники-следователи Каххор Маллаев и Бозорбой Кодиров – соответственно следователь Джизакской областной прокуратуры и старший следователь Управления внутренних дел Сырдарьинской области, мошенник судья Эркин Хидирбоев – председатель Янгиерского городского суда Сырдарьинской области, мошенник-взяточник помощник прокурора г.Янгиер Шухрат Норбутаев – государственный обвинитель в судебном рассмотрении у/д №1-110/2006, председатель Верховного суда Республики Узбекистан Буритош Мустафоев – четырежды проигнорировавший рассмотрение надзорной жалобы защитников, Д.Разов – судья  Кунградского районного суда Республики Каракалпакстан, М.Давлаткличев – специальный прокурор Кунградской районной прокуратуры.

Что случилось с этими людьми? О К.Маллаеве, Б.Кодирове, Д.Разове и М.Давлаткличеве мне пока ничего неизвестно – но я стараюсь о них что-то узнать у знакомых, которые, возможно, их знают. Через несколько месяцев после суда над А.Фармоновым и А.Караматовым, Ш.Норбутаева арестовали при получении крупной взятки. С тех пор прошло 12 лет – вышел ли он на свободу или продолжает ли он оставаться в неволе – мне неизвестно. Б.Мустафаев умер, чему, говорят, многие искренне радовались. Вскоре после суда над правозащитниками пьяный Э.Хидирбоев совершил автоаварию, врезавшись в КамАЗ сзади, но выжил – правда, медики отрезали ему одну ногу, и он на эту ногу надел протез. Его уволили с занимаемой должности судьи, но позволили вести адвокатскую деятельность. Говорят, что он сейчас тяжело болен и находится при смерти.

  Говорят, что Всевышний Аллах все видит кто чем занимается и награждает тех людей, которые чтят справедливость, безвозмездно помогают нуждающимся, живут скромно и богобоязненно. Он (Аллах) непременно наказывает тех, кто унижает слабого, отбирает у него последний кусок хлеба, издевается над тем, кто не может сопротивляться. Уверен, что Аллах наказал У.Маматкулова, Э.Хидирбоева, Ш.Норбутаева и Б.Мустафаева за их злодеяния.

(ГД-в):  Фантом-Закон “О гражданстве”

В свое время Парламент Республики Узбекистан принял ряд важнейших законов государства, одним из которых является “О гражданстве”, который избавил население Узбекистана от т.н. “Гражданин СССР”. Я хорошо помню как радовались узбекистанцы, когда они получали узбекский паспорт, на одной из страниц которого было написано: ГРАЖДАНИН РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН – люди размахивали над головой своими паспортами, с открытой именно этой страницей.

Узбекский паспорт стал символом того, что Узбекистан стал независимым государством, полноправным членом ООН, республикой наконец-то избавившейся от коммунистической деспотии, хотя его 1-й Президент И.Каримов в марте 1991 года перед референдумом по вопросу о выходе страны из СССР призывал население Узбекистана проголосовать за сохранение СССР, а еще раньше, т.е. 23 июня 1989 года занял пост Первого Секретаря ЦК Коммунистической партии Узбекистана, а до этого стал  членом Политбюро ЦК КПСС. 

Закон “О гражданстве” продержался до 2014 года. Т.к. из-за жестокой, бесчеловечной и репрессивной политики власти, начиная с 1992 года страну начали покидать десятки тысяч людей, которые нашли приют в других государств мира – кто-то в демократических государствах как США, Франция, Великобритания, Германия и т.д., кто-то в мусульманских странах как Турция, Саудовская Аравия, Дубай, ОАЭ и т.д., кто-то в тех государствах, которые появились после распада СССР как Российская Федерация, Казахстан, Украина, Литва, Латвия, Эстония и т.д.

Многие из покинувших страну людей надеялись со временем вернуться на родину, общаясь с оставшимся в Узбекистане друзьями и родственниками по телефону и переписываясь по э-майлу. Но мстительный по своей природе И.Каримов не мог простить вольность покинувших страну соотечественников. Он долго (до 2014 года) думал как “подложить свинью” всем тем, кто покинул Узбекистан и … придумал – в 2014 году он подписал Указ ПФ-4624, по которому все узбекистанцы по тем или иным причинам покинувшие страну лишались гражданства Республики Узбекистан. Он придумал и повод для лишения гражданства страны:

 Вот оно: В части 2 статьи 21 (Утрата гражданства Республики Узбекистан) закона “О гражданстве Республики Узбекистан” черным по белу написано: Гражданство Республики Узбекистан может быть утрачено, если лицо, постоянно проживающее за границей, не встало на консульский учет без уважительных причин в течение трех лет!!! О-ля-ля! Вот это да-а-а! А с чего гражданин должен вставать на консульский учет в посольстве своей родины в зарубежных государствах? При этом в течение 3-х лет!

В законе “О гражданстве” любого демократического государства нет такого требования! А Республика Узбекистан судя по ее Конституции является именно таковой – уже в ее статье 1 написано: “Узбекистан — суверенная демократическая республика”! Суверенная ли Республика Узбекистан не мне судить – это работа политиков, политологов и спецслужб.

Но я охотно бы поверил, что Узбекистан является демократической Республикой, если бы знал, что за весь период своего правления страной И.Каримов не боролся против демократии, а прилагал усилия, чтобы в общество как можно быстрее проник ее дух. Но это не произошло – государство скатилось в средневековое мракобесие во всем. И в 2014 году на основе его Указа ПФ-4624 тысячи узбекистанцев, покинувших свою родину, лишили гражданства Республики Узбекистан. В моей семье, например, лишились гражданства своей родины трое: я, мой сын Олим Ёкубов и его жена Зебо Ёкубова.

“Работает” ли Указ ПФ-4624 до сих пор? “Работает” еще как! Приведу два примера. Известный правозащитник из Коканда Рафик Ганиев, получивший политическое убежище в Дании, прилетел в Ташкент для продления срока годности своего паспорта, но не разрешили выйти из аэропорта в город и поехать в Коканд, выдворив его из Узбекистана. Такую же участь постигла и Мухитдина Курбанова из поселка Бустон Джизакской области, который получил политубежище в Швеции – он тоже вернулся в Швецию не солоно хлебавши.

За годы правления И.Каримова государством в зарубежных странах выросло новое поколение узбекистанцев, которые владеют иностранными языками, приобретали знания в школах, колледжах, лицеях и университетах тех стран, в которых жили их родители, набирались уму-разуму. Они понятия не имеют о воровстве, коррупции и других социальных зол, которые пышно расцветали при И.Каримове в Узбекистане. Пару лет тому назад я на сайте Радио Озодлик прочитал статью о баснословных богатствах его дочери Гулноры Каримовой и … ахнул – она наворовала миллиарды долларов и приобрела в зарубежных странах сказочные дворцы и другую недвижимость.

ФАНТОМ-СИЛОВЫЕ  СТРУКТУРЫ

Часть 3

(СС-а):  Иерархия государственных силовых структур имеет вид – СНБ, Прокуратура, Милиция, Судебная система, Законодательная власть. В этот список не занесена Армия (Вооруженные силы государства) по той простой причине, что она превращена в несерьезную организацию в том смысле, что и для прохождения в ней службы, и для уклонения от службы надо платить (давать взятку) – подобное в мире либо нет, либо единицы, т.е. Армия является полностью деградированной госструктурой и рассматривается госчиновниками как источник незаконной наживы, а не как военную силу, противостоящую внешней агрессии. В иерархическом ряду, как видно, наиболее могущественной структурой является СНБ, хотя она является таким же правоохранительным органом как Милиция.

В отличии от демократических стран в Узбекистане наибольшее предпочтение отводится именно СНБ, а не Прокуратуре, главному органу по надзору за исполнением Законов государства, Не зря СНБ подчиняется непосредственно главе государства –  именно Ислам Каримов еще на заре независимости, в 1991 году, на 7-й сессии парламента настоял на этом, несмотря на яростное сопротивление группы депутатов как Тоиба Тулаганова, Шухрат Нусратов и другие. Слабейшей, до мягкости пластилина, безо всякой независимости от других в приведенной иерархии государственных силовых структур, является законодательная власть (Олий Маждис), хотя иерархия должна начинаться именно с законодательной власти, а остальные структуры должны претворять в жизнь (исполнять) все законы, которых принимает эта власть.

Объясняется ее слабость очень просто. В статье 28 Конституции Республики Узбекистан отмечается, что  “Гражданин Республики Узбекистан имеет право на свободное передвижение по территории республики, въезд в Республику Узбекистан и выезд из нее,” и тут же в продолжении данной фразы добавляют “за исключением ограничений, установленных законом”.

Статья 29 начинается с фразы “Каждый имеет право на свободу мысли, слова и убеждений. Каждый имеет право искать, получать и распространять любую информацию” и в тот же час мы наталкиваемся на преграду “за исключением направленной против существующего конституционного строя и других ограничений, предусмотренных законом. Свобода мнений и их выражения может быть ограничена законом по мотивам государственной или иной тайны”.

В начале статьи 33 Конституции Республики Узбекистан читаем “Граждане имеют право осуществлять свою общественную активность в форме митингов, собраний и демонстраций в соответствии с законодательством Республики Узбекистан”, последующая фраза разочаровывает любого, в том числе и части депутатов Олий Мажлиса, кроме госчиновников из исполнительной власти: “Органы власти имеют право приостанавливать или запрещать проведение этих мероприятий только по обоснованным соображениям безопасности”.

Таких статей в Главном Законе страны типа “Граждане имеют право …, но в целях …” предостаточно и их принимали депутаты парламента. Независимый, юридически подкованный парламентарий никогда не пойдет на сделку с исполнительной властью вопреки своим обещаниям его выбравших на этот пост людей, и проголосует ЗА настоящую, демократическую формулировку статьи 28: “Гражданин Республики Узбекистан имеет право на свободное передвижение по территории республики, въезд в Республику Узбекистан и выезд из нее”, и ТОЧКА; статьи 29: “Каждый имеет право на свободу мысли, слова и убеждений.

Каждый имеет право искать, получать и распространять любую информацию, не возбуждающую социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть, вражду между людьми, а также не содержащую оскорбление личности, распространение сведений, составляющих государственную тайну ”, и ТОЧКА; статьи 33: “Граждане имеют право осуществлять свою общественную активность в форме пикетов, уличных шествий, петиций, митингов, собраний и демонстраций ”, и ТОЧКА. и т.д.

(СС-б):  Эти и другие силовые органы обязаны строить и проводить свою деятельность на основе Фантом-Конституции и Фантом-Законов. Иначе не получится, т. е. на основе более-менее демократической Конституции (хотя она авторитарная) и демократических законов строить и проводить свою деятельность будет невозможно –  оно будет противоречить всем личным качествам главы государства, всем фантом-законам и даже фантом-демократии в стране. 8-9 июля 2015 года в Женеве Комитет по правам человека ООН проводил слушания официального доклада правительства Республики Узбекистан о ситуации с правами человека в стране. Делегацию Узбекистана возглавлял сотрудник Генеральной Прокуратуры Ислом Жасимов, который в течении двух дней не моргнув глазом заявлял, что

  • “в Узбекистане пытки не применяются, т.к. они запрещены Конституцией и Уголовным кодексом”,
  • “условия содержания заключенных в Узбекистане таковы, что государства, которые считают себя демократическими, могут им позавидовать”,
  • “обеспечение прав человека в Узбекистане рассматривается как основа демократии и формирования правового государства и сильного гражданского общества”. И другую чепуху.

Более ста правозащитников, журналистов, экспертов, исследователей и людей других областей, сидящие в зале, молча его слушали и … улыбались – им-то хорошо известно истинное положение дел в Узбекистане! Каждый из них понимал, что Ислом Жасимов по-другому не может – перед вылетом в Женеву он, наверное, дал слово главе государства, что в Женеве он не подкачает, т.е. будет придерживаться только фантом-правде.

В отличии от профессора права Акмала Саидова, раньше возглавлявший узбекскую делегацию, который, когда ему было нечем “крыть” вопросы, задаваемые членами Комитета, начинал кричать на членов Комитета ООН, Ислом Жасимов вел себя весьма прилично  –  было заметно, что Ислом Жасимов либо перед выступлением выпил нечто мощное успокоительное, либо в употреблении фантом-правды он на голову возвышается перед Акмалом Саидовым.

Только один раз случился срыв, когда ему задали вопрос об андижанской резни в мае 2005 года: “Собираются ли власти Узбекистана пригласить в Андижан международных экспертов для независимого и беспристрастного расследования андижанской трагедии?”. Докладчик в своем ответе трижды повторил фразу “Узбекистан уже не раз заявлял, что вопрос Андижана закрыт и больше не будет обсуждаться”, и с криком закончил свой ответ с этой фразой (в третий раз).  

Труднее всего господину Ислому Жасимову пришлось ответить на сто нелицеприятных вопросов, которые были заданы членами Комитета по правам человека ООН. Приведем некоторые из них:

1) “Почему правозащитники и лица, осужденные за “религиозный экстремизм”, в основном, страдают из-за того, что им даются дополнительные сроки после отбытия первоначального срока наказания? Почему несоблюдение внутренних правил может привести к тюремному осуждению, почему государство хочет сделать так, чтобы человек оставался в тюрьме после отбывания им главного срока?”;   

2) “Что мешает государству пригласить в страну специальных докладчиков ООН? Почему с 2002 года Узбекистан не может посетить ни один из 13 докладчиков ООН?”;

3) “Обстоятельства смертей в заключении остаются неизвестными. Проясните судьбу расследований, есть ли возможность установить причину смерти?”;

4) “Судебные органы не являются независимыми и остаются слабыми и неэффективными под влиянием органов власти. Отсутствует независимость адвокатов, им угрожают, есть факты произвольных дисциплинарныx действий в их отношении, судебные разбирательства не носят состязательный характер между защитой и обвинением. Желает ли государство исправить ситуацию?”.

1 мая 2015 года, буквально перед слушаниями в Женеве, т.е. чуть более двух месяцев назад, Кунградский районный суд по уголовным делам Республики Каракалпакистан продлил срок наказания в 9 (девять) лет еще на 5 (пять) лет 26 (двадцать шесть) дней политическому заключенному Азаму Фармонову по статье 221 УК РУз –  об этом подробно написано выше, в ГД-б. О каком состязательном характере между защитой и обвинением может идти речь, когда суд в Кунграде над А.Фармоновым проводился без адвоката (защитника), но при участии  государственного обвинителя –  специального прокурора Кунгратского района М.Давлаткиличова, а также нескольких свидетелей, которые все без исключения были сотрудниками колонии исполнения наказания УЯ 64/71, где содержался подсудимый.

Почти сразу после слушаний в Женеве, т.е. во второй половине июля 2015 года, Верховный суд РУз оставил в силе приговор Охангаронского городского суда по уголовным делам Ташкентской области от 4 декабря 2012 года, по которому политическому заключенному Муроду Жураеву, бывшему депутату Олий Мажлиса, одиному из руководителей оппозиционной партии “Эрк”, арестованный 18 сентября 1994 года и осужденный к 12 (двенадцать) годам лишения свободы, был продлен срок наказания по статье 221 УК РУз еще на 3 (три) года. Данное продление срока был четвертым по счету – Мурод Жураев находится в заключении без малого 21 год. Уже эти два примера на вышеприведенный 4-й вопрос Комитета по правам человека ООН “Желает ли государство исправить ситуацию?” дают ясный ответ: НЕТ, не желает!

(СС-в):  СНБ и МВД – вне правового поля

В перечне вопросов, которую мы привели в самом начале статьи, под номером (3) значится вопрос “Почему И.Каримов не позволил депутатам “старого” Олий Кенгаша (Верховного Совета), а затем и Олий Мажлиса принять три важнейшие законы “О милиции”, “О Службе национальной безопасности” и “Об импичменте Президента”? Известно, что любая государственная организация считается законной, легитимной и находящейся в правовом поле, если законодательная власть страны принимает закон об этой организации, т. к., иначе, вся ее деятельность будет считаться незаконной.

Основной, главной функцией таких силовых организаций как прокуратура, милиция, СНБ, таможенная и налоговая службы является защита прав человека (граждан государства и иностранцев). Однако, у этих организаций имеется и другая функция –  карательная, т. е. право возбуждать уголовные дела и дела по административному правонарушению. Так вот, всякая карательная акция любой из этих силовых структур, если по отношению которых парламент не принимал соответствующий закон, считается незаконной, т. к. он находится вне правового поля. Милиция и ее структуры призваны охранять общественный правопорядок, безопасность общества и каждого человека, СНБ и ее структуры же –  охранять безопасность государства. Но, т. к. они являются незаконными, нелегитимными и до зубов вооруженными структурами, создается впечатление, что Узбекистан завоеван и порабощен двумя этими террористическими организациями.

 Почему законодательная власть Узбекистана в свое время принимала законы “О прокуратуре”, “О судах”, “О государственной таможенной службе”, “О государственной налоговой службе”, но “забыла” принять законы о Милиции и Службе национальной безопасности? Нет, не забывала!

Группа (из не более 50-60 человек) демократически настроенных депутатов парламента раз за разом вносила на повестку дня своих сессий вопрос о принятии законов об этих силовых структурах, но большинству депутатов, сторонникам Ислама Каримова, которые и стали законодателями благодаря его усилиям, каждый раз удавалось добиться не включения данного вопроса в повестку дня сессий парламента. А вскоре начались масштабные репрессии против демократически настроенных депутатов –  были арестованы Шаврик Рузимуродов, Иномжон Турсунов, вынуждена была покинуть Олий Мажлис депутат Тойиба Тулаганова из-за издевательских насмешек И.Каримова над ней с трибуны парламента, покинули страну Жахонгир Маматов, Насрулло Саидов, Мухаммад Солих и другие.

Олий Мажлис стал однородным сборищем сторонников И.Каримова и в дальнейшем вопрос о принятии законов о Милиции и СНБ уже не стоял. В отличие от прокуратуры, судов, налогового и таможенного служб милиция и СНБ являются вооруженными формированиями со своими батальонами и дивизиями быстрого реагирования на случай массовых выступлений недовольного населения страны против коррупции, вымогательства и других притеснений государственных чиновников, негативной ситуации в экономике, антинародного управления государственных учреждений. Единственным документом, регулирующий деятельность СНБ, является Постановление из 6 пунктов Кабинета министров при Президенте Республики Узбекистан от 2 ноября 1991 года за №278, подписанное И.Каримовым, и Приложением №1 к нему.

Это Постановление подписано И.Каримовым когда до всенародных выборов главы государства осталось чуть меньше двух месяцев. И вот, что примечательно: (цитата из Приложения №1):

  1.  Генералы, офицеры, прапорщики и военнослужащие сверх срочной службы органов СНБ Республики Узбекистан проходят военную службу в соответствии с Уставами ВС  СССР и Положениями о прохождении воинской службы соответствующими категориями военнослужащих Вооруженных Сил СССР, если они не противоречат действующему законодательству Республики Узбекистан.
  2. Председатель СНБ Республики Узбекистан обладает правами и пользуется дисциплинарной властью, предоставляемыми Положениями о прохождении воинской службы и Уставами Вооруженных Сил СССР Министру обороны СССР, в полном объеме.

Как видно из этой цитаты И.Каримов до последнего оставался преданным тоталитарному государству СССР, он и не думал отказаться от репрессивного коммунистического прошлого, и старался оставить все неизменным –  советским. Он создавал спецслужбы Узбекистана, вобрав в них все советское –  в СНБ был сохранен, например, не только отдел по диверсионной работе за рубежом, но и отдел по выполнению спецопераций на территории Узбекистана, который свой звериный оскал показал в Намангане, Коканде, Андижане и в ряд других городах страны при подавлении народного недовольства. Ясно, что для такой организации лучше быть вне правового поля, чем в нем – подчиняется лично Президенту (п.3 Приложения №1), нет закона, регулирующего ее деятельность, и ей дозволяется делать все, что ей заблагорассудится, т.к. нет ответственности перед законом за содеянное.

(СС-г):  ГУИН –  карательная структура советского типа.

Главное управление исполнения наказаний (ГУИН) в СССР являлось одним из основных орудием в борьбе против инакомыслия, противников коммунистического политического режима, свободы волеизъявления, мысли и убеждений, демократического переустройства государства. Каждого, кто подпадал под эту категорию людей, либо ссылали на Колыму, Магадан, Чукотку и другие отдаленные места страны на прозябание, на жалкое существование, либо уничтожали, либо отправляли в какую-нибудь колонию исполнения наказаний (КИН), входящую в систему ГУИН. Эти КИН в народе называли “лагерями смерти” –  в советское время в этих лагерях погибли, были умерщвлены миллионы заключенных.

По количеству пенитенциарных учреждений во время СССР Узбекистан занимал третье место после РСФСР и Казахстана. Примечательно то, что в то время в исправительных колониях Узбекистана отбывали срок наказания люди со всего Союза, а сейчас, в условиях независимости, если не считать несколько сот иностранцев, в узбекских КИН содержатся исключительно граждане самого Узбекистана и … они не только переполнены заключенными, но и пришлось строить (создавать) новые КИН в Жаслыке, Уртаауле (Янгиюльский район), Джизаке и других регионах страны. Недавно в Жаслыке начала работать КИН для лиц, приговоренных к пожизненному заключению.  

Уже в середине 90-х годов И.Каримовым было дано указание начальству СНБ построить КИН для содержания людей с оппозиционными взглядами –  для членов оппозиционных партий и движений, религиозных активистов, журналистов, правозащитников и т.д. В этом вопросе существенное значение имел выбор местности, где должна быть построена КИН УЯ 64/71. СНБ выбрала поселок Жаслык, находящийся в Кунградском районе Республики Каракалпакистан. Эта местность примечательна тем, что

1) Ближайший населенный пункт от нее находится примерно на расстоянии в 200 км –  на севере поселок Муйнак, на юге город районного значения Кунград, а на западе и востоке –  бескрайные и безжизненные пустыни, в том числе и плато “Борса-келмес”;

2) В советское время близ поселка Жаслык находилась воинская часть, которая проводила на той пустыне боевые испытания бинарных химических бомб, из-за чего там был высокий химический фон;

3) Вся зона от Нукуса до Муйнака относится к резко континентальному климатическому поясу –  летом чрезвычайно жарко, а зимой чрезвычайно холодно;

4) На огромной территории вокруг КИН УЯ 64/71 нет проточной воды (рек, речушек и т.д.) или озер, а подземная вода – солоноватая, почти непригодная к употреблению;

5) Все продукты для пищи –  привозные, что делает расходы на КИН астрономическими; и, наконец,

6) В КИН УЯ 64/71 содержатся люди со всех регионов Узбекистана и подавляющее большинство их них являются узбеками, а сотрудники данного пенитенциарного учреждения в основном –  каракалпаки. А так как, система ГУИН в Узбекистане построена на пытках, издевательствах, оскорблениях и других видах унижений человеческого достоинства –  а сотрудники данного учреждения должны этим заниматься по “законам” ГУИН, то это ложится как “удобрение” на межнациональные противоречия и поэтому в этом КИН наблюдается большая степень неприязни к заключенным со стороны сотрудников, чем в остальных КИН.  

Первая партия заключенных в КИН УЯ 64/71 поступила в 1997 году. Долгое время ГУИН сохраняло в секрете существование данного КИН, нигде, ни в одном документе не указывалась кодификация данного учреждения, родственники тех, кто содержался в этом КИН, не знали в какой КИН они находятся. Только в конце 1999 года, перед выборами президента страны (январь 2000 года) группе родственников заключенных телеграммой известили о месте нахождения их отцов, сыновей и братьев, разрешив им поехать на свидание.

Одним из первых убитых в КИН УЯ 64/71 был Журабек Азимов, председатель Андижанского областного отделения НДУз “Бирлик”, на теле которого, по словам его родных, явно просматривались следы пыток. Зафиксировано, что до 30 июня 2000 года в КИН УЯ 64/71 были убиты или умерли по дороге в тюремную больницу “Сангород” УЯ 64/18 в Ташкенте  89 заключенных. Только после опубликования Заявления Общества Прав Человека Узбекистана (ОПЧУ) от 20 сентября 1999 года стало известно о существовании КИН УЯ 64/71 широкой общественности, в том числе посольствам демократических государств, международным правозащитным организациям и СМИ.

И в системе ГУИН власти пользуются фантом-Уголовно-исполнительным кодексом, а не настоящим, принятым парламентом, и затем утвержденным 25 апреля 1997 году И.Каримовым Уголовно-исполнительным кодексом, которого госчиновники мгновенно переиначили у себя в голове. Изначально установка И.Каримова была такая: “Я утверждаю настоящие законы, а вы, исполнители, будете придерживаться фантом-законов. Понятно или повторить? Если понятно, то вы будете вознаграждены, если непонятно, то пеняйте на себя, вы получите кукиш с маслом, и то в лучшем случае”.

И в советское время УИК был неплохим, довольно демократичным, но советский ГУИН прославился на весь мир как самое бесчеловечное учреждение, в котором жизнь человека не стоит жизни любого насекомого, а его достоинство равно нулю. В 1917 году В.Ленин провозгласил единую цель “очистки земли российской от всяких вредных насекомых” –  да, именно насекомых, а не людей. Он имел ввиду людей, несогласных с коммунистической идеологией, коммунистическим, якобы, обустройством государства, и назвал их насекомыми.

Об АДе, под названием ГУЛаг, подкрепляя многочисленными фактами, написал русский писатель А.Солженицын в своей книге “Архипелаг ГУЛаг” [ГУЛаг – Главное управление лагерей], который сам прошел этот ад. И.Каримов же, как истинный коммунист, из советского наследия перенял и дух ГУИНа, и букву его, его “моральные принципы” и “нравственные нормы”, и методы уничтожения инакомыслия, и всего того, что мешает ему остаться у руля государства до конца своей жизни.

Так поступали И.Сталин, Мао Цзедун, Ким Ир Сен и другие коммунисты. Рекомендую уважаемым читателям ознакомиться с интервтю Михаила Гуревича, заместителя начальника ГУИН, одного из извергов, который почему-то люто ненавидел верующих мусульман, каких режим И.Каримова сотнями, если не тысячами, отправлял в застенки ГУИН на “перевоспитание”. http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1086267660  В своем интервью он поет дифирамбы в адрес кровавого правительства и силовых структур.

ФАНТОМ-ОРГАНИЗАЦИИ –  своеобразный щит, защищающий власть от “стрел” (критики) международного демократического сообщества.

Часть 4

Именно такие организации стал создавать И.Каримов с 1995 года –  сначала в декабре 1995 года был создан Омбудсман по правам человека при Олий Мажлисе, а затем, в октябре 1996 года, –  Национальный центр по правам человека Республики Узбекистан (НЦПЧРУз). Они создавались как чисто фантомные (призраки) организации, не имеющие никакого отношения к понятию “права человека”, которому в демократических странах придается совершенно другой смысл –  девизом правительств с демократическими порядками является “О правах человека говорить меньше, но делать больше”, а девизом правительств авторитарных государств как Узбекистан, как мы наблюдали последние 23 года, является “О правах человека говорить больше, но делать меньше, а лучше вообще ничего не делать”.

Если учесть то, что демократические порядки И.Каримову изначально были совершенно ненавистны, возникает вопрос: “Почему тогда он так рано стал создавать такие институты как Омбудсман, НЦПЧРУз или Институт мониторинга действующего законодательства?” Ответ прост. И.Каримов прекрасно знал, что немалая часть мира состоит из демократических государств, и эти государства имеют неоспоримое влияние на мировую политику, экономику и всего прочего, что касается жизни людей и стран.

Естественно, Узбекистан после распада СССР не может жить в полной изоляции как Северная Корея или Куба, и должен, хочешь-нехочешь, иметь с ними контакты, связи, торговлю и т.д. Но руководители демократических стран как США, Франция, Великобритания, Швейцария и другие, не побегут же сразу целоваться с руководителем новоиспеченного, вышедшего из тоталитарного коммунистического СССР, государства как Узбекистан –   ведь его (Узбекистана) кроме нескольких тысяч туристов, посетивших эту советскую республику, раньше никто толком и не знал.

Устанавливая дипломатические отношения, открывая свои посольства, налаживая торговые отношения, оказывая немалую финансовую помощь по созданию демократических институтов и т.д., они могут выдвинуть свои условия, касающиеся уважения прав человека, свободных СМИ и выборов, деятельности оппозиционных партий и движений, либерализации экономики и т.д. И.Каримов принимал эти условия, но делал все с точностью до … наоборот –  он начал создавать фантом-организации и поставил им в руководители демагогов типа Акмала Саидова.

(ФО-а):  Фантом-Омбудсман

Первой фантом-организацией в Узбекистане стал фантом-Омбудсман и его возглавила Сайёра Рашидова, ученая-химик, дочь Шарофа Рашидова, 1-секретаря ЦК Компарти УзССР. Когда И.Каримов пришел к власти, став 1-секретарем ЦК Компартии УзССР (июнь 1989 года) о нем, помимо его окружения, и людей из ЦК Компартии УзССР, почти никто не знал. “Почти” потому, что как 1-й секретарь Кашкадарьинского обкома КПСС его досье непременно хранилось в ЦК КПСС на Старой Площади и на Лубянке (офис руководства КГБ).

О нем было известно не очень много –  лишь то, что он (1) не владеет узбекским языком, (2) убежденный русофил и, поэтому, (3) обе его жены русские, (4) кандидат экономических наук (диссертация посвящена советской плановой экономике), (5) был министром финансов, (6) работал в Госплане. Приход к власти в 1989 году ему обеспечили (2) и (3). После смерти Шарофа Рашидова (1983 г.) до июня 1989 года пост 1-секретаря ЦК Компартии УзССР занимали Иномжон Усмонхужаев и Рафик Нишонов, которые не снискали более весомого авторитета среди населения, чем Ш.Рашидов. Ш.Рашидова узбекский народ любил, и боготворил его чисто по-советски.

Хотя И.Каримов по своим “параметрам” к Ш.Рашидову и близко не подходил, но в первое время решил использовать для своих целей его авторитет. Он не убирал его бюстов с подставок, сохранил его имя в названии районов, поселков, школ, не стал преследовать его братьев и детей –  все это он отложил на потом, а в 1995 году И.Каримов предложил пост Омбудсмана при Олий Мажлисе ученой (доктор химических наук, профессор, возглавляющая Институт химии и физики полимеров Академии наук Узбекистана) дочери Ш.Рашидова Сайёре Рашидовой. Эта чрезвычайно мягкая по характеру женщина без колебаний приняла не только это предложение И.Каримова, но и его правила политической игры, т.к. он “не трогал” ее отца.

11 сентября 1996 года впервые ОБСЕ проводила свой международный симпозиум в Ташкенте, на котором представитель Узбекистана гордо объявил, что впервые среди всех постсоветских среднеазиатских государств Узбекистан ввел пост Омбудсмана при парламенте страны. Сразу после него выступил я и сказал: “Введение поста Омбудсмана в современном Узбекистане равносильно созданию парламента в первобытной общине, так как Омбудсман создается в тех государствах, в которых демократия считается более или менее устоявшейся”. Я заметил, что лицо Сайёры Рашидовой сильно помрачнело и она, а вслед за ней и другие члены правительства Узбекистана выступили с гневными отповедями в мой адрес.

Народ не понимал чем реально занимается Омбудсман, да и не позволяли власти людям шибко этим интересоваться, а областные представители Омбудсмана играли роль кукол. Во Франции один из телеканалов постоянно ведет прямую трансляцию дебатов в Парламенте, народ в курсе всех дел как народные избранники принимают законы Франции, проявляя чудеса юридической мысли.

В Узбекистане до 1993 года что-то показывали по телевидению о дебатах в парламенте, пока там существовала оппозиционная группа депутатов, которая была уничтожена под корень к концу 1992 года. На этом сессии парламента превратились в государственный секрет, и народ не знал выступает или нет Сайёра Рашидова перед парламентариями, требуя обуздать коррумпированных и обнаглевших чиновников исполнительной власти. Но офис Омбудсамана в Ташкенте в конце каждого года выдавал “на гора” огромный отчет о проделанной работе – лживый от начала до конца.

Вот как понимается функции Омбудсмана в демократическом мире: ОМБУДСМАН (швед. ombudsman — представитель чьих-либо интересов) – специально избираемое (назначаемое) должностное лицо для контроля за соблюдением прав человека разного рода административными органами, а в некоторых странах – также частными лицами и объединениями.

В отличие от прокуратуры осуществляет контроль и ведет расследование с позиций не только законности, но и эффективности, целесообразности, добросовестности, справедливости. Должностные лица этого рода имеют разные названия: собственно Омбудсман – в скандинавских странах, народный защитник – в Испании и Колумбии, посредник – во Франции, адвокат народа – в Румынии. Омбудсман может избираться или назначаться. В Испании он избирается на 5 лет парламентом, в Намибии – назначается президентом, во Франции – Советом министров.

В подавляющем большинстве стран любой гражданин вправе обратиться к Омбудсману непосредственно. Обнаружив упущение или злоупотребление, Омбудсман указывает на это соответствующему органу или должностному лицу и предлагает их устранить. В случае отказа он может обратиться в органы правосудия или в парламент. Омбудсман действует не только по жалобам граждан, но и по собственной инициативе [источник: “Словари и энциклопедии в Академике”].

В международной арене впервые С.Рашидова появилась в октябре 1998 года, прилетев в Варшаву в составе узбекской делегации на ежегодную международную встречу по правам человека по линии Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ. За все 10 дней, когда в заполненном огромном зале для заседаний на 500 мест, она не произнесла ни слова – сидела как истукан, но зато она как омбудсман олицетворяла собой Узбекистан как демократическое государство. Я, начиная с 1998 года по 2007 год, принимал участие почти во всех подобных международных совещаниях по правам человека по линии БДИПЧ, но не было случая, когда С.Рашидова выступила с речью –  она упорно безмолвствовала. Именно такой человек и нужен был И.Каримову на пост Омбудсмана по правам человека. Но И.Каримов не хотел, чтобы Ш.Рашидов, 1-секретарь ЦК Компартии УзССР, такой же человек как он сам, маячил перед ним –  он стал менять названия районов, поселков и школ, которые носили имя Ш.Рашидова. Да и международное демократическое сообщество поняло, что Омбудсман в Узбекистане –  фикция. И.Каримов уже не нуждался в работе С.Рашидовой как Омбудсман –  в 2015 году он ее уволил.

(ФО-б):  Фантом-Национальный Центр по Правам Человека РУз (НЦПЧ РУз)

В советское время Акмал Саидов был комсомолским функционером, стал доктором юридических наук. Написал тысячестраничное (рукописьное) исследовательское сочинение о Конституции США. Как-то раз он мне показал эту рукопись в своем кабинете и на мой вопрос “Почему вы не издали ее в виде книги?” с грустью ответил: “Не позволили”, скрыв имя того, кто не позволил, хотя было совершенно ясно кто. Он почему-то страшно, панически боялся И.Каримова. Я неоднократно бывал в его кабинете, в отличие от Сайёры Рашидовой он мне не отказывал в приеме и поэтому хорошо знал его сотрудников. В его отсутствии меня принимал один из них и мы вели беседу на разные темы. Нижеприведенную историю я услышал во время одной из бесед. Однажды И.Каримов его пригласил к себе и предложил какой-то пост в правительстве. Т.к. его научная специализация являлась юриспруденция, а она непосредственно соприкасается со справедливостью, наверное это отразилось в его характере. Наверное поэтому, в одном из заседаний А.Саидов высказал свое несогласие с мнением И.Каримова. После заседания И.Каримов велел ему остаться и … жестоко избил. Его, окровавленного, на машине доставили до его дома в Уртаауле (близ Янгиюля) и он два месяца не выходил на улицу из своего дома. Через два месяца после инцидента И.Каримов послал своего гонца к нему домой с поручением привести его к нему. При встрече они помирились и И.Каримов объявил, что он (А.Саидов) назначен послом Узбекистана во Франции. По словам того его сотрудника, который рассказал мне эту историю, с тех пор его шеф панически боится И.Каримова.

Послом во Франции А.Саидов работал недолго. Как только И.Каримову вздумалось создать фантом-организацию “Национальный центр по правам человека Республики Узбекистан” (НЦПЧ РУз), он вернул его из Франции и назначил его ее директором. Мне иногда становится его жаль, и вот почему. А.Саидов, в отличие от многих ученых-узбеков, является действительно выдающимся ученым в своей области. Он свободно говорит на русском, английском и французском языках, его научные труды переведены на многие иностранные языки и опубликованы в США, Англии, Франции, Японии, Польше, Австрии и России. Он мог создать свою научную школу в Узбекистане и прославить его своими научными трудами и трудами своих учеников. Но он полностью и беспрекословно подчинился воле И.Каримова и стал апологетом его кровавого правления в стране. А.Саидов не только возглавлял НЦПЧ РУз, но и с 1998 года возглавлял правительственные делегации Узбекистана на международных совещаниях ОБСЕ и слушаниях официальных докладов правительства Узбекистана, посвященные ситуации с правами человека в стране, на заседаниях Комитета по правам человека и Комитета против пыток ООН.

В 1998 году А.Саидов прилетел в Варшаву во главе узбекской делегации и в первые два дня выступал с докладами на международном совещании, организованном “Бюро по демократическим институтам и правам человека” (БДИПЧ) ОБСЕ, на котором я представил альтернативный доклад Общества Прав Человека Узбекистана (ОПЧУ) о ситуации с правами человека в стране. Его выступления меня ошеломили –  если в зале находился человек, который абсолютно ничего не знал об Узбекистане, то он бы, выслушав доклады А.Саидова, подумал: “Да-а-а, прекрасная страна с прекрасным демократическим режимом. Наверное, в этом вопросе она после США занимает второе место”. В своих докладах А.Саидов каждое “достижение” Узбекистана связывал с именем И.Каримова –  основного душителя свободы и прав человека в стране. Ложь вылетала из его уст как автоматная пуля одна за другой и в течение всего доклада. Но, однажды, А.Саидов 26 марта 2001 года в Нью-Йорке, когда он представлял доклад правительства Узбекистана перед членами Комитета по правам человека ООН, куда в качестве наблюдателей были приглашены три представителя ОПЧУ (Абдуманноб Пулатов, Искандар Худойберганов и я), он нам неожиданно признался, что он иначе, т.е. не врать, не может.  

Наверное, постоянно врать на международных совещаниях, встречах и конференциях без следа не остается –  в Ташкенте на тебя давит И.Каримов, злой и страшный хозяин, а на международных совещаниях, встречах и слушаниях все тебя уже раскусили что ты за фрукт, задавая самые нелицеприятные вопросы,  и это еще более страшно. А.Саидов стал нервничать на таких форумах –  конце октября 2014 года в Женеве, отвечая на вопросы членов Комитета по правам человека ООН, он вдруг начал на них кричать и разбрасываться бумагами. Члены Комитета тактично ему объяснили, что на высоких форумах дипломату вести себя так не подобает. Как и у С.Рашидовой у А.Саидова на этом карьера закончилась –  уже на слушаниях отчета правительства Узбекистана о ситуации с правами человека в стране, которые проходили 8-9 июля 2015 года в Женеве, узбекскую делегацию возглавлял “свежий” человек –  сотрудник Генеральной прокуратуры РУз Ислом Жасимов.

(ФО-в):  Фантом-партии в Олий Мажлисе

В Олий Мажлисе своими фракциями представлены четыре политические партии –  Демократическая партия Узбекистана “Миллий Тикланиш” ,  Народно-демократическая партия Узбекистана , Либерально-демократическая партия Узбекистана и Социал-демократическая партия Узбекистана “Адолат”, а также неполитическое “Экологическое движение Узбекистана”. На последних выборах президента страны 29 марта 2015 года все эти партии выдвинули на этот пост своих кандидатов. Как всегда, на пост президента кандидатура И.Каримова былa выдвинутa Либерально-демократической партией Узбекистана.

Результат голосования был таким, каким он должен быть при диктаторских режимах: за И.Каримова отдали свои голоса 93% избирателей, а три остальные кандидаты на пост президента поделили между собой голоса 7% избирателей. Одним из кукол-кандидатов на этот высокий пост был Акмал Саидов –  кукла, одетая на большой палец И.Каримова, с которой он делал все то, что хотел, предварительно избив его в начале 90-х годов. А.Саидов в демократическом Узбекистане мог бы стать великим узбекским юристом как русский Ф.Н. Плевако, голландец Х.Хроций, грузин И.С.Долидзе и т.д., но не стал, выбрав путь лакея И.Каримова.

А.Саидов стал фантом-“кандидатом” на должность президента от фантом — демократической партии Узбекистана “Миллий Тикланиш” и Центральная избирательная комиссия нарисовала ему 3,08% голосов избирателей. Результаты выборов в необъявленном монархическом Узбекистане заранее были понятны не только доктору юридических наук, каковым является А.Саидов, но и ежу-колобку!! У узбеков, да и у других народов тоже, есть понятие “не стыдиться народа”.

Деспотичный средневековый монарх не стыдился народа и вытворял все, что ему “заблагорассудится” –  это понятно. Под маской демократа И.Каримов превратил Узбекистан в настоящую монархию с многочисленными лакеями –  это тоже понятно, т.к. он фрукт из советского поля и, естественно, стыда перед народом у него нет. Но и у других “кандидатов” в президенты от парламентских партий А.Саидова, Н.Умарова и Х.Кетмонова не было стыда перед народом –  вот это и есть настоящее лицо фантом-парламента, фантом-партий и фантом-кандидатов.

В Узбекистане нет партийной жизни. Под партийной жизнью я понимаю, когда партия работает, именно работает, с народом –  у нее имеются офисы всюду: и в больших городах, и в малых городках, и в больших и малых поселках, во всех этих офисах кипит работа, туда люди приходят не на чаепитие, а на партийную работу. Партийная работа тесно связана с выпуском партийной газеты, на страницах которой люди могут ознакомиться с программой партии, с видением партии на экономическую систему, здравоохранение, образование, культуру и т.д. У людей должен быть выбор –  стать членом ЭТОЙ партии и платить членский взнос в ее кассу, а не той, другой, поддержать (голосовать) на выборах за ЭТУ партию, а не другой.

Все это я видел во Франции, где широчайший диапазон мнений, мировоззрений и выбора. Прекрасно оборудованные офисы партий с серьезными и вежливыми партфункционерами, так и притягивают к себе людей. Ничего подобного в Узбекистане нет. Никто с населением не работает, хотя в областных центрах у всех трех партий имеются офисы. Программы же их повторяют друг друга в разных вариациях –  напоминают переливание с пустого в порожнее. Поэтому и не случайно ни один из “кандидатов” в президенты не критиковал действующего президента в своей предвыборной агитации/

ФАНТОМ-ЭКОНОМИКА

Часть 5

Советская плановая, несвободная экономика, основанная на принудительном труде, является одной из главных причин развала СССР, огромной коммунистической империи –  ее создали главные большевики империи В.Ленин и И.Сталин, начитавшиеся трудов К.Маркса и Ф.Энгельса, основоположников коммунистической идеологии, которая отрицала частную собственность. “Сила” марксизма-ленинизма чуть больше 70 лет смогла удержать на ногах такую экономику.

До развала СССР никто из его руководителей не отважился отменить плановую экономику и открыть путь к свободной, основанной на частной собственности, экономике. При коммунисте Мао Цзедуне в Китае с миллиардным населением царил жесточайший голод, как в СССР в 30-е годы прошлого века – люди умирали тысячами, как тараканы после обработки квартиры инсектицидами. В отличие от советских в Китае нашелся руководитель (Дэн Сяопин), который в 1978 году максимально избавил экономику от государственных узд и Китай превратился в одну из эффективных экономик мира, который уже диктует свои условия таким же богатым странам как и сам.

Когда-то Родезия (Зимбабве) считалась житницей всего Африканского континента. Молодой офицер Роберт Мугабе, лидер освободительного движения Родезии (Зимбабве) против колониальной зависимости от Великобритании, возглавил борьбу зимбабвийцев против колонизаторов. Изгнав колонизаторов и став президентом Зимбабве, он избрал путь коммунистического развития экономики, и сегодня … многие ее граждане голодают и существуют только за счет международной продовольственной помощи.

При правлении Р.Мугабе зимбабвийский доллар обесценился в миллиарды раз и … прекратил свое существование. 91-летний Р.Мугабе правит Зимбабве фактически с 1980 года (официально с 1987 года), который превратил свою страну в один из самых экономически отсталых государств Африки. Такова природа коммунистической экономики, которая “работает” до тех пор, пока все население страны не отбросит копыта, либо государство, образно говоря, останется без штанов.

Наш же мудрый И.Каримов с малых лет до распада СССР –  считай, без малого, 35 лет –  изучал коммунистическую экономику (в школе, институте, аспирантуре), работал в “Ташсельмаше”, “Авиационном заводе”, занимал пост министра финансов, председателя Госплана, первого заместителя Совета министров УзССР, 1-го секретаря Кашкадарьинского обкома коммунистической партии, 1-го секретаря ЦК коммунистической партии УзССР –  окунувшись в родимую коммунистическую экономику. Он немного не дотягивает до Р.Мугабе, наверное, потому, что пока правит государством всего 25 лет, намного меньше Р.Мугабе, но он на голову выше чем зимбабвийский лидер, так как тот не доктор экономических наук и не академик Академии наук своей страны.

Упорства, так необходимого для главы государства, И.Каримову не занимать. Это он доказал тем, что за все годы своего правления государством он не изменил хлопководству, которое приносит доход в один миллиард долларов в год. Правда, не известно, на какие цели этот миллиард тратится. О золоте, уране, нефте, газе, драгоценных камнях, мраморе и других ископаемых вообще тишина –  за все годы его правления страной власть ни разу не отчиталась перед парламентом, не опубликовала в СМИ информацию об этих богатствах узбекского народа. То же самое делали все коммунистические руководители СССР и республик. Это –  в их крови.

(Э-а): Сохранить советскую неэффективную экономику

Неэффективная экономика –  это фантом-экономика. Это – едва уловимый призрак экономики наподобие того, которого имели немцы и японцы после всепожирающей 2-й мировой войны. Немцы и японцы за сравнительно короткий срок не только восстановили разрушенную войной экономику, но и вышли на передовые позиции среди развитых стран мира. Независимый Узбекистан, слава Аллаху, не пережил войну как Германия и Япония, –  просто СССР тихо и почти незаметно умер, а разрушительную войну в Узбекистане начал великий и не превзойденный коммунистический экономист И.Каримов.

Люди до сих пор не понимают почему И.Каримов позволил уничтожение важнейших заводов (как Ташкентский тракторный, Ташкентский авиационный и т.д.), фабрик (как Ташкентскую кондитерскую “Уртак”, Шахриханскую шелклмотальную и т.д.) и комбинатов (как Ташкентский текстильный, Джизакский домостроительный и т.д.), многочисленных автобаз и тракторных парков, тысяч километров водосточно-водосберегающих лотков, коллекторно-дренажных систем для отвода подземных засоленных вод в сельской местности и на вновь освоенных землях? Почему И.Каримов в сельском хозяйстве долгое время не отказывался от неэффективных советских колхозов и совхозов? Такая политика в экономике война или не война? Ответ однозначный –  самая настоящая война! Эта война отбросила Узбекистан далеко назад –  это только экономически, а морально еще хуже и дальше.

При эффективной экономике много не наворуешь –  она держится на строгих законах, строгим им следовании и строгим их контроле. В советское время, до июня 1989 года И.Каримов был партийным функционером или советским чиновником, которым мало что перепадало, и он этим довольствовался. У него было не очень сладкое детство и юношество. У некоторых людей, с такими жизненными потрясениями как у него, в душе возникают жажда к жизни и наживе, богатству и жестокой власти над людьми, мечта когда-либо, в подходящий момент, их реализовать.

Подозреваю, что именно такую мечту он долгие годы носил и хранил в душе, скрывая ее от других. Такая жажда иногда оказывается патологической, которую психоаналитики называют “синдромом Гитлера”. Подходящий момент для И.Каримова наступил в июне 1989 года –  он дорвался до высшей государственной власти небольшой советской республики не без помощи Москвы. Но это было еще полдела –  дорваться до власти еще не означает, что он завтра станет немыслимо богатым человеком в жизни, и распорядителем жизни миллионов людей в управлении государством.

С самого начала он напрочь отбросил в сторону идею либерализации экономики, введения ненавистной для коммунистов частной собственности, о которых в РСФСР, на Украине и прибалтийских республиках шли ожесточенные споры –  И.Каримов знал, что любая либерализация в экономике не даст ему реализовать свою мечту стать по-настоящему богатым человеком и жестоким правителем. И не удивительно, что первым его шагом после прихода к власти в июне 1989 года был повышение зарплат сотрудников силовых структур и управленческого аппарата в три раза.

Во что бы то ни стало надо было сохранить неэффективную советскую экономику –  именно в ней полное раздолье для наживы, когда ты не министр финансов или партийный функционер областного масштаба, а глава государства, к которому сами люди проложат тысячи рек, речек и ручейков, по которым потекут богатства прямо в руки.

При этом необходимо выполнение минимум трех условий:

1) Сохранение привычной советской экономики;

2) Сохранение в Узбекистане аграрной политики с монокультурой в сельском хозяйстве, опирающаяся на принудительный, в том числе детский, труд, как это было в советский период;

3) Сохранить в сельском хозяйстве подневольный труд, которым должен заниматься управленческий аппарат (хокимияты, махаллинские комитеты) и, для устрашения людей, силовые структуры (прокуратура, милиция) государства.

(Э-б): Узбекистан должен оставаться аграрной страной с монокультурой в сельском хозяйстве     

Это –  основное “достижение” в сельском хозяйстве, доктора экономических наук, академика АН Республики Узбекистан Ислама Каримова как экономиста. 73-летная история коммунистического СССР с избытком показала, что из партийных функционеров только единицы поняли абсурдность и неэффективность советской экономики –  никто из руководителей огромной коммунистической империи, даже сам В.Ленин, разработавший и внедревший ее в жизнь, не понял и не хотел понять всю пагубность экономики, основанной на принудительном труде.

Из категории партийных функционеров, кто понял суть советской экономики, можно выделить Бориса Ельцина, который фактически отменил принудительный труд в Российской Федерации. СССР не спас даже огромные, неисчислимые богатства (леса, нефть, газ, золото, пресные воды, уникальный климат и т.д.) данные ему Аллахом, т.к. принудительный труд противоречит природе человека. Еще Адам Смит писал: “Человек, не имеющий собственность, заинтересован только в двух вещах –  меньше работать и много есть”.

Можно ли было ожидать этого понимания от партийных функционеров как Гейдар Алиев (Азербайджан), Сапармырат Ниязов (Туркменистан), Эмомали Рахмон (Таджикистан), Ислом Каримов (Узбекистан), Абсамат Масалиев (Киргизия)? Нет! Чуть особняком в этом ряду стоит Нурсултан Назарбаев, партийный функционер казахов –  хотя он такой же авторитарный правитель как вышеперечисленные партийные функционеры, но он пытается создать в Казахстане экономику западного типа: с частной собственностью, со здоровой конкуренцией, без принудительного труда и с другими свободами.

Ведь Ли Куан Ю, лидер Сингапура, также правил страной авторитарными методами, но он 1) полностью искоренил коррупцию в органах власти; 2) вывел Сингапур, одну из самых бедных стран в Азии, на лидирующие позиции в мире; 3) образование в стране поставил на такие “рельсы”, что сингапурцы сейчас считаются самым образованным народом в мире; 4) не нажил себе и семье богатств.

БЕДНОСТЬ советского народа противоречила законам природы –  то есть, вроде бы Аллах наградил его огромными богатствами, а он живет бедно. А вот в Японии совершенно иначе –  у нее нет природных богатств, если не считать океан и рыболовство природным богатством, но живут японцы богато!

Другими словами, БОГАТСТВО Японии противоречит законам природы потому, что

1) у японцев высочайшие грамотность и интеллектуальный потенциал;

2) как и в Сингапуре искоренена коррупция во властных структурах;

3) власть открыла дорогу к свободным выборам;

4) в Японии работают тысячи заводов, фабрик и других предприятий, в которых внедрены высокие технологии, к которым сырье доставляется из других стран;

5) наблюдается картина: в порт заходит океанское судно с сырьем, а из порта отплывает такое же судно с готовой продукцией;

6) и этот процесс –  непрерывный.

(Э-в):  Детский и принудительный труд

В 2001 году в США мне пришлось погостить несколько дней в доме одного соотечественника. Мое внимание привлек официальный документ в красивой рамке, висящий на стене одной из комнат. Хотя текст был на английском, но я понял, что под текстом стоят личная подпись президента США и его же печать. Хозяин дома объяснил: в течение года в каждой школе учителя оценивают знание школьника, проставляя ему какие-то баллы. В конце учебного года все эти баллы суммируется и определяется кто получил наивысший балл по школе, в районе, в округе и т.д.

Результат опубликовывают в печати с указанием имени и фамилий школьников, и это по всем штатам Америки. Оказывается, президент США в обязательном порядке каждому школьнику, выигравшему эту гонку, посылает свое поздравление в письменном виде. Так вот, одна из дочерей нашего соотечественника выиграла этот конкурс и ее поздравил президент США. Моя внучка в этом году окончила коллеж с наивысшей оценкой, ее имя и фамилию мы увидели в газете вместе со всеми другими подростками, окончившихся коллежи в 2015 году по всему департаменту. Этими двумя примерами хочу отметить, что узбеки не менее талантливы, чем американцы и французы.

Но я совершенно не могу себе представить то, что какого-нибудь ученика из провинции поздравил президент Узбекистана И.Каримов с успехом в учебе. Если предположить, что он начал такую практику, в голову невольно приходят вопросы: “Кто тогда будет собирать хлоаок?”, “Кто тогда будет подметать улицы на субботниках?”, “Кто тогда будет собирать металлолом для единственного металлургического комбината в Бекабаде?” и т.д. Что выгодно И.Каримову –  подневольный труд школьников или высокий показатель в учебе? Если вспомнить известную русскую народную песню

“ Каким ты был, таким остался,
   Орёл степной, казак лихой… ”

И.Каримов как был “лихим” коммунистом, таким и остался, и поэтому, ответ на вышепоставленный вопрос однозначный –  ему ВЫГОДНО, когда дети работают на хлопковых полях в три погибели, мельчали телом и деградировали умом, становились рабом коммунистов и их режима, и НЕ ВЫГОДНО, когда они вырастали в свободных людей, со своими взглядами на мир, такими же как японцы трудолюбивыми в производстве и науке, такими же как французы человеколюбивыми и честными, такими же как сингапурцы высокообразованными и владеющими английским языком не хуже, а то и лучше, чем свой малайский или китайский.

29 июля 2015 года, родители подруги моей старшей внучки, на своей машине поехали в Испанию, взяв с собой двух подружек, в гости к бабушке. Нам и в голову не пришла мысль о выездной визы из Франции, т.к. Европа давно рассталась с таким диким документом. Узбекистан же со Северной Кореей и Непалом держит свое население взаперти как в тюрьме –  все три государства коммунистические –  Узбекистан в душе и управлении, Северная Корея под управлением национал-коммунистической государственной идеологии “чучхе”, а в Непале сильны позиции коммунистической партии марксистско-ленинского типа.

Узбекистан является единственным постсоветским государством, который до сих пор сохраняет архаичный советский подход в вопросе открытости границ (“железный занавес”), проявляя недоверие своему народу –  в этом вопросе И.Каримов переплюнул даже руководителей Турменистана, одного из самых закрытых государств в мире. Дети только и только тогда могут многому хорошему научиться, когда встречаются с детьми из других стран и общаются с ними без надзирателей. В Узбекистане дети, родившиеся на заре независимости страны, уже повзрослели, немало из них достигло 23-24-летнего возраста, и … абсолютное большинство из них ни разу не побывало в зарубежных странах (если не брать во внимание гастарбайтеров в Южной Корее, России и Казахстане).

Детский и принудительный труд приносит И.Каримову и его клике огромные барыши в виде материальных благ и доходов, Они больны этим страшным социальным недугом, они ослеплены блеском золотых монет и хрустом иностранных валют, они оглушены постоянным песнопением в свой адрес лизоблюдов журналистов, поэтов, писателей. И.Каримов долго сопротивлялся требованиям международных организаций как “Международная организация труда” (МОТ), которые в течение многих лет призывали узбекское правительство прекратить использование в сельском хозяйстве детский труд.

Ответом же была неприкрытая ложь, что, мол, 1) детей на сбор хлопка мы не выводим, они учатся без каких-либо перерывов; 2) некоторые учащиеся после уроков идут помогать своим родителям в сборе хлопка –  такое в менталитете народа сохранилось с советских времен. А в это время школы пустовали, не был слышен детский смех и гомон, была полная тишина, и учителя с фартуком на шее собирали хлопок на хлопковых полях.

Но, наглым действиям власти противостояли благородные действия правозащитников, которые подвергая опасности свое здоровье ехали в отдаленные районы страны мониторить ситуацию со сбором хлопка. Обычно за ними по пятам шли бравые милиционеры, которые ловили  неугомонных правозащитников на хлопковых плантациях, а то и раньше по дороге к ним, избивали их тут же, сажали в милицейские машины и везли “арестантов” в милицейские участки, составляли протоколы, что, якобы, они совершали общественно-опасные деяния, штрафовали на крупные суммы и отправляли “досье” в суд.

Правозащитное сообщество мира обратилось крупнейшим корпорациям мира по пошиву одежды из хлопчатобумажных тканей, торговым точкам по продаже этих одежд бойкотировать узбекский хлопок, т.к. в его производстве использован детский труд. Обращение правозащитников было услышано –  ряд европейские и американские корпорации перестали покупать узбекский хлопок и правительство Узбекистана год назад впервые, со скрипом, отказалось привлекать детей на сбор хлопка. Отказалось ли при этом правительство Узбекистана от принудительного труда в сельском хозяйстве? Нет, конечно!

Под рукой бюджетные сферы (здравоохранение, среднее образование, лицеи и коллежи и т.д.) и стоит им пригрозить лишить их зарплат и стипендий, врачи и медсестры, учителя и студенты учебных заведений побегут на хлопковые поля –  такова логика насильственной системы постсоветской коммунистической власти Узбекистана. Вся эта категория людей с момента всхода хлопчатника выводятся на его прополку, далее на чеканку и с середины сентября на сбор хлопка, который порой длится до ноября (иногда до ее середины).

Правозащитники и обычные граждане через радио (“Озодлик” (Свобода), ВВС) и независимые интернет-сайты нередко сообщают о гибели людей прямо на полях с хлопчатником при его обработке –  смерть наступает из-за высокой жары (до 40-45 градусов и выше), нехватки питьевой воды или пищи, не приспособленности организма к большим физическим нагрузкам, хронической болезни, которой раньше был болен человек. В случае смерти человека на полях фермера его семье (на похороны, за моральный и материальный ущерб) ни со стороны фермера, ни со стороны государства никакая компенсация не выплачивается.

Закон Республики Узбекистан “О фермерском хозяйстве” от 30 апреля 1998 года, подписанный И.Каримовым, является чисто фантомным. Например, в части 2 статьи 2 (Законодательство о фермерском хозяйстве) говорится: “Если международным договором Республики Узбекистан установлены иные правила, чем те, которые содержатся в законодательстве Республики Узбекистан о фермерском хозяйстве, то применяются правила международного договора”.

Так ли на самом деле? НЕТ!

Во-первых, во всех цивилизованных странах мира земля в основном принадлежит частному сектору, а в Узбекистане земля является собственностью государства и фермер ее может только арендовать. Какие международные договора тут могут быть?

Во-вторых, на практике местный районный хоким (руководитель района) является негласным хозяином земли, а фермеры –  батраками на его землях:

1) хоким, используя безвольность судебной власти, без проблем для себя может расторгнуть договор фермера об аренде земли, т.е. отобрать у него землю;

2) измотать фермера морально и физически своими каждодневными вечерними и утренними совещаниями в зале хокимията при присутствии прокурора, начальника милиции, председателя суда района для устрашения, что в конечном счете может заставить фермера отказаться от фермерства;

3) земля передается будущему фермеру на основе тендера, на котором участвуют группа лиц, желающие стать фермерами. Участник тендера может выиграть его только путем дачи крупной взятки хокиму –  т.е. тендер превращается в своеобразную незаконную куплю-продажу земли;

4) на этом коррупционная составляющая продажи земли не заканчивается –  изматывание фермера морально и физически со стороны районных руководителей осуществляется специально, т.к. на землю, оставленную предыдущим фермером, можно объявить новый тендер, и “продать” ее повторно;

5) такой участи избегают только те фермеры, которые состоят в родственных или дружественных связях с хокимом или другими влиятельными руководителями района.

Круговая порука, коррупция и издевательства над фермерами продолжается и поныне. Немало суицидов происходят среди фермеров после их оскорблений и избиений на собраниях у хокима, и даже заключения их в камеры временного содержания в милицейских участках на несколько суток по приказу хокима. Фермер в Узбекистане несвободный человек, в отличие от фермеров, например, во Франции.

Я как-то разговорился с одним из них и спросил: “Вызывает вас руководитель вашего района к себе на совещание?”. Он вопрос не понял и сказал: “А зачем? Что мне делать у него? Я своевременно плачу налоги и знать его не хочу. Я свое дело знаю лучше чем он. Я даже не знаю кто у нас руководитель района. Выборы-то были несколько лет назад”. Две политические системы –  одна со свободными людьми в политике, экономике, бизнесе и т.д., другая с несвободными людьми в тех же областях –  небо и земля.

ФАНТОМ-МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Часть 6

Поговаривают, что одним из знаменитых изречений главного коммуниста России В.Ленина было “Политика –  это проституция”. Замечено, что политику превращают в проституцию все без исключения авторитарные правители, а в демократических странах, в которых демократические институты находятся на разных уровнях развития, данный феномен также имеет разный уровень “развития”, но с точностью до наоборот –  чем выше уровень демократии в стране, тем меньше руководитель государства подвержен проституции в правлении страной, и наоборот.

В.Ленин своих оппонентов называл политическими проститутками, но и сам этим качеством обладал не меньше своих недругов –  просто преждевременная смерть помешала ему раскрыть себя в полной мере –   чего стоит

1) организация  им террористических групп во главе с Камо, которые с помощью террора, убийств, нападений на банки и дома состоятельных людей добывали финансовые средства для функционирования партии большевиков и подготовки революции, и

2) вхождение в сговор с немецким правительством в деле подготовки революции по свержению царьского режима в Российской империи, главного врага Германии, за что получил 50 миллионов рейхсмарок (огромные в то время деньги) от немцев! Это и есть проституция в политике!

Что касается авторитарного Узбекистана еще на заре независимости было совершенно очевидно, что приведенный Москвой к власти И.Каримов будет править страной методами политической проституции. Проститутке все равно кто сегодня ее имеет, она удовлетворяется тем, что ей платят, или ее лелеют, или кто спасает в трудный час. Она богом клянется, что верна именно ему, кто ее сегодня имеет, завтра же готова переметнуться к другому, более солидному, более богатому или более влиятельному.

Мы видели как И.Каримов побывал в объятиях руководителей США, России и Китая, и сегодня его ничто не смущает, что он вчера клялся в верности предыдущему партнеру. Массовый расстрел населения Андижана такую его природу показал в полной “красе”. Иногда политической проститутке говорят: “Брось ты заниматься проституцией, мы тебе поможем очиститься от позора, поживешь среди нормальных, беспорочных людей, только ты должна выполнить то-то и то-то”.

Так было в 2003 году –  тогда экономика Узбекистана крайне нуждалась в финансовых вливаниях инвесторов. Узбекистан обратился в Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР). США настояли, чтобы руководители ЕБРР провели свое ежегодное совещание управляющих банка в Ташкенте, хотя статья 1 устава ЕБРР запрещала проводить такое важное мероприятие в недемократической стране.

Руководители ЕБРР со скрипом согласились и ежегодное совещание провели в Ташкенте с 2 по 6 мая 2003 года, на котором принял участие и я в качестве наблюдателя. Не буду описывать то, что произошло в те дни начала мая, хотя скажу, что когда проходило совещание во дворце “Туркистон” с участием И.Каримова, президента Казахстана Н.Назарбаева, президента Грузии Э.Шеварднадзе и других гостей, и когда президент ЕБРР госп. Ж.Лемьер и высокопоставленное должностное лицо ЕБРР (женщина) фактами прижали И.Каримова к стене, с ним произошел срыв –  он сорвал с головы наушники и с яростью швырнул их на стол.

Перед И.Каримовым со стороны руководства ЕБРР были поставлены 7 (семь) требований –  три политические и четыре экономические.

В частности, из политических требований могу выделить требования:

1) зарегистрировать оппозиционные партии и правозащитные организации;

2) свобода СМИ, мнений и самовыражения должны соответствовать мировым стандартам; а из экономических –  наладить свободную конвертацию национальной валюты.

Следующее ежегодное совещание совета управляющих ЕБРР прошло в апреле 2004 года в Лондоне, но делегация из Узбекистана ни с кем не встречалась и избегала любые обсуждения. Ежегодное собрание ЕБРР 2005 года проходило 21-24 мая в Белграде (Сербия), т.е. через неделю после расстрела населения Андижана правительственными войсками. На этом совещании делегация из Узбекистана вообще отсутствовала.

Таким образом, И.Каримов не выполнил ни одно из требований руководства ЕБРР, и поэтому оно правительству Узбекистана никакого гранта не выделило.  Увещевание типа  “Брось ты заниматься проституцией, мы тебе поможем очиститься от позора, поживешь среди нормальных, беспорочных людей, только ты должна выполнить то-то и то-то” на политической проститутке И.Каримова не подействовало.

Первый свой визит в США на встречу с президентом Биллом Клинтоном Ислам Каримов запланировал на июнь 1996 года. Через дипломатические каналы он заранее знал, что один из вопросов, который должен был обсуждаться на встрече являлся вопрос государственной регистрации Общества Прав Человека Узбекистана (ОПЧУ). Он решил перехитрить американского президента.

В начале июня в спешном порядке была создана организация “Комитет защиты прав и свобод личности” (КЗПСЛУз), руководителем которой поставили бывшего депутата парламента Марата Захидова. За неделю до отъезда И.Каримова в США, организацию зарегистрировали. Мне в посольстве США в Ташкенте подробно рассказали о том, как этот вопрос обсуждался в Вашингтоне. Когда Б.Клинтон поднял вопрос о регистрации ОПЧУ, И.Каримов его выслушал и сказал: “Мы ничего против не имеем. Пусть сдают документы в минюст. Если их устав не противоречит нашим законам, то минюст обязательно эту организацию зарегистрирует. У нас уже работают зарегистрированные неправительственные правозащитные организации”.

Б.Клинтону нечем было крыть. А до этого ОПЧУ дважды подавало документы в минюст для прохождения государственной регистрации и оба раза получало отказ. До конца 2004 года ОПЧУ в общей сложности шесть раз подавало документы в минюст, но так и не смогло добиться регистрации, хотя все ответы минюста были один другого абсурднее.  Политическая проститутка И.Каримов переиграл даже президента США, и это легко объяснимо –  президент США лидер демократического государства, а И.Каримов лидер авторитарного государства и, как было сказано выше, политику в проституцию превращают все без исключения авторитарные правители.

(МО-а): Тяготение к авторитарным политическим режимам

Авторитарный правитель не может долго находиться среди лидеров демократических стран –  его быстро “раскусят”. Им неприятно от того, что от него исходит авторитарное зловоние. Авторитарный правитель вольготно чувствует себя среди себе подобных –  они стараются друг друга перехитрить, обмануть, пустить пыль в глаза, хотя каждый из них понимает, что все врут. Порой они доходят до абсурда в своем правлении.

Гурбангули Бердимухаммедов, президент Туркменистана, ввел церемониальный прием своих министров –  каждое утро он принимает у себя во дворце всех министров, каждый из которых, выстроившись в очередь, с букетом цветов в руке, нагнувшись в три погибели подходит гордо стоящему в пяти метрах от них президенту, сначала целует ему руки, затем в такой же позе вручает цветы и уходит прочь не выпрямившись.

Омерзительно! Позорно! Хуже чем у стаи волков –  хотя каждый волк боится вожака, но не лижет ему зад. Пока неизвестен церемониал приема своих министров у нашего дорогого президента И.Каримова –  думаю не такой как у Г.Бердимухаммедова, а то об этом мы бы узнали из статей небезызвестного Усмана Хакназарова, постоянно находящегося рядом с И.Каримовым или подсматривающегося через замочную скважину чем занят наш президент.

Но одно качество И.Каримова не заметить нельзя –  он патологически любит (или уважает) себе подобных, умеющих подавлять свободу и оппозицию, ненавидящих независимые СМИ и интернет, грабящих и унижающих свой народ авторитарных правителей. Он часто демонстрирует свою лакейскую привязанность к, например, намного молодому себя В.Путину, т.к. прекрасно знает, что он такой же жестокий правитель как и сам, и если что-то случится, то он непременно вытащит его из беды.

Можно даже поделиться с ним “трудовым” награбленным. Пока он боится сблизиться с лидером Северной Кореи, совсем молодым диктатором Ким Чен Ыном, т.к. Южная Корея инвестирует немалые деньги в экономику Узбекистана, там работают тысячи узбекистанцев, которые поддерживают свои семьи заработанными деньгами. Не сближается с Кимом может еще потому, что тот еще не очень понимает суть политического проститутства, т.к. с помощью политического проститутства можно решить любые вопросы. А что делает Ким? 

Если Ким намерен, например, казнить своего министра обороны за то, что тот уснул во время заседания, то он его расстреливает зенитной пушкой, а мог бы просто пульнуть ему в затылок из своего маузера. Или еще: если руководители США или Южной Кореи что-то не так скажут о нем или Северной Кореи, то он не станет мелочиться, отправляя ноту протеста или требуя созыва заседания Генеральной Ассамблеи ООН для обсуждения данного вопроса –  он просто громкогласно заявляет, что Северная Корея нанесет ядерный удар прямо в сердце Вашингтона или Сеула.

Нашему Каримову милее беседовать на полях ШОС с В.Путиным, А.Лукашенко, Н.Назарбаевым, С.Саргсяном, Э.Рахмоном и другими, такими же автократами как и он сам, при этом перед одними из них можно и нужно вести себя заискивающе, а перед другими –  надменно и презрительно улыбаться. Перечисленные выше люди руководят разными народами, отличающиеся друг от друга менталитетом, историей, культурой и т.д., но этих руководителей объединяет в одну кучу страсть бесконечно долго властвовать над своими подданными, а еще лучше остаться у власти до конца своей жизни, чтобы власть от него перешла сыну или дочери, страсть к богатству, роскоши, всеобщей любви.

Но с демократическими странами так не получится. За 25 лет правления Узбекистаном И.Каримова на официальном уровне не пригласила ни Великобритания, ни Франция, ни Германия, ни Италия, ни Швейцария, ни скандинавские страны. Только раз И.Каримова на официальном уровне принял в Вашингтоне президент США Б.Клинтон в 1996 году, и на этой встрече он руководителя великой державы обдурил, о чем я писал выше. Естественно, как всегда, экземпляр стенограммы беседы берет с собой посол США в Ташкенте и тщательно следит за тем, говорил правду или нет узбекский гость тогда в Вашингтоне. И уже к 2000 году стало известно, что И.Каримов тогда безбожно врал –  это мне рассказали в посольстве США.  

(МО-б): Непостоянство в международных отношениях

И.Каримов проявил привычку то входить в какие-то межгосударственные объединения (организации), то покидать их. В 1997 году была создана организация за демократию и экономическое развитие ГУАМ (первые буквы входящих в нее постсоветских государств Грузии, Украины, Азербайжана и Молдовы). Организация явно дистанцировалась от ельцино-путинской России.

В 1999 году в нее вошел Узбекистан и она стала называться ГУУАМ.  Об этом событии было объявлено в ходе юбилейного саммита НАТО в Вашингтоне, на котором главы государств уже ГУУАМ приняли Вашингтонскую декларацию, декларировавшую цель интеграции в европейские и евроатлантические структуры. Членство же Узбекистана в этой организации продолжилось до андижанской резни –  И.Каримов побежал к В.Путину за спасением, а Запад стал требовать международного расследования этой трагедии. И.Каримов выбрал Россию и покинул ГУУАМ.

15 мая 1992 года была создана региональная международная oрганизация “Договор о коллективной безопасности” (ДКБ), которую даже называли “Ташкентским Договором”, т.к. ее основной документ был подписан в Ташкенте, и Узбекистан стал членом ДКБ. В 1999 году Узбекистан вышел из ДКБ и присоединился к ГУАМ. Но в середине 2006 года, когда разговоры об андижанском расстреле немного поутихли, Узбекистан вернулся в уже ОДКБ (“Организация Договора о коллективной безопасности”), созданную в 2002 году на сессии ДКБ в Москве. Из ОДКБ Узбекистан ушел в 2012 году и уже окончательно. Складывается ощущение, что у политики И.Каримова в международных отношениях появились симптомы болезни Паркинсона –  движение туда-сюда, туда-сюда, туда-сюда, как шатун паровой машины паровоза.

(МО-в): Ложь всюду, в частности, на международных совещаниях, конференциях и встречах

В ноябре 1998 году в Стамбуле проходил саммит глав государств-членов ОБСЕ и я в нем представлял ОПЧУ. Перед моим выступлением ко мне подошел Ёкубжон Эргашев, постоянный представитель Узбекистана в ОБСЕ, и стал меня уговаривать не критиковать политику правительства в области прав человека. Это меня возмутило и я категорически отверг его наглые требования. Дело в том, что до меня выступал представитель узбекской делегации, у которого каждая фраза была ложью –  он пел дифирамбы политике И.Каримова во всем.

В моем же докладе были приведены конкретные примеры жестокости и бесчеловечности власти по отношению к инакомыслящим, правоверным мусульманам, журналистам и т.д. и об этом власти знали –  неделю назад я выступал с докладом в Женеве. И так на всех международных совещаниях, встречах и конференциях члены делегации из Узбекистана как Акмал Саидов, Алишер Вохидов, Дилбар Суюнова (и другие) не испытывая стыда безбожно врали, думая, что их словам все без единого поверят. 26 марта 2001 года в Нью-Йорке правительство Узбекистана представило Комитету по правам человека ООН отчет о ситуации с правами человека в стране. Отчет представлял Акмал Саидов и как всегда врал.

Его остановил Клайн, член Комитета из Германии и спросил: “Господин Саидов, по вашим словам выходит, что Узбекистан является одним из самых демократичных государств в мире. А нам из разных источников также поступает информация об Узбекистана, которая начисто опровергает ваши слова. Создается впечатление, что здесь речь идет о двух Узбекистанах. О каком из них вы нам рассказываете?” В зале заседания помимо членов Комитета сидели три правозащитника из Узбекистана –  Абдуманноб Пулатов (председатель ОПЧУ), Искандар Худойберганов и я. Было видно, что А.Саидов натужно старается найти какой-нибудь приемлемый ответ, но не находит. Он весь вспотел, достал платок из кармана и стал вытирать им лицо.

ФАНТОМ-НАУКА и ОБРАЗОВАНИЕ

Часть 7

(НиО-а): Наука и Образование западного уровня – серьезная угроза для власти, как источники свободолюбия

В 1989 году и далее основную силу в Народном движении “Бирлик” составляли студенты высших учебных заведений, которые в основном находились на “Студенческом городке” (национальный университет, политехнический институт) и “Медицинском городке” (медицинский институт). Я помню все митинги, которых организовывал “Бирлик”, и участниками в них в подавляющем своем большинстве были студенты. Они в свое время попортили много крови И.Каримову и он это запомнил.

Необходимо было покончить со студенческим движением После победы на всеобщих выборах президента Узбекистана 29 декабря 1991 года, через 18 дней, т.е. 16 января 1992 года, И.Каримов отдал приказ расстрелять марш студентов из “Студенческого городка” в сторону резиденции президента, протестующих против резкого повышения цен на продукты питания и задержки стипендий. Объявили о двух убитых студентов, о раненных ничего не сообщили, но студенты сообщили о десятках убитых и раненных. Никто не понес наказание за расстрел студентов. Но это было не все.

Уже на следующий день, 17 января, в Ташкент стали прибывать хокимы всех областей и автобусы почти из всех областей. Каждый хоким, посадив в автобусы студентов только из своей области, увозил к себе в область, а в отдаленные области студентов увозили на поезде. В областных центрах спешно стали создавать университеты, как будто назови институт университетом и это прибавляет студенту знания и квалификацию. А в большинстве областных центрах не было ни зданий для вновь создаваемых учебных заведений, ни профессорско-преподавательского состава, ни лабораторного оборудования, ни учебных библиотек и т.д. Стало совершенно очевидно, что план ликвидации студенческого движения готовился заранее.

Люди задавались вопросами:

1) Почему посреди учебного года нужно было увозить немалую часть студентов из столицы в областные центры, если там нет ни зданий, ни преподавателей, ни лабораторного оборудования и т.д.?

2) Как можно так оперативно организовать вывоз студентов в областные центры, если это мероприятие не планировалось заранее?

3) Такое масштабное мероприятие не происходит одномоментно, нужно все обдумать, решить организационные и финансовые вопросы, но оно началось сразу после расстрела студенческого марша. Кто дал команду это мероприятие начать?

4) Кто оплачивал эти бешенные расходы или из каких источников они взяты? Эти и другие вопросы, касающиеся расстрела марша студентов и создание в областных центрах фантом-университетов посреди учебного года без какой-либо подготовки, ждут своего ответа.

И.Каримов страшно боялся студенческого движения в рядах “Бирлика”, и знал, что свободолюбие молодых людей будет основной преградой перед его режимом и недолго думая пошел на такие авантюры. Мог ли он допустить поднять до западного уровня убогое в то время образование и науку? Конечно, нет! Высокое образование и высокая наука выдвигают на передний план свободных людей с высокими знаниями и устремлениями вперед, но этого И.Каримов не хотел с самого начала, т.к. он еще в 1989 году задумал создать в Узбекистане сильную, жестокую и несменяемую власть. Он этого добился.

Возникает вопрос: как объяснить тот факт, что в отсутствии всех основных свобод в СССР при И.Сталине образование и наука были довольно на высоком уровне, СССР имел ядерное оружие и противостоял США, в Китае при последних трех автократных руководителях страна начала бурно развиваться, осваивать космос, бешенными темпами наверстать упущенное в области образования и науки, а в Северной Корее при трех Кимах разработали атомную бомбу?

Ответ таков: для этого

1) государство должно управляться мощной идеологией, пусть даже мифической;

2) у него должен быть мощный репрессивный аппарат, заставляющий людей с помощью силы, лжи и устрашения в эту идеологию поверить;

3) СМИ должны быть полностью несвободными и вести мощную пропаганду восхваления этой идеологии и вождей.

Так поступали в СССР при И.Сталине, так поступили в Китае после 1978 года с началом реформ Дэн Сяопина, так работали и работают дед, сын и внук Кимы –  СССР придерживался марксистско-ленинской коммунистической идеологии, Китай придерживался маоистской коммунистической идеологи, а Северная Корея до сих пор придерживается государственной коммунистической идеологии на основе учения чучхе.

По воспитанию и в душе И.Каримов являлся коммунистом и в годы президентства он был вынужден отказаться от коммунистической идеологии –  тогда, в конце 80-х, в начале 90-х годов в России, прибалтийских республиках, Грузии и на Украине люди уже понимали всю пагубность коммунистического управления страной, шли нешуточные дебаты среди интеллигенции. Когда взбунтовалась Литва М.Горбачев в январе 1990 года вынужден был поехать туда сам, и на эту поездку взял с собой И.Каримова. Наш лидер собственными глазами видел одержимость литовцев избавиться от коммунистического мракобесия, но ничего не понял.

Более того, несколько раз вступил в полемику с простыми литовцами и стал их агитировать не покидать Союз, но литовцы дали ему достойный отпор и он опозорился. Но перемены стремительно возрастали, вслед за Литвой, которая объявила о своем выходе из СССР (11 марта 1990 г.), последовали Латвия (04.05.1990), Армения (23.08.1990), Грузия (09.04.1991), Эстония (20.08.1991), Украина (24.08.1991), Молдавия (27.08.1991), Азербайжан (30.08.1991). И.Каримов мандражировал: Что делать? Ведь совсем недавно, 5 мая 1991 года в своем интервью собкору А.Орлову газеты “Известия” говорил: “Мы останемся в СССР, этот Союз мы выстрадали” (http://yeltsincenter.ru/sites/default/files/digest/den-za-dnem-1-maya-1991-goda-3204.jpg).

Казалось бы И.Каримова спас ГКЧП (Государственный комитет по чрезвычайному положению), устроивший государственный переворот, которого он горячо поддержал, но его поражение в течение трех дней ввергло его в уныние. Вот тогда он все понял и, скрепя сердце, 31 августа 1991 года объявил о выходе Узбекистана из состава СССР.

Вернемся к теме. Расстрел марша студентов, вывоз немалой части студентов в областные центры, открытие там фантом-университетов позволили И.Каримову решить трех стоящих перед ним проблем:

1) Уничтожение студенческого демократического движения, являющийся основной силой оппозиционных к власти Народного движения “Бирлик” и Демократической партии “Эрк”;

2) Уничтожение свободолюбия молодого поколения, которому в дальнейшем предстояло формировать в Узбекистане демократическое общество, которого он ненавидит всей душой;

3) На долгие годы перед молодым поколением поставить преграду к высоким образованию и науке западного уровня, т.к. малообразованные люди быстрее подвергаются оболваниванию и они никакую угрозу власти не представляют.  

На самом деле эти архиважные для И.Каримова задачи были решены чисто преступным путем, но ему удалось замять расстрел марша студентов путем наглого отрицания причастности к расстрелу самого себя, т.к. никто кроме него не мог отдать приказ солдатам (или милиционерам) открыть огонь по безоружным людям, и силовиков, которые выполнили его преступный приказ. Таким образом, за это вопиющее преступление никто наказания не понес.

То же самое И.Каримов сделал после андижанской бойни –  вспомните как он “искренне” удивлялся в здании Генеральной прокуратуры, когда Генеральный прокурор Р.Кодиров организовал пресс-конференцию для журналистов по поводу андижанских событий, воскликнув: “Как я могу дать приказ стрелять в свой народ?”.

Он внезапно явился на пресс-конференцию, хотя его туда не приглашали. Нетрудно предположить, что он по линии правительственной связи наблюдал за ходом пресс-конференции, какие неудобные и нелицеприятные вопросы задавали журналисты, и боялся, что Р.Кодиров что-то не то ляпнет, и побежал к нему на помощь. Точно также, как и в 1992 году, за расстрел андижанского населения до сих пор никто не наказан.

В 1992 году по инициативе И.Каримова в высшие учебные заведения стали принимать по новым правилам –  обычные советские вступительные экзамены были заменены на тестовый экзамен. Это новшество сразу повысил уровень коррупции в системе ВУЗов в разы. Оно никак не отразилось на повышение грамотности, образованности и квалификации студентов –  молодежь  сразу смекнула, что все в получении образования решают деньги, учиться необязательно, дипломную работу также напишут за деньги, и за выпускные государственные экзамены можно не беспокоиться.

Такое отношение к учебе в ВУЗе особенно пагубное влияние оказало на будущих юристов –   сотрудники органов следствия, прокуратуры, судебной системы и прочие силовики стали самыми настоящими извергами, которых интересовали только деньги и продвижение по служебной лестнице, а не справедливость и истина, основная масса адвокатов же превратилась в лакеи этих самых извергов. Таким образом, осуществилась мечта И.Каримова о превращении Узбекистана в авторитарное государство со средневековой европейской инквизицией. Ради этого стоило расстрелять марш студентов для устрашения молодежи.

(НиО-б):  Переписывание истории под И.Каримова

Как мы видим И.Каримов был против распада СССР, т.е. против приобретения всех его республик независимости. Не понятно, кого он имел в виду когда говорил “Мы останемся в СССР, этот Союз мы выстрадали”.  “Мы” – это кто? Он сам? Его семья? Его партийные дружки? Коммунисты всего Узбекистана? Кто? Весь узбекский народ не мог выстрадать этот Союз по одной простой причине –  с 1925 года, когда Узбекистан вошел в состав СССР и стал УзССР, до выхода из него, в течение 65 лет он подвергался коммунистическому оболваниванию, а с 60-х годов XIX-столетия до вхожения в состав СССР, находился под российской колониальной экспансией. Не ясно и то, когда говорил  “Мы выстрадали этот Союз”, он говорил от души или страшно боялся московских хозяев?

Вся новейшая история Узбекистана показывает, что он о своей позиции тогда, 5 мая 1991 года, говорил от души. Но созданная им нынешняя отечественная пропаганда не краснея утверждает, что независимость Узбекистана связана именно с его именем, что не будь Ислама Каримова узбеки бы не видели независимость как своих ушей. Его преподаватель по институту народного хозяйства в Ташкенте академик Шарифхужаев в своей статье, опубликованной в одной из российских газет, И.Каримова назвал “человеком, определивший эпоху в истории Узбекистана”.

Еще он держит при себе несколько ё-академиков типа Рустамжона Абдуллаева, которые готовы переписать новейшую историю Узбекистана под И.Каримова и написать ему трактаты типа “Узбекистан: свой путь обновления и прогресса” (1992 г.), “Торжество основного закона” (1995 г.), “Гармонично развитое поколение — основа прогресса Узбекистана” (1998 г.), “Высокая духовность — непобедимая сила” (2008 г.), “Узбекистан на пороге достижения независимости” (2011 г.) и т.д.

Переписывание истории государства под И.Каримова началось давно и оно продолжается. Имя И.Каримова прочно заняло место в учебниках школ, лицеев и коллежей, по его “трудам” регулярно проводятся чтения, семинары, конференции, сдача экзаменов как в советское время, когда то же самое проводилось по “трудам” Л.Брежнева. В учебниках можно увидеть и кое-что о “Бирлике” и “Эрке”, но исключительно в негативном свете, хотя бурная деятельность именно этих оппозиционных организаций в конце 80-х и начале 90-х годов привела страну к независимости, принятию закона о государственном языке, первым в истории Узбекистана выборам депутатов в парламент, которые прошли на альтернативной основе, а не как в советское время –  партия одна и кандидат один.

Впервые в истории Узбекистана в Верховном Совете (тогдашний парламент) образовалась демократическая фракция в количестве 50-60 депутатов, среди которых были представители НДУз “Бирлик” Шаврик Рузимуродов и партии “Эрк” Мухаммад Солих, Насрулло Саидов, Ойгул Маматова, Иномжон Турсунов.

Именно по инициативе и целеустремленной деятельности этой фракции, а не И.Каримова, за год и два месяца, т.е. 20 июня 1990 года, Верховный Совет принял “Декларацию о государственной независимости Узбекистана”. Получается, что Узбекистан объявил о своей независимости, о выходе из СССР третьим по счету после Литвы и Латвии. Такая вольность парламента И.Каримова взбесила –  историческую инициативу депутатов он встретил в штыки, он не хотел, чтобы Узбекистан отделялся от СССР. Первым его шагом в деле принятой Декларации было то, что по его настоянию слово “Узбекистан” было заменено на слова “Советская Социалистическая Республика Узбекистан” (УзССР) и включен пункт: “Все законы СССР имеют в УзССР приоритетную силу”.

Декларация о независмости, принятая 20 июня 1990 года, была опубликована спустя два дня (22 июня) в газете  “Совет Ўзбекистони” (Советский Узбекистан), а на страницах газеты  “Ўзбекистон адабиёти ва санъати” (Литература и культура Узбекистана) она появилась лишь 29 июня. Но почему тогда независимость Узбекистана была провозглашена И.Каримовым вновь 31 августа 1991 года?

Имели место три причины:

1) после 20 июня 1990 года И.Каримов превозглашение депутатами парламента независимости страны предал забвению –  он запретил кому-либо говорить и писать о независимости;

2) он начал чистку парламента от оппозиционных депутатов –  к сентябрю 1991 года эти депутаты были либо арестованы по сфабрикованным делам, либо отстранены из парламента, либо вынуждены были покинуть родину;

3) его планы перепутал ГКЧП, которого он поддержал –  поэтому он даже не поехал в Москву на Съезд народных депутатов СССР (там уже создавалась комиссия по расследованию действий руководителей республик по поддержке ГКЧП). Он вынужден был опередить это расследование, чтобы не быть арестованным, а объявление независимости Узбекистана давало ему шанс быть не арестованным.

Сейчас об этом ни слова не говорят и не пишут –  в школах, лицеях, коллежах и ВУЗах молодежи преподают и внушают, что узбеки и Узбекистан обретением независимости обязаны только И.Каримову, нагло искажая историю и переписывая ее под него. Но историю просто так не обманешь. Это для изучения истории древнего Рима, или истории открытия Америки, или истории завоеваний восточных владык как Чингизхан или Амир Темур историки, археологи и прочие исследователи скрупулезно, по крупицам собирают материалы, восстанавливают истлевшие пергаменты и бумаги, выкапывают из под земли черепки горшков, позеленевших монет и даже раскапывают целые курганы.

Вторая половина XX века и весь текущий XXI век, как известно, являются веками интернета, в котором запечатлены все исторические факты, касающиеся семьи Каримовых –  от его рождения самого до открытия в нескольких демократических стран мира уголовных дел против его дочери Гулноры Каримовой. Хотя И.Каримов держит народ Узбекистана в информационном голоде и, поэтому, каждый год попадает в список врагов интернета, но есть немало узбекистанцев, которые скрупулезно, по крупицам, как геологи, собирают информацию о нем, его семьи и дружках, и эту информацию хранят в надежных местах (в интернете).

Известны случаи когда из архивов самых высоких государственных учреждений как Аппарат президента, Кабинет Министров, Генеральная прокуратура, МВД и даже самой закрытой организации как СНБ люди, не окончательно одурманенные пропагандой режима, выносили копии важнейших документов и переправляли их в те надежные места, о которых сказано выше.

Надо думать, что этот процесс продолжается. Да и у населения на руках сохранились копии миллионов документов, отправленные в госорганы, и не получили на них ответа –  это так, если только один Шухрат Рустамов, известный правозащитник, написал более двух тысяч жалоб в Аппарат президента и ни на одину из них не получил ответа. Если власть в Узбекистане сменится не мирным путем, а произойдет нечто экстраординарное (бунты, вооруженное восстание и т.д.), то, естественно, госучреждения постараются уничтожить архивы –  такое происходило в конце 50-х годов в Джизакском районе.

Тогда два преподавателя средних школ создали оппозиционное движение против приписок в хлопководстве, массового воровства районного руководства и нищеты населения. Руководители этого движения Мукимов и Шафакаев отказались писать жалобы на имя руководителей республики, т.к. последние никак не реагировали на жалобы, вернее, не отвечали на них. Руководители движения не стали отправлять жалобы по почте, заметив, что их перехватывает КГБ.

Они нашли слепого фронтовика по имени Акавой, который согласился доставлять их письма в Москву по адресу –  он регулярно ездил поездом в Москву, покупал там целых два чемодана черного душистого перца в пакетиках, привозил в Джизак и продавал их на базаре, благо в то время инвалиды 2-й мировой войны пользовались льготой бесплатно ездить в поезде. Из Москвы стали приезжать проверяющие, но в Ташкенте их сразу “озолачивали” взяткой и они возвращались в Москву с докладом о том, что все жалобы являются клеветой. Тогда Мукимов и Шафакаев написали ироническое письмо в ЦК КПСС с просьбой направить в Узбекистан человека в костюме без карман. Акавой доставил это письмо по назначению.

Так вот, в конце концов, наверное, Москва поняла, что дело серьезное и направила в Джизак человека по фамилии Петров, но узбекский КГБ устроил покушение против него –  он был убит по дороге в Джизак –  его машину, идущую по трассе Ташкент-Джизак, внезапно протаранила грузовая машина, стоящая в двух метрах от трассы. Только после этой трагедии Москва уже никого не щадила

, организовав тотальную проверку. Но и местные руководители не сидели сложа руки –  начались поджоги архивов района, колхозов, хлопзаводов и т.д. Но это их не спасло. Например, среди арестованных был Герой социалистического труда, председатель одного из колхозов Сагдулла Мавлонов – с него сняли звание героя, приговорив самого к 15 годам лишения свободы. Почему я об этом пишу? Потому, что, во-первых, поджог архивов ничего не дало –  со временем все стало известным, во-вторых, я тогда был студентом ТГПИ имени Низами и сам был участником этого движения –  я, как и Акавой, вез письма руководителей движения в Ташкент, человеку по имени Шукрулла (Алимов), который переводил письма с узбекского на русский, т.е. я был простым почтальоном.

Поджоги госархивов нынешней власти Узбекистана не помогут. Несомненно, люди дадут переписыванию истории под И.Каримова достойную оценку, а настоящую историю восстановят в полном объеме. Коммунистическая власть СССР в течение многих десятилетий ставила табу на открытии своих архивов, но политические процессы конца 80-х, начала 90-х годов разрушили огромный металлический замок этого табу и ученые обнаружили в архивах удивительные документы.

Кто мог себе представить, что в одной из своих статей еще дореволюционного периода В.Ленин писал: “В условиях советской политической системы предоставлять народу свободу слова равносильно самоубийству”, пока военный историк Д.А.Волкогонов не обнаружил и прочитал эту статью в архиве компартии.

Главный большевик Российской империи хорошо понимал, что свобода слова намного опаснее чем оружие для тоталитарных и авторитарных режимов, и неслучайно, что первыми шагами В.Ленина после захвата власти были

1) создание Всероссийской Чрезвычайной Комиссии (ВЧК),

2) запрещение деятельности всех партий кроме РСДРП и их изданий –  ВЧК неистово боролась против вольнодумства, уничтожала всякого, кто сомневался в искренности слов и намерений большевиков.

Созданный большевиками СССР на просторах Российской империи быстро превратился в террористическое, однопартийное, с тоталитарной марксистско-ленинской идеологией государство, управляемое вождем.

Все это было усвоено всеми руководителями различного ранга и их деятельность строго контролировалась со стороны КГБ –  выбор был узким: или ты принимаешь правила игры коммунистов и жизнь тебе гарантирована, или ты будешь гнуть свою линию, но тогда с тобой может случиться всякое –  от падения на голову кирпича с крыши до гниения в тюрьме. И.Каримов это усвоил. Усвоил хорошо, назубок и на всю жизнь –  особенно  ту черту большевиков, которые врали не моргнув глазом и постоянно. Такие отличаются от простого смертного тем, что у них нет чувства стыда перед народом за вранье.

Например, И.Каримов не стыдится, что он никакой не доктор экономических наук, никакой не академик АН Республики Узбекистан –  докторская диссертация у него либо вообще нет, и если имеется, то он не внес в нее самостоятельно ни одной буквы. Со званием академика то же самое –  его академиком никто не выбирал, и если выбирали, то несомненно под сильным давлением власти.

(НиО-в): Исчезнувщая Академия наук (АН)

Нельзя сказать, что АН УзССР была одной из сильнейших научных центров в ряду республиканских АН в СССР. Данное утверждение убедительно доказывает сравнение АН Армянской ССР с нашей –  в АН СССР из Армении были 19 действительных членов, а из Узбекистана только один (химик Обид Содиков)! Но несмотря на это в Узбекистане вели работу довольно много известные научно-исследовательские институты как, например, Институт математики, Институт кибернетики, Институт химии растительных веществ, Институт биологии, Институт ботаники, Институт астрономии с Обсерваторией и т.д., в советское время был построен целый Академический городок. В Узбекистане был уникальный объект “Институт Солнца” —  Институт материаловедения научно-производственного объединения “Физика-Солнце” АН РУз. Таких сооружений в мире имелись только два: одно во Франции, второе —  у нас в Узбекистане.

Как-то раз я со своим знакомым, аспирантом Института химии растительных веществ побывал в здании одного из институтов АН на Академгородке. Здание –  то ли четырехэтажное, то ли пятиэтажное –  на меня произвело удручающее впечатление. Пустота, ни звука, многие двери вырваны или еле держатся на одной петли, всюду грязь, ветер гуляет по коридорам, … Послышался звук –  кто-то поднимался наверх и вскоре мы увидели пожилого человека, который оказался сторожем. Кто-то ему сообщил, что какие-то люди зашли в здание. Разговорились.

На наш вопрос: “А что, институт не работает?” сторож ответил: “Давно не работает, куда подевались люди –  непонятно”. Раньше во всех этих зданиях кипела жизнь, шла научная работа, делались открытия, молодые люди после окончания ВУЗа стремились поступить на работу в Институты АН республики –  это давало им возможность не столько остаться в столице, сколько связать свою жизнь с наукой, исследованиями.

При И.Каримове многие институты АН закрылись вопреки лозунга вождя “Узбекистан –  государство с великим будущем”. На узбекский язык этот лозунг переводится как “Ўзбекистон –   келажаги буюк давлат”. Люди, понимая, что при И.Каримове никакого светлого будущего не будет, переиначили его лозунг на “Ўзбекистон –   келажаги куюк давлат”, где “куюк” означает “сгоревший в огне”.

Народ мудр, все схватывает на лету, все расставляет на свои места –  за 25 лет правления И.Каримова государством не появилось не только хотя бы проблески развития, напротив, национальная валюта “сум” обесценилась в более 900 раз по курсу “черного рынка”, или в 500 раз по курсу Центрального банка Узбекистана. За эти 25 лет “сум” ни разу не конвертировался, за все эти годы “успешно” функционировал “черный рынок”. Аксиома: Государство, национальная валюта которого непрерывно обесценивается по отношению к мировым валютам, а также не конвертируется, не может иметь великое будущее!

В частности, великое экономическое будущее наступает не тогда, когда ты, идя на базар, желая купить для семьи продукты питания на один день, берешь с собой целую сумку узбекских сумов, которые весят 10 кг, а тогда, когда в твоем портмоне лежит только пластиковая карта, и никаких денег. С этой картой ты можешь объездить без проблем и без наличных денег чуть ли не всю Европу. И.Каримов был настолько предан СССР, что когда пришлось выпускать свою национальную валюту он велел печатать бумажные деньги и чеканить монеты с достоинствами точно совпадающими с достоинствами советских денег. Узбекские монеты исчезли давно, их можно увидеть у коллекционеров-нумизматов, бумажные деньги с достоинством 1, 3, 5, 10, 25, 50 сумов также исчезли, а 100-сумовые купюры выглядят как штаны цыганки –  замызганные, грязные, порой рваные (Да простят меня цыганки!).

Когда национальная валюта находится в столь удручающем состоянии, говорить о государственной политике в области образования и науки бессмысленно –  наука и образование не могут развиваться, если они сведены в положение уличной попрошайки с протянутой рукой, который постоянно выпрашивает у людей деньги. Но такое состояние науки и образования И.Каримова вполне устраивает.

Наука имеет свойство конвертироваться в свободомыслие –  в самом деле, все страны, в которых наука достигла больших высот, стали демократическими из-за свободомыслия, все деспотические страны как СССР, в которых также наука достигла больших высот, распались также из-за свободомыслия. Я не знаю –  сам ли И.Каримов додумался до этой истины или ему кто-то подсказал, неважно –  он начал рушить Академию наук, среднее и высшее образование, которые могли превратиться в убийц его политического режима.

Не зря при И.Каримове АН стала гнездом липовых, покупаемых диссертаций, обладателей которых свободомыслие нисколько не интересует. О том, во что превратились вступительные экзамены в ВУЗы страшно подумать –  в этот период миллионы долларов передаются с рук на руки. Мечтают ли родители будущего студента о том, что их отпрыск после окончания ВУЗа станет свободолюбивым, свободомыслящим человеком?

Нет, конечно! Они мечтают о том, что их сын или дочь, устроившись на госслужбу, с помощью взяток вернет им в десятикратном размере те доллары, которых они потратили пять лет назад за поступление их чада в ВУЗ –  такие люди абсолютно “не вредны” режиму И.Каримова, более того, они с удовольствием будут служить его опорой.

ФАНТОМ-СРЕДСТВА  МАССОВОЙ  ИНФОРМАЦИИ

Часть 8

(СМИ-а): СМИ для одного человека; Полный запрет на освещение событий недовольства населения

В 1989 году НДУз “Бирлик” начал выпускать свою газету “Бирлик” небольшого формата с тиражом в пять тысяч экземпляров и она за короткое время стала популярной среди населения. Газета выпускалась ротапринтным способом –  тогда у “Бирлика” своего компьютера и других технических средств не было. Это был небывалый случай в истории Узбекистана –  ведь в годы советской власти никогда, даже подпольно, никто не пытался выпустить небольшого формата информационный листок хотя бы в 50 экземпляров. Спецслужбы зорко следили за появлением какой-либо печатной продукции с критикой существующего политического режима –  кара за распространение крамольной мысли была суровой.

Через некоторое время “Бирлик” наладил выпуск газеты “Хафталик” (Еженедельник) в Москве с бОльшим тиражом чем предыдущая “Бирлик”, и ее везли из Москвы сочувствующие люди НДУз “Бирлик”. В апреле 1990 года была создана оппозиционная партия “Эрк”, которая тоже наладила выпуск своей газеты под названием “Эрк”. Газеты передавались с рук на руки, за ними люди приезжали из таких далеких точек страны как Бухара, Термез, Фергана и Наманган, а там люди читали их до дыр.

И.Каримова, ставшего главой республики в середине 1989 года, такой подъем подачи свободной информации перепугало не на шутку и он яростно набросился репрессиями на эти оппозиционные издания –  к середине 1992 года эти газеты уже не выпускались. Редакция газеты “Эрк” перебралась в Алматы и там продолжила ее печатать, с большим трудом переправляя тираж через границу –  всем этим делом руководил бывший депутат парламента из оппозиционного блока Мурод Жураев, один из руководителей партии “Эрк”, для поиска и задержания которого И.Каримов направил самых надежных своих ищеек.

Им помогли спецслужбы Казахстана, задержав и передав его в их руки –  с 18 июня 1994 года Мурод Жураев находится в застенках каримовского режима. Такова краткая история возникновения и уничтожения первых независимых изданий в новейшей истории Узбекистана. И.Каримов стал главным врагом независимых средств массовой информации в Узбекистане. “Главлит” –  Главное управление по делам литературы и издательств, осуществлявший цензуру печатных произведений и защиту государственных секретов в средствах массовой информации, цензура советского образца, продержался в Узбекистане дольше всех в постсоветском пространстве –  до 6 мая 2002 года.

Вот что писал по этому поводу Пресс-центр Общества Прав человека Узбекистана 13 мая 2002 года: (Полный текст):

 6 мая 2002 года узбекские журналисты выразили удивление по поводу ухода со своего поста Эркина Cаломовича Комилова, начальника “Управления по охране государственных тайн в печати” при Госкомпечати Республики Узбекистан. Этот госчиновник 40 лет руководил ведомством, называемом “Управлением по охране государственных тайн в печати”, а на самом деле, призванным выполнять функции цензуры в СМИ Узбекистана.

3 мая на встрече по случаю международного дня свободы СМИ, организованной американской организацией Интерньюс послы США и Германии в Узбекистне господа Дж. Хёрбст и М.Хеккер, а также другие выступавшие критически оценили состояние СМИ в Узбекистане. В частности, была подвергнута критике деятельность председателя Госкомпечати Р.Шагуломова. Именно он давал “ценные указания” Э.Комилову по изъятию критичских материалов из полос газет и журналов, которые могли вызвать “нежелательные волнения среди читателей”.

Объявление об уходе со своего поста Э.Комилова “по состоянию здоровья” вверг многих сотрудников редакций газет и журналов в состоние шока. Некоторые до сих пор не могут поверить в прошедшееся. Кажется, армия местных журналистов разделилась на два лагеря. Входившие в первый лагерь журналисты считали, что уход Э.Комилова приведет в полной ликвидации цензуры в СМИ. Можно заметить, что в этом лагере настроение у всех подавленное: Э.Комилов являлся для них большим авторитетом и они оказались, как бы, у разбитого корыта.

Журналисты из второго лагеря считали, что уход Э.Комилова мало что изменит, все останется по-прежнему. Они утверждали, что узбекские власти просто сделали жесть в сторону правительства США, временно ослабив некоторые гайки цензуры. На самом деле будет то, что говориться в пословице: “Старые бани, старые тазы”. Но в местных СМИ работали и такие журналисты, которые и раньше желали истинного избавления от цензуры, и их лица посветлели. Они искренне радовались и считали, что отставка Э.Комилова – это первый шаг к демократизации СМИ и многое будет зависеть от того, будут ли сделаны следующие шаги в этом направлении. Следя за СМИ Узбекистана можно было заметить, что пока никаких позитивных изменений нет. (Конец).

И.Каримов остался верен себе –  он никогда, ничего не делал во вред себе, своей политике и мировоззрению. Казалось бы, после ликвидации Главлита СМИ в Узбекистане будут свободными и независимыми, но случилось, как говорят, КАК ВСЕГДА –  цензура в СМИ увеличилась в сотни, если не тысячи, раз: теперь вместо сотрудников Главлита цензуру ведут сами главные редакторы изданий и не хуже Э.Комилова.

При И.Каримове через его “воспитание” прошла целая плеяда журналистов, которые неустанно воспевают его успехи в политике, экономике, культуре и т.д., вплоть до нравственности. СМИ в Узбекистане превратились в фантом-СМИ, никакого отношения не имеющие с теми СМИ как их понимают в демократическом мире –  этого и добивался И.Каримов за все годы своего правления страной.

Фактически СМИ в Узбекистане стали СМИ для одного бессовестного, не краснеющего от стыда перед народом человека. Этому человеку было выгодно для сохранения своей власти до конца своей жизни полный запрет на освещение событий недовольства населения в стране или их полное искажение. Это наглядно продемонстрировали андижанские события, которые произошли в мае 2005 года –  событие расстрела мирной демонстрации городского населения правительственными войсками в СМИ Узбекистана преподносилось как отражение вооруженной атаки террористов-акромийцев, которые, якобы, хотели создать халифат на территории трех областей Ферганской долины.

(СМИ-б):  Минимум информации о международных информационных новостях.

Табу на освещение международных информационных новостей, если они касаются

1) критики политического режима в Узбекистане;

2) продвижения вперед демократических преобразований, в частности, улучшения ситуации с правами человека в постсоветских странах как Литва, Латвия, Эстония, Грузия, Украина, Молдова, или же, наоборот, ухудшения таких судьбоносных преобразований в, например, Узбекистане, Туркменистане, Таджикистане, Белорусии, в которых царит единовластие;

3) народных волнений, протестов, столкновений с силами правопорядка не только в недемократических, но и в демократических странах мира;

4) путей экономического процветания, избавления от нищеты;

5) пропаганды современных технических средств связи, передачи и приема информации;

6) и, вообще, всего того, что дискредитирует “идиллическую жизнь узбекского народа” Узбекистана (как оценивал жизнь народа сам И.Каримов в своих выступлениях) И.Каримов ввел с первых дней своего правления страной.

Табу касался не только международных, но и внутригосударственных новостей, таких как протестные выступления рабочих, фермеров, учителей, врачей и других слоев населения. Нельзя было сообщить по радио и телевидению о природных катаклизмах как оползни, селевые потоки, сход лавин с гор, которые уносили немало человеческих жизней и наносили немалый ущерб экономике.

Например, 4 мая 1991 года кишлак Жигаристон близ Ангрена был полностью накрыт оползнем, под которым остались навечно 54 жителя кишлака, и об этой трагедии радио, телевидение и пресса Узбекистана ни словом не обмолвились. “Зачем волновать людей” говорил И.Каримов, выступая по поводу того или иного явления.

По разному люди выражали свое несогласие экономической политикой правительства и основным из них было перекрытие магистральных трасс баррикадами. Эти акции протеста иногда, но редко заканчивались победой протестующих, а зачастую –  страшными их разгонами со стороны милиции. Например, 11 декабря 2004 года жители городка Бахт Сырдарьинской области перекрыли трассу Термез-Ташкент, протестуя против отсутствия одновременно воды, газа и света за последние несколько дней.

Более 100 жителей к ночи, когда в городке Бахт не светилась ни одна лампочка, перекрыли дорогу старыми автомобильными шинами. При свете подожженных автошин было видно, что вышли на трассу с протестом только женщины и дети, а мужчин было единицы. Люди натаскали к месту протеста тысячи булыжников и ими запускали в машины милиции, если они пытались приблизиться к месту протеста. По обе стороны баррикады на сотни метров вытянулась автомобильная очередь. Так продолжалось несколько часов. В конце концов протестующие вынудили явиться к ним руководителей города Гулистан и области.

Через несколько минут после переговоров, вдруг всюду в городке, как будто городок ожил, в домах и на столбах засветились лампочки. Люди кричали “Воду подали!” и стали расходиться. Правозащитники сообщили, утром появился и газ. Если свет, вода появились в городке почти сразу после начала протеста, а газ подали утром, следовательно, тогда в городке Бахт проблем с водой, газом и светом не было, и ясно, что к протесту  людей подтолкнули сами руководители госорганов. Но мотивы госчиновников в вопросе отключения целого городка от воды, света и газа остались непонятными. Об этом и других подобных неординарных событиях народу ничего не было сообщено и это понятно –  сообщишь, и тогда по всему Узбекистану люди будут перекрывать трассы и требовать от власти выполнения своих обязанностей и обещаний. Такова логика авторитарной власти.

 “Информацию о положении дел в политике, экономике, культуре и в других областях общественной жизни в прессу нужно давать дозировано, а лучше –  ничего не давать” –  во все времена правления И.Каримовым страной такова было установка верхов, данная ими СМИ, которые эту установку неукоснительно выполняли. Иногда дело доходило до курьеза. В 1998 году скончалась мать известных оппозиционеров Абдуманноба и Абдурахима Пулатовых, в то время проживающих в США. Мы решили написать некролог и опубликовать его на страницах газеты “Ўзбекистон овози” (Голос Узбекистана).

Мы созвонились с редакцией и бухгалтерией издания, и стало известно, что нужно внести определенную сумму денег на счет газеты и через почту отправить текст некролога. Мы все эти требования выполнили и стали ждать. Через несколько дней мы получили от главного редактора газетв Усмонхона Алимова письмо, в котором без каких-либо объяснений сказано, что нашей просьбе отказано. Такое решение принималось, естественно, не редакционной коллегией, а в кабинетах спецслужб. Их даже пугало имя и фамилия ушедшей из жизни старушки, матери двух людей, один из которых руководил НДУз “Бирлик”, а другой –  создал и руководил Обществом Прав человека Узбекистана (ОПЧУ).

(СМИ-в)  Почти полное ограничение доступа к интернету, оппозиционным сайтам, радио и телевещаниям, социальным сетям;

Из года в год Узбекистан попадает в список врагов Интернета, которого составляют журналисты организации “Репортеры без границ” (Париж). В 2012 году, например, в список “врагов интернета” вошли 12 стран, включая Узбекистан, Туркменистан, Белоруссию и Северную Корею. Узбекистан по праву может “гордиться” этими своими соседями.

Как-то в пылу ненависти ко всему Западу И.Каримов заявил, что демократия как и гомосексуализм чужды народу Узбекистана, хотя в статье 1 Конституции РУз утверждается: “Республика Узбекистан является суверенным, демократическим государством”. Со временем в зависимости от конъюнктуры И.Каримов не раз менял свое отношение к демократии –  когда был расстрелян Андижан он напрочь отвернулся от демократии, ему милее стали автократии в России и Китае, а когда правительство Узбекистана отчитывается перед членами Комитета по правам человека ООН, его делегация не устает говорить о демократии и правах человека, якобы реализованные в стране.

Лицемерию властей Узбекистана нет предела! Невозможно было открыть веб-сайты Радио “Озодлик” (Свобода), ВВС, “Америка овози” (Голос Америки), оппозиционных партий “Бирлик”, “Эрк” и “Народного Движения Узбекистана”, не открывался независимый интернет-портал “Uznews.net”, были заблокированы многие сайты из демократических стран.

Рассуждая над вопросом “Надо ли закутывать женщину в паранджу от дурных глаз мужчин?” великий средневековый мыслитель из Турции Жалолиддин Румий писал: “Сделайте вид, что вы спрятали за пазуху нечто важное и обратитесь к людям с вопросом “Что я спрятал за пазуху?” и вы сразу возбудите страстный интерес у людей –  каждый станет добиваться узнать о спрятанном. Так и с женщиной”.

Интернет в Узбекистане превратился в женщину, на которую насильно одели паранджу-цензуру –  люди кинулись к программам анонимайзерам и прочим ухищрениям для пробивки блокировки интернета, когда узнали, что можно прочесть все книги из библиотеки Оксфорда, соединиться по Скайпу со знакомым, который находится на другом конце “шарика”, заглянуть на невидимую сторону Луны, … –  стало крайне интересно! Аж дух захватывал! Такова была сила информации! Узбекские власти вынуждены были выделить огромные деньги из бюджета на борьбу против интернета, нанять лучших специалистов-программистов-блокировщиков со стороны, закупить дорогостоящее оборудование по блокированию интернета –  и все это иногда помогало, иногда нет.

Антенны-“тарелки” в одно время стали модой в больших городах и даже на большей части сельской местности Узбекистана –  люди стали “ловить” Россию, Европу и, даже, заокеанские США, т.к. смотреть свое телевидение стало неинтересно из-за серости телепередач, а многим стало надоедать лицо Юртбоши, которого показывали каждый день –  то живого, то неживого (на картинке) –  безо всякой надобности. Люди между собой говорили “Я заметил, что если Юртбоши о чем-то говорит прищурившись –  жди беды, т.е. если он чем-то недоволен, то народ обязательно в чем-то пострадает, и поэтому я сразу выключаю телевизор и начинаю думать: что за дурное он задумал?”.

Но и антеннам-“тарелкам” пришел конец –  их убрали за то, что якобы они портят вид города, хотя все догадывались, что из-за них народ может начать требовать уважения своих прав и свобод, а то могут устраивать даже митинги, уличные шествия и прочие “безобразия”,  как это делают россияне и европейцы. Телевидение стало пропагандистским отстойником –  всю ложь о политической оппозиции, правозащитниках, правоверных мусульман и, вообще, о критически мыслящих людях, власть на их голову выливала через телевидение.

Судьбу телевидения как никто другой правдиво описал журналист Исмат Хушев, который многие годы находился вблизи И.Каримова, был им обласкан, на каждой сессии парламента сидел в первом ряду, хотя не был депутатом, летал в составе узбекской делегации в другие страны, являлся главным редактором журнала  “Экономика и жизнь”. Он описывает как работало узбекское телевидение за несколько лет до распада СССР и как сложилась его судьба в начальные годы независимости Узбекистана. Итак, рассказывает Исмат Хушев:

Никогда не забуду. На экранах телевидения демонстрировалась передача “Письма и Жизнь”, которую вел известный журналист Шухрат Косимов. Иногда он по телевизору, размахивая над головой бумагой с жалобой, вовсеуслышанье называя фамилии прокуроров, судей  или сотрудников внутренних дел, которые оставляли без внимания жалобы и письма простых граждан, призывал их быть справедливыми: “Слышите, Иван Петров! У вас есть хоть капелька совести?! Если вы вовремя не совладаете своим умом, то пренебрежение вами к правам и интересам простых граждан может стоит вам очень дорого…”

Чиновник, имя которого было открыто объявлено по телевидению Узбекистана, подвергался наказанию в тот же день и это служило горьким уроком для других чиновников. В те времена большинство передач на телевидении напрямую передавались в эфир, а не как сейчас –  и после записи сто раз ее повторно просматривали, пропуская через цензуру … Передаваемые в эфир раз в неделю знаменитые передачи честного и прекрасного человека Шухрата Косимова без проблем дошли до независимости Узбекистана. Но довольно быстро почему-то их сняли с эфира.

Как поговаривали, в те времена когда в Узбекистане многим руководителям, в первую очередь для господ из МВД, Прокуратуры, Верховного суда, которые являлись прибежищем для бюрократов всех мастей, из-за программы Шухрата Косимова “Письма и Жизнь”, которую народ всегда ждал с нетерпением, как говорят в народе, эти бюрократы чтобы в ней спрятаться готовы были “купить норку мыша за тысячу золотых монет”. Они смотрели передачу “Письма и Жизнь” с превеликим страхом и непрерывно посылали своим руководителям жалобы на Шухрата Косимова.

Жалобы такого порядка, естественно, очень пришлись по душе Тимуру Алимову, совсем недавно занявший кресло государственного советника Президента по надзору силовых структур в Администрации Президента. Он собрав все “жалобы” руководителей силовых структур, которые теперь оказались под его подчинением, выждав удобный момент, хорошо “обработал” Ислама Каримова. В очередной день, когда передача выходила в эфир,  Ислам Каримов специально, лично сам, включает телевизор, находящегося в своем кабинете, и смотрит передачу “Письма и Жизнь”.

И во время этой передачи Шухрат Косимов резко критикует прокуроров, судей и руководителей управлений милиции на местах, называет имена и фамилии ряда чиновников, которые возбудили народный гнев, и призывает их быть справедливыми и заботливыми простым гражданам, обратившимся к ним письмами и жалобами. Просматривая передачу Ислам Каримов приказывает немедленно соединить его с руководителем телевидения Ганжой Якубовым и задает вопрос: “Кто является руководителем Узбекистана?”.

Не ожидавший такого вопроса и смертельно перепугавщийся Ганжа Якубов немедленно отвечает: “Конечно Вы, Ислам Абдуганиевич!” Новый руководитель страны дает команду: “Если так, то немедленно удали из телевидения того своего “руководителя”, который выступая по телевидению поучает прокуроров, судей и милицию!” Так голос прекрасного человека, невероятно скромного и непритязательного журналиста, который в свое время заложил фундамент для газеты “Ташкентский строитель”, заслуженного журналиста Шухрата Косимова вообще был заглушен. Он был изгнан из телевидения, и в первые же годы независимости был вышвырнут на улицу. Через непродолжительное время он перенес инфаркт и покинул этот несправедливый и бренной мир…(Конец).

(СМИ-в):  Свободе слова – полный запрет.  Исчезновение фельетонов

Исчезновение фельетонов –  признак ухудшения свободы слова в СМИ независимого Узбекистана даже по сравнению с СМИ советского периода. В советское время были журналисты-фельетонисты, гроза всех руководителей воров, взяточников, грубиянов, мздоимцев и, вообще, проходимцев всех мастей. Этот пласт местных руководителей фельетонистов боялись как огня. Несмотря на то, что СССР находился за железной занавесью, а внутри страны господствовала коммунистическая цензура, тем не менее, были немало журналистов как Трофим Маккавеев, Владимир Надеин и другие известные фельетонисты, которые внесли неоценимый вклад в дело распространения и укрепления свободы слова в СССР. Старшее поколение узбекистанцев еще помнят, что и в узбекоязычной прессе также были талантливые журналисты-фельетонисты. Помнится, многие люди газету покупали только потому, что в ней публиковались фельетоны.

Журналист-фельетонист в обществе имел такой же рейтинг какой имел секретарь райкома КПСС, а то и выше. Все это в независимом Узбекистане улетучилось по чьей-то злой воле –  газеты и журналы стали заполняться серыми, однообразными, ничему не обязывающими статьями. В условиях, когда в стране нет оппозиции и ее изданий, когда горстка правозащитников не имеет никакой возможности опубликовать свои сообщения, статьи, доклады и бюллетени, когда вся пресса принадлежит только государству, власть страшат даже фельетоны.

И.Каримов на пресс-конференциях не раз критиковал журналистов за беззубость, трусость и неумение вскрывать во властных структурах коррупцию, взяточничество, беззаконие и другие пороки. Бывало, что он чуть ли не кричал, оглядывая сидящих людей в зале своим грозным взором: “Покажите мне хоть одного смелого журналиста, который не боится критиковать зарвавшихся чиновников –  нету их, я их не вижу!”, изображая из себя великого артиста. Были в узбекской журналистике смелые журналисты, но … все оказались в тюрьме. Узбекистан является одним из тех государств, в застенках которых сидят наибольшее количество журналистов, чем в других. В уголовном кодексе имеется “дежурная” статья 165 (Вымогательство) по которой в основном “ловят” и осуждают правозащитников и журналистов.

Это очень удобно –  достаточно найти человека N, который под диктовку следователя напишет: “Я, N, заявляю, что журналист (правозащитник) T потребовал выплатить ему сумму S взамен на неразглашение в интернете моих каких-то, мне неизвестных, незаконных деяний. … Прошу возбудить уголовное производство по отношению к Т для предотвращения вымогательства”. Людей, готовых написать подобные заявления, не счесть –  милиция легко набирает контингент “карманных заявителей” из числа людей, которые ранее попались в руки правоохранителей за серьезное преступление, но откупились и согласились стать “карманными заявителями”. Известным правозащитникам Узбекистана Мутабар Таджибаевой, Азаму Фармонову, Норбою Холжигитову, Алишеру Караматову, Хабибулле Акпулатову, Насиму Исакову, Агзаму Тургунову и другим следственные органы “пришили” дело именно по этой статье УК РУз.

И.Каримов прекрасно знает, что не будь репрессивной, антинародной политики, в стране сформировалась бы свободная и зубастая журналистика не хуже чем, например, во Франции или Литве. Наши узбекские журналисты-фельетонисты писали бы фельетоны не хуже Трофима Маккавеева или Владимира Надеина. Даже в советское время в Узбекистане были талантливые фельетонисты как Абдулла Кодирий, Хамза Хакимзода Ниёзий, Тавалло, Чулпон и другие. И.Каримов со своей насквозь лживой риторикой на пресс-конференциях перед журналистами старается не признаваться о сути своей репрессивной политики. Так ему выгодно для достижения своей главной цели –  остаться у власти до конца своей жизни.

Запрет издания, ввоза и распространения книг, газет, журналов и другой печатной продукции других государств;

Первые годы независимости были характерны тем, что из-за рубежа, в основном из России, в Узбекистан поступали разного рода литература, газеты и журналы. Газета “Труд” была самая читаемая. На длинном и широком тротуаре рядом с Центральным универсамом почти каждый день, на самодельных прилавках шла торговля книгами из России –  там было все –  и прекрасная художественная литература и явный туалетный хлам об оккультизме и магии, гороскопах на все времена и т.д.

Хотя было трудно с деньгами –  ведь тогда и своей валюты не было, а выпущенные через пару лет сумы-купоны были настолько смехотворными по своей покупательной силе, что люди без зазрения совести использовали их в туалете – люди шли на этот книжный базарчик и каждый из него что-то уносил. Народ что-то читал, просвещался, набирал ума, у него развивалось свободомыслие. Да и И.Каримов вдруг блеснул талантом просветителя –  он начал писать книги о политике, экономике, мировом кризисе и даже морали. Правда, до 55 лет будучи министром финансов, 1-секретарем Кашкадарьинского обкома компартии Узбекистана и другим ответственным работником он ничего, даже одну статью, не написал –  не то было некогда, не то талант еще не раскрылся.

Когда ему стукнуло 55 лет вдруг он обнаружил у себя необыкновенный талант писателя на политические, экономические и морально-этические темы и стал писать одну книгу за другой. Так и у Леонида Ильича проявился талант писателя когда он еле связывал два слова, а слово “систематически” он выговаривал как “сыскимасыски”. Но народ почему-то не побежал в книжные магазины покупать его книги –  они не теснились на полках с обычными книгами, им были отведены специальные стенды с его улыбающимся на все лицо портретом. Правда, студенты ВУЗов, учащиеся лицеев и колледжей под понукание наставников начали изучать его книги, сдавали по ним экзамены. Так в Узбекистане появился свой Брежнев. Но народ упорно шел на базарчик возле ЦУМа. И это показалось властям Узбекистана подозрительно опасным и под надуманным поводом книжный базарчик был ликвидирован.

Но жизнь на этом не остановилась. В Узбекистан хлынул поток книг из мусульманских стран, книги, брошюры и листовки религиозной партии “Хизб ут-Тахрир” заполонили весь Ташкент и другие города, листовки оставляли в почтовых ящиках. За чтение и хранение брошюры “ал-Вайл” многие сотни, если не тысячи людей, власти отправили в тюрьмы. Информация (книги, газеты, журналы, листовки и т.д.) как сообщающиеся сосуды – если в одном сосуде убывает, то в другом сосуде прибывает, но уровень остается неизменным. Уничтожив книжный базарчик возле ЦУМа, власть спровоцировала приток совершенно другой, чуждой менталитету народа литературы.

Активизировали свою деятельность различные течения и секты христианской религии, которые начали завозить из-за рубежа свою литературу. Начались громкие суды над этими активистами, международные организации по защите религиозных прав человека (как, например, “Форум 18”) стали обвинять власти Узбекистана в нарушении религиозных прав людей. Выиграла ли власть Узбекистана в международной арене своими репрессиями против религиозных прав людей, конфисковывая у них религиозную литературу, а самих отправляя в тюрьмы? Конечно, нет!

ИСТОРИЯ ПОЯВЛЕНИЯ ИЗГОЯ В МЕЖДУНАРОДНОМ ПОЛИТИЧЕСКОМ ПОЛЕ И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ

Часть 9

И.Каримову позарез нужна была популярность –  ведь его, кроме кучки партфункционеров, в СССР никто не знал, а в Европе тем более. 23 января 1993 года мне посчастливалось побеседовать с удивительным человеком-ученым,  доктором международного права, профессором Таиром Фаридовичем Таировым, который работал во Всемирном Совете мира. Т.Таиров был родом из Узбекистана, учился и работал в Москва, был страстным любителем старины, касающихся родного края –  он коллекционировал старинные шелковые халаты, тюбетейки, ковры и т.д. Он рассказал, что однажды ему позвонил один из госсоветников И.Каримова и попросил его написать серию статей о президенте Узбекистана и опубликовать ее в европейских газетах.

Свою просьбу госсоветник закончил словами: “Мы в долгу не останемся”. Выслушав госсоветника он ответил: “Я этими делами не занимаюсь” и положил трубку. Я спросил тогда Таира Фаридовича “Как Вы думаете, какой путь развития выберет И.Каримов в Узбекистане –  демократический или авторитарный?”, он не раздумываясь ответил: “Ведь сейчас вашего руководителя Абдуманноба Пулатова судят за оскорбление президента. А я его, Абдуманноба, знаю очень хорошо и встречался с ним много раз в Москва. Он чрезвычайно мягкий и интеллигентный человек, каких мало. Это мой ответ на ваш вопрос. Исламу Каримову идеи демократии чужды, он будет давить все новое во всем –  и в политике, и в экономике, и в международных отношениях. Человек, который просит написать о нем статью за деньги и опубликовать в европейских газетах, может быть только мошенником, а не демократом. Вот, увидите, как он европейцев еще будет водить за нос”. Он оказался абсолютно прав.

До 1996 года И.Каримов жил международным изгоем –  его из демократического мира никто к себе не приглашал и он принимал приглашения только от руководителей недемократических государств как и сам. Впервые его пригласило руководство США в 1996 году и это было большой ошибкой. В США думали, что Узбекистан, являясь ключевым государством в Центральной Азии может первым начать процесс декоммунизации, десоветизации и деКГБзации, как после 2-й мировой войны немцы провели процесс денацификации и довольно быстро восстановили разрушенную Германию.

США первым открыли свое посольство в Ташкенте в марте 1992 года, но американцы не знали (или почти не знали) как протекала борьба хрупких еще демократических сил против коммунистической деспотии И.Каримова, они не знали как он бешено и злобно сопротивлялся новым демократическим веяниям. Они возлагали на И.Каримова большие надежды, что он осуществит в своей стране полный отказ от мифического коммунизма и его атрибутов, не подозревая, что он является главным врагом демократии в Узбекистане. Ошибка американцев дорого обошлась демократическому движению, начатое НДУз “Бирлик” в 1988 году, которое затем усилилось деятельностью партий “Эрк”, “Бирлик” и “Озод дехконлар”. И.Каримову с помощью своих спецслужб удалось создать глубокий раскол в оппозиционном лагере и его американцы видели, и это их не насторожило.

Официально пригласив И.Каримова в США американская администрация его, как бы, легализовала, вывели на просторную международную арену, в руки вложили карт-бланш, забыв о том, что он является по уши подконтрольным сохранивщемуся в ельцинской России советского КГБ, который не позволит ему просто так вольничать с государственным управлением, да и сам он по характеру самый настоящий деспот. Насколько глубоко в нем ошибались американцы наглядно показал саммит НАТО в Бухаресте, который проходил в апреле 2008 года.

Руководство НАТО тогда не намеревалось пригласить И.Каримова на свой саммит, имея в виду андижанскую резню 2005 года, но за него заступился президент США Джорж Буш-младший заявив, что он будет бойкотировать саммит НАТО. Однако, винить во всем американцев не стоит из-за того, что в трудные для него моменты И.Каримову почти всегда везло: после андижанских событий, когда ЕС ввел санкции против 12 госчиновников из его окружения, вдруг “обнаружилось”, что логистика перевозок невоенных товаров из ЕС и США в Афганистан и обратно самая дешевая, и руководители этого Союза и США всячески стали его обхаживать и лелеять, да так, что напрочь забыли об андижанском расстреле.

Каждый год Госдепартамент США обнародывает свои доклады о ситуации с правами человека в разных государствах, и из года в год в них подвергается нелицеприятной критике противозаконные действия узбекской власти в области религиозных прав людей. Но и тут И.Каримову везет –  его спецслужбы устраивают так называемые “теракты’\” где-нибудь в Бухаре, утверждая, что некая семья готовила там теракт, и, изготавливая взрывчатку из аммиака, сама взлетела в воздух от случайного взрыва. Этому бреду верит весь цивилизованный мир и выделяет Узбекистану большие гранты на борьбу против терроризма. Или другой пример.

Опальный посол Великобритании госп. Крейг Мюррей неопровержимо доказал, что ЦРУ и МИ-6, когда речь идет о так называемых “мусульман-террористах” в Узбекистане, оперируют теми данными, которых им поставляет Служба национальной безопасности (СНБ) Узбекистана, которые ею добыты в своих следственных подвалах от простых, никакого отношения не имеющих к терроризму мусульман, с помощью жестоких, бесчеловечных пыток и издевательств.

Казалось бы легче и лучше прислушаться к послу, который, как никто другой посол, по крупицам собирал информацию о злодеяниях узбекских спецслужб по отношению к молодым мусульманам, беседуя десятками из этих людей или с их родственниками, объездив почти весь Узбекистан. Мюррей выступал с резкой критикой США, которые прикрываясь борьбой с международным терроризмом, попустительствуют преступлениям режима И.Каримова. Он написал книгу “Смерть в Самарканде” на основе неопровержимых фактов как режим И.Каримова убивает своих оппонентов. Он писал, что узбекские власти пытают заключённых, чтобы получить от них информацию, которая затем передаётся в США и через ЦРУ сообщается британским властям.

Но внешнеполитическое ведомство Великобритании не только не прислушалось его голосу правды, напротив, под давлением И.Каримова отозвало своего посла, а затем уволило. Как видно, И.Каримову снова повезло –  в этом ему помогли США и Великобритания. Эта “помощь” позволила остаться И.Каримову в мировом политическом пространстве и продолжить в стране делать все, чтобы уничтожить остатки свободомыслия, всю оппозицию, и последние из оставшихся демократических ценностей, которые появились в конце 80-х и начале 90-х годов благодаря настойчивой борьбы оппозиционных сил.

Фантом-правозащитные организации

Первая фантом-правозащитная организация в Узбекистане под названием “Организация по защите прав и свобод личности” была создана, как я уже писал выше, в июне 1996 года накануне государственного визита И.Каримова в Вашингтон на встречу с президентом США Джоржом Бушем-младшим. Ее тогда возглавил бывший депутат Олий Мажлиса (парламента) Республики Узбекистан Марат Зохидов, сын известного ученого-биолога, академика АН УзССР Теши Зохидова.

Но эта организация не снискала авторитета и уважения среди населения Узбекистана. Осознав эту неудачу власти Узбекистана М.Зохидова откоманрдировали в город Франкфурт (Германия), где располагался офис т.н. организации под названием “Международное общество прав человека». М.Зохидов месяцами “пропадал» в Европе. Многие задавались вопросами: “Кто финансирует его поездки в Европу? Кто оплачивает полет на самолете в Европу, проживание в гостинице и счет за питание? ”, ведь он нигде не работал и никак не мог сам оплатить свои поездки в Европу!  

Мои расходы на поездку, например, в Европу, США и Южную Корею (Варшава, Женева, Стамбул, Вена, Нью-Йорк, Сеул, Осло, Париж и др.) заранее оплачивала приглашающая сторона сама – ни мне, ни другим приглашенным на конференцию (симпозиуму, совещанию и др. мероприятиям) членам ОПЧУ приглашающая сторона деньги на руки не давала. Эти поездки продолжались 5-10, максимум 15 дней, М.Зохидов же гулял в Европе месяцами. Конечно, многие догадывались кто или какой государственный орган оплачивал его поездки.

Выступая на международных конференциях М.Зохидов никогда не говорил о ситуации с правами человека в Узбекистане. Он начинал и кончал свои выступления с яростными нападениями на НДУ “Бирлик”, Демпартию “Эрк” и ОПЧУ. Его выступления часто переходили на крик: “Я убью Бирлик! Необходимо ликвидировать Эрк! ”. Долго терпели его окрики международные правозащитные организации. Но в последнее десятилетие его не стали приглашать.      

Комитет против пыток (КПП) и Комитет по правам человека (КПЧ) ООН, Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), мировые правозащитные организации Хьюман Райтс Вотч (Нью-Йорк), Фридом Хаус (Нью-Йорк), Эмнести Интернешнл (Лондон), Международная Федерация по правам человека (Париж), Международный Хельсинкский Комитет по правам человека (Вена) зорко следили за ситуацией с правами человека в Узбекистане, а Хьюман Райтс Вотч и Фридом Хаус были представлены в Ташкенте своими офисами.

КПП и КПЧ ООН, а также ОБСЕ регулярно проводили свои слушания официальных докладов правительства Узбекистана о ситуации с правами человека в стране, на которые ОБСЕ и эти Комитеты ООН приглашали независимые от государства правозащитные организации Узбекистана, прося представить на слушаниях альтернативные доклады. Вплоть до 1998 года в Узбекистане была только одна независимая правозащитная организация – Общество Прав Человека Узбекистана (ОПЧУ) – которая была создана 2 февраля 1992 года, первым председателем которой был Абдуманноб Пулатов.

Первый свой альтернативный доклад ОПЧУ представило на годовом собрании ОБСЕ в конце сентября 1998 года в Варшаве. Доклад ОПЧУ вызвал огромный интерес у участников собрания – зал с 500 участниками из разных государств Европы буквально гудел. На этом собрании участвовала и официальная делегация из Узбекистана во главе с Акмалом Саидовым, директором Национального Центра по правам человека Республики Узбекистан. Фальшивость его официального правительственного доклада участники форума уловили мгновенно и эта совершенно негативная реакция зала “открыла глаза» правителя Узбекистана И.Каримова – по его приказу спешно стали создавать фантом-правозащитные организации.

Первой такой организацией стало, так называемое, “Независимое общество прав человека Узбекистана”, созданная в 1998 году, возглавить которую доверили бывшему полковнику КГБ Михаилу Ардзинову из Ленинграда (Российская Федерация), который начал неистово поливать грязью оппозиционные Народное Движение Узбекистана (НДУ) “Бирлик”, Демократическую партию Узбекистана “Эрк» и ОПЧУ на разных международных форумах. Международное правозащитное сообщество быстро раскусило аферу И.Каримова и перестало приглашать его приспешника на свои совещания.   Но, не тут-то было!..

В феврале 1999 года в один и тот же день в Ташкенте произошел ряд взрывов. Данный теракт расследовали следственные группы СНБ и МВД Узбекистана. Десятки людей, если не сотни, были обвинены в этом теракте и осуждены на длительные сроки заключения, среди которых был и Мамадади Махмудов, который отсидел в каримовских колониях около 20 лет. Среди осужденных были три брата Мухаммада Солиха, председателя Демократической партии “Эрк”, а самого М.Солиха судили заочно, приговорив его к 15,5 годам лишения свободы, так как он за долго до взрывов эмигрировал в Норвегию.  

Фантом-правозащитные организации Узбекистана на ниве правозащитного движения поработали “на славу” во благо продления жизни каримовского авторитарного правления страной и … сгинули: Михаил Ардзинов в 2014 году уехал в свой родной Ленинград (переименованный ранее в Санкт-Петербург), а Васила Иноятова внезапно умерла 19 мая 2018 года. Говорят, что 1) М.Ардзинова провожали из Ташкента в Санкт-Петепрбург со всеми почестями, чуть ли не повесив на его грудь орден “Герой Республики Узбекистан”, 2) а В.Иноятову выбросили на мусорник как неоднократно использованную ненужную тряпку.   

ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА –  остаться у руля государства до конца своей жизни, держать народ в узде

Коммунистическое гнездо, откуда выпорхнули в свое время И.Каримов, Э.Рахмон, Н.Назарбоев, С.Ниязов, Г.Алиев и его сын, Г.Бердимухаммедов, а вот теперь и В.Путин, еще задолго до их рождения положило начало пожизненному правлению государством. Оно было коммунистическим правлением и первым таким правителем был В.Ленин, несгибаемый последователь основателя коммунистического учения К.Маркса.

В истории предостаточно примеров, когда фараоны, цезари, императоры, цари, ханы, эмиры и прочие владыки оставались у руля государства до конца своей жизни, если на их жизнь никто не покушался. Бывало, что их убивали. Так и с В.Лениным такое случилось –  его убили. И.Сталин правил СССР 31 год, Л.Бражнев –  18 лет, Ш.Рашидов УзССР –  24 года. Н.Хрущеву такой возможности просто не дали за то, что он позволил себе чуть-чуть полиберальничать –  вдруг взялся за развенчивание культа личности И.Сталина.

Роберту Мугабе, который правит Зимбабве более 30 лет, исполнился “только” 91 год, но он еще бодр, подтянут, глаза еще не потускнели, держится молодцом. И.Каримов всеми правдами и неправдами, в основном неправдами, правит Узбекистаном 25 лет –  он уже перешагнул свой 77-летний рубеж. Но ему до 91 года еще далеко, и стать и прыть у него уже не те, которых он имел, скажем, в 2005 году –  помните как он джигитом скакал то в Москву, то в Пекин, то еще куда, когда, после расстрела андижанцев, было невмоготу?

Но, как бы то ни было, остаться у власти до конца своей жизни очень хочется! Ведь он не в демократическом гнезде рос, в котором человеку прививают чувства справедливости, человеколюбия, ответственности перед народом и историей, уважения и соблюдения законов страны, не злоупотребления властью и своевременного ухода с занимаемой должности, когда срок полномочия истекает, а родился и рос в коммунистическом гнезде, в котором его потчевали отборной ложью, лицемерием, злобой, отвращением к свободе и правам человека; прививали ему ненависть ко всему, кроме коммунистического, –  в идеологии, политике, экономике, культуре; обучали его как жить за счет других, как воровать народное добро, где и как спрятать ворованное; вдохновляли если он запросто может 1) оскорбить, избить, загрызть протестующего человека, 2) всюду и всегда, не стесняясь, врать народу в лицо, 3) запугать оппонента заявив “я тебя загною в тюрьме”, 4) мстить за свободомыслие, за высказанную правду, за отличное от его мировоззрение.

И.Каримов прошел школу, в котором слабый всегда подчиняется сильному, если даже последний является тупицей, человек, занимающий должность ниже чем другой партийный функционер или государственный чиновник, в обязательном порядке подчиняется вышестоящему и поэтому чинопочитание у него в крови. Демократические и недемократические ценности кардинально отличаются. Об этом убедительно написал Павел Гинтов: “65 из последних 100 лет Россией управляли три человека: Сталин (31 год), Брежнев (18 лет), Путин (16 лет).

За время их правления в США сменилось 13 президентов: пять за время правления Сталина, пять при Брежневе, три (в следующем году будет четыре) при Путине. В то же время за последние 100 лет в России сменилось 6 конституций. США же живет по Конституции 1787 года”. Какой из этих двух ценностей придерживался И.Каримов на своем жизненном пути догадаться не трудно. Эти две ценности отличаются друг от друга наличием или отсутствием в них понятия совести.

Отцы-составители Конституции США предполагали, что американцы –  и простой люд, и руководители –  будут жить по совести и Конституция будет служить для них светочем демократизма, свободы. Выступая перед солдатами вермахта, которые отправлялись на фронт, на войну, Адольф Гитлер сказал: “Я вас освобождаю от угрызения совести”. Два мира, две ценности, два подхода к понятию “совесть”. 2-я мировая –  война между двумя тоталитарными государствами СССР и Германией, война между двумя тоталитарными идеологиями –  коммунистической и нацистской. Наш И.Каримов имеет прямое отношение к коммунистическому тоталитаризму –  он был одним из главных руководителей в УзССР.

Общество Прав Человека Узбекистана (ОПЧУ) еще 7 января 2004 года в своем докладе, исследуя вопрос “ПризнАет ли Ислам Каримов утверждение Спецдокладчика ООН госп. Тео ван Бовена о том, что пытки в Узбекистане применяются массово и систематически?”, ответило на него коротко: “Нет, не признАет!” и привело его доказательство (см. здесь: https://huquqolami.wordpress.com/2015/04/13/%D0%B4%D0%BE%D0%BA%D0%BB%D0%B0%D0%B4-%D0%BE%D0%B1%D1%89%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B0-%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2-%D1%87%D0%B5%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0%BA%D0%B0-%D1%83%D0%B7%D0%B1%D0%B5%D0%BA%D0%B8/).

Оно (доказательство) –  очевидно: каждая примененная пытка или другие жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращения и наказания к задержанному, подследственному, подсудимому, осужденному является преступлением следователя, надзирателя колонии и т.д., т.е. должностного лица (см. Уголовный кодекс РУз, статья 235). А так как пытки и другие жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство видов обращения и наказания применяются массово и систематически, это означает, что они возведены в ранг государственной политики.

Это по международному праву оценивается как преступление против человечности и геноцид против народа или его части, что влечет привлечение руководителей государства в Гаагский международный суд. Хотя доклад госп. Тео ван Бовена был опубликован в феврале 2003 года, И.Каримов до сих пор его утверждение игнорирует.

Признание им массовости и систематичности пыток и  других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания меняет в его жизни все –  если он не сдастся международному правосудию, то Гаагский суд может провести суд над ним заочно и объявить в международный розыск, как президента Судана Умара ал-Башира, и тогда вылетает в трубу его надежды

1) на вечное президентство,

2) на оставление на посту президента одну из своих дочерей,

3) на сохранение для дочерей и внуков миллиардов долларов наворованных денег и драгоценностей,

4) на то, что многочисленные его враги или их родственники, кому он нанес неисчислимые и страшные страдания, не станут или не смогут мстить ему самому или его дочерям и внукам,

5) на сохранение его кровавого и бесчеловеческого политического наследия.

И.Каримову сейчас несравнимо много трудней, чем в начале 90-х годов, когда он создавал свой антинародный мирок –  ведь мир вокруг него меняется, сам же стремительно стареет, из-за рубежа вернутся миллионы узбеков-“дангаса”, многие из которых его люто ненавидят, да и в близком его окружении могут быть люди, которые ждут не дождутся когда он откинет копыта, даже в этом они могут ему помочь, как некогда помогли Сапармырату Ниязову уйти в иной мир люди из своего окружения.

В начале статьи я сформулировал 12 вопросов, которых я слышал от людей и многое из того, что содержится в этих вопросах, мне было известно уже тогда, когда еще находился в Узбекистане. Живя с августа 2006 года во Франции, я много общался с соотечественниками, которые также жили за границей. Не все, из тех с которыми я общался, знали о событиях начала 90-х годов, т.к. тогда они были еще молодыми, но были и немало таких, кто об этих событиях имел хорошее представление.

Обсуждая вопрос “Почему в самом начале 1991 года власти вдруг начали обносить все государственные учреждения, а чуть позже и вокзалы, банки, парки и другие общественные места железными парапетами трехметровой высоты, хотя в Узбекистане тогда никакие политико-экономические потрясения не происходили?”, я интересовался ответами соотечественников –  мало, очень мало, кто связывал это с мировозрением, коммунистическим прошлым, характером И.Каримова и намерением его в дальнейшем создать в Узбекистане государство, подобное СССР по духу, со всей его антинародной репрессивной машиной, слегка видоизменив коммунистические термины. Перед ним стояла ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА –  остаться у власти до конца своей жизни и для достижения этой цели ДЕРЖАТЬ НАРОД В УЗДЕ!!

ПОСЛЕСЛОВИЕ.

Часть 10

Еще в начале 90-х годов в оппозиционных кругах возникали споры по вопросу: “Куда поведет Ислам Каримов Узбекистан –  в сторону демократии или в сторону автократии?”. Большинство предполагало, что судьба Узбекистана будет незавидной, а некоторые из них даже говорили, что Узбекистан ждет страшная судьба, лишь немногие надеялись на лучшее –  они говорили, что демократический Запад не допустит, чтобы в постсоветских государствах сохранились коммунистические порядки.

К концу 1993 года с демократической оппозицией было покончено –  лидеры покинули родину, некоторые оказались в тюрьме, за простыми членами “Бирлика”,  “Эрка” и других оппозиционных организаций был установлен строгий надзор по месту проживания. Мне знакомые милиционеры рассказывали, что после утренней разводки начальник милиции собирал всех участковых и спрашивал каждого из них: “Как “бирликовцы” и “эрковцы”, ты следишь за ними? Чуть что пиши донесение –  мы быстро возбудим уголовное дело. Как работают аксакалы из махаллинского схода граждан и посбоны? Следи за ними –  они ведь не зря за это деньги получают!” На особом учете стояли руководители предприятий, учреждений, школ, ВУЗов и других государственных организаций, в которых работали “бирликовцы” и “эрковцы” –  они обязаны были немедленно уволить их с работы, если это требование исходило из милиции или прокуратуры.

Некоторую свободу действий имели правозащитники, т.к. они работали в тесном контакте с международными правозащитными организациями как “Хьюман Райтс Ватч” и “Фридом Хаус”, которые имели в Ташкенте свои офисы, а также с посольствами США, Великобритании, Франции, Швейцарии, Чехии, Польши, Италии и Словакии. Нередко Узбекистан посещали сотрудники правозащитных организаций “Эмнести Интернешнл” (Лондон), “Международной Хельсинкской Федерации” (Вена) и “Мемориал” (Москва), с узбекскими правозащитниками активно переписывались и поддерживали их такие организации как “Международная федерация за права человека” (Париж) и “Международная лига прав человека” (Нью-Йорк), “Нидерландский Хельсинкский комитет” (Гаага), “Норвежский Хельсинкский комитет” (Осло) и “Польский Хельсинкский Фонд” (Варшава). Об этом я пишу только потому, что И.Каримов уничтожив политическую оппозицию в зародыше, но не смог то же самое осуществить с правозащитным движением.

Помню, 1992 году, когда были открыты первые посольства (США, Турция и т.д.), а также офисы некоторых международных организаций (напр., Программа развития ООН (ПРООН)), милиция нас ловила за 50-100 метров до офисов посольств и других организаций –  так продолжилось года два-три. Мы созванивались с посольствами и рассказывали, что нас задержали до подхода к их офису, указывая место и время задержания. Наверное, этот вопрос обсуждали между собой послы разных стран и поднимали его на уровне МИД Узбекистана.

Обстановка постепенно смягчалась и наша активность начала расти. 21 августа 1996 года из США после почти трех с половиной год отсутствия прилетел председатель ОПЧУ Абдуманноб Пулатов и мы немедленно приступили к проведению 2-го Курултая организации, который был успешно проведен 6-7 сентября. 11-12 сентября в Ташкенте состоялся симпозиум ОБСЕ, на котором приняли участие А.Пулатов и я. Нам казалось, что И.Каримов отпустил вожжи и теперь в Узбекистане начнется процесс демократизации.

В разных регионах появились прекрасные правозащитники как Холхужа Юнус, Шаврик Рузимуродов, Бахтиёр Хамраев, Маматкул Мухторов, Елена Урлаева и другие. Но, оказалось, что наши ожидания на лучшее были обманчивыми –  постепенно стала вырисовываться другая картина –  картина зловещая, кровавая и безжалостная. В июле 2001 года в подвале МВД был убит Шаврик Рузимуродов. Елену Урлаеву поместили в психушку.

Правозащитница-адвокат Мутабар Атабабаева из Джизака умерла после того, когда зимой, среди ночи, ее саму, ее дочь и двух внучек милиция по решению суда насильно выгнала из ее дома, выбросив все ее домашние вещи на улицу. Вся семья провела ночь под холодным дождем. Мутабар Атабабаева простудилась и вскоре умерла.

Чем ближе приближался 2005 год, тем яростнее становилось давление властей на правозащитников. Правозащитников стали арестовывать, как говорят, “пачками”. В сентябре 2002 года были арестованы три члена ОПЧУ из Нишанского района Кашкадарьинской области. В том же сентябре был арестован Турсинбай Утамуратов, председатель Каракалпакистанского республиканского отделения ОПЧУ и осужден к 9 годам лишения свободы. Чуть позднее был арестован правозащитник Насим Исаков из Джизака, который был лишен свободы на 8 лет.

Аресты на этом не закончились, они продолжались, и в мае 2005 года все было кончено –  после расстрела жителей Андижана власти возбудили 18 уголовных дел против правозащитников, абсолютное большинство которых были членами ОПЧУ. Начался исход членов ОПЧУ в зарубеж –  оставаться в Узбекистане было крайне опасно. Власти стали “чистить” Узбекистан от международных организаций и СМИ –  были изгнаны “Фридом Хаус”, “Хьюман Райтс Ватч”,  “Институт Открытое Общество” (Фонд Сороса), Радио ВВС и  “Озодлик” и т.д.

В Узбекистане начались бесконечные суды и страна погрузилась в  в средневековое мракобесие. Оказались правыми те, которые еще в начале 90-х годов говорили, что Узбекистан ждет страшная судьба. Хотя И.Каримов не на шутку испугался за расстрел Андижана, но спустя некоторое время в душе, наверное, торжествовал –

1) серьезной оппозиции нет;

2) правозащитному движению нанесен смертельный удар, остались только прирученные организации;

3) изгнаны все нежелательные международные организации и СМИ;

4) после массовых судебных процессов страна долго не оправится; 5) теперь можно не беспокоиться, что мне не дадут оставаться у власти до конца моей жизни. Итак…

И.Каримов добился своего. Осталась сущая малость – сделать так, чтобы бывшие оппозиционеры, правозащитники, журналисты, писатели, поэты и их поддерживающие люди, уехавшие в демократические страны, не смогли вернуться на родину. Но это не трудно –  каримовский Олий Мажлис готов на все –  он сочинит и примет надлежащий закон. И такой закон был принят – правда его кодификация обозначена как ПФ-4624, на основе которого можно лишить гражданства десятков тысяч узбекистанцев, которые покинули свою родину по тем или иным причинам.

Например, в моей семье гражданства Республики Узбекистана лишены трое – я, мой сын Олим Ёкубов и его жена Зебо Ёкубова. Невестка недавно получила гражданство и паспорт Франции, и с 13 по 27 ноября 2018 года побывала в Джизаке.

Секретный Указ ПФ-4624, подписанный И.Каримовым в 2014 году, противоречит Закону «О гражданстве Республики Узбекистан» и двум основополагающим документам ООН: ВСЕОБЩЕЙ ДЕКЛАРАЦИИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА и МЕЖДУНАРОДНОМУ ПАКТУ О ГРАЖДАНСКИХ И ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРАВАХ. Для доказательства этого утверждения не обязательно человеку быть юристом – имея под рукой Конституцию Республики Узбекистан, Закон «О гражданстве Республики Узбекистан» и двух указанных выше документов ООН даже любой школьник легко может доказать абсурдность данного Указа.

Находясь еще во Франции я написал обращение Президенту Узбекистана Шавкату Мирзияеву, в котором привел доказательство противоречивости данного Указа вышеназванным документам. Думаю, что это открыло мне дорогу на возвращение на родину, за что я искренне благодарю Президента Ш.Мирзияева. В своей статье, которую я недавно послал в Аппараты Президента и Премьер-министра, этот вопрос поднят еще раз. Я надеюсь, и даже уверен, что бесчеловечный Указ ПФ-4624 в скором будущем Указом Президента Шавката Мирзияева будет отменен.    

Заставив многотысяч узбекистанцев покинуть родину и подписав Указ ПФ-4624, И.Каримов подумал, что теперь можно спокойно подумать о своей старости, о судьбе дочерей и жены, о баснословных накопленных богатствах. О загробной жизни думать не стоит –  он всю жизнь, особенно тогда, когда стал главой государства, люто ненавидел ислам, пересажал тысяч ни в чем не повинных мусульман, умерли или живы Абдулла Утаев, Абдували Мирзаев, Рамазон Маткаримов, Хусниддин Назаров и многие другие, которые были похищены его спецслужбами, никто не знает.

Но вот о мстителей подумать стоит. Могут ли быть такие мстительные люди, которые захотят отомстить за отца, не вернувщегося из тюрьмы, за брата, которого убили во время допроса, за жену или сестру, которая умерла от туберкулеза, от которого заразилась в женской колонии? Могут быть, несомненно! Мудрецы говорят, что месть может быть справедливым и несправедливым. Мстительный И.Каримов же всю жизнь мстил людям несправедливо, исходя только из своих интересов. Вот:

Пример 1. Богослов-ученый Обидхон Назаров во время своих проповедях говорил, что при безбожном СССР был уничтожен цвет мусульман-богословов-ученых, сжигали на кострах тысячи редких книг об исламе, в том числе Кораны, призывал прихожан к честности и справедливости, быть богобоязненным. Хотя он в своих проповедях ни разу не упоминал имя И.Каримова, спецслужбы буквально ходили за ним по пятам.

Сначала

1) ему запретили делать проповеди в мечети “Тухтабойвачча”, в котором он был имамом;

2) отобрали и разрушили его частный дом, который находился через улицу с мечетью, переселив его семью в многоэтажный дом;

3) машина со спецслужбистами постоянно дежурила возле его дома;

4) в конце 90-х годов он с семьей вынужден был покинуть Узбекистан, некоторое время жил в Казахстане, и получив статус беженца переселился в Швецию;

5) 23 февраля 2013 года спецслужбы организовали на имама покушение –  подосланный киллер Юрий Жуковский застрелил имама в подъезде его же дома. О.Назаров более полутора года находился в коме, находясь в одной из больниц Швеции;

6) 16 мая 2004 года его сын Хусниддин Назаров был похищен сотрудниками СНБ, его дальнейшая судьба до сих пор неизвестна. То, что И.Каримов мстил Обидхону Назарову очевидно. За что?

Пример 2.  Мурод Жураев, в последние годы существования СССР, являясь председателем Мубарекского городского совета народных депутатов (Кашкадарьинская область), в 1989 году решением горсовета запретил деятельность Мубарекского городского комитета коммунистической партии. В то время И.Каримов работал на посту 1-секретаря Кашкадарьинского обкома компартии.

В 1990 году М.Жураев стал депутатом Верховного Совета (тогдашнего парламента), а И.Каримов –  президентом УзССР. М.Жураев в 1991 году вступил в оппозиционную партию “Эрк” и стал одним из ее руководителей. В 1991 году начались массовые репрессии против фракции в парламенте демократически настроенных депутатов –  несколько депутатов были арестованы и осуждены, несколько депутатов, в том числе и М.Жураев, вынуждены были покинуть Узбекистан.

Но в 1994 году агенты спецслужб выследили М.Жураева в Алматы, там он был задержан и вывезен в Ташкент. В октябре 1994 года суд приговорил его к 12 годам лишения свободы, но он до настоящего дня остается в неволе, т.к. суд четыре раза ему продлевал срок наказания. И.Каримов не забыл, что М.Жураев в 1989 году запретил деятельность компартии в своем городе и, поэтому, продолжает ему мстить.

Пример 3. Правозащитники, председатель Сырдарьинского областного отделения ОПЧУ, Азам Фармонов и Алишер Караматов, председатель Мирзаободского районного отделения ОПЧУ, были арестованы 29 апреля 2006 года. Обвинив по статье 165 (Вымогательство) Янгиерский городской суд по уголовным делам приговорил каждого из них к 9 годам лишения свободы.

Я принимал участие в их уголовном деле в качестве защитника и неопровержимо доказал сфабрикованность их уголовного дела и это доказательство до сих пор не опровергнуто ни вышестоящими судами, ни прокуратурой. А.Караматов 12 марта 2012 года вышел на свободу (надо полагать по амнистии). Хотя 29 апреля 2015 года А.Фармонов отбыл полный срок наказания, он до настоящего дня остается в заключении – 1 мая 2015 года суд продлил срок наказания на 5 лет 26 дней, причем весь срок он отбывал в колонии УЯ 64/71 в Жаслыке. Почему такая жестокость по отношению к правозащитнику?

Дело в том, что А.Фармонов мой зять, муж моей дочери Озоды Якубовой. Несомненно, И.Каримов мстит мне за мою правозащитную деятельность, хотя за все эти годы (со 2 февраля 1992 года до 6 мая 2009 года) я постоянно работал в рамках закона. Да, я написал и распространял тысячи сообщений, бюллетеней, докладов, обращений, заявлений и т.д. Такова работа правозащитников во всем мире, а Узбекистан не исключение. И.Каримов мстит мне совершенно несправедливо.

Пример 4.  Правильно поступил тогда, в 1991 году, или неправильно –  теперь неважно –  Мухаммад Солих баллотировался на пост президента вместе с И.Каримовым. Понятное дело, он проиграл выборы, получив около 13% голосов избирателей. В условиях, когда избирательная система полностью находится под контролем одного из претендентов, этого поражения надо было ожидать. Были люди, которые работали в избирательных комиссиях, потом рассказывали, что М.Солих выиграл выборы, например в Хорезмской области, с подавляющим преимуществом.

Выигрыш М.Солиха наблюдался и в ряде других областях и районах Узбекистана. Вскоре после выборов И.Каримов со всей решимостью начал выдавливать из политического поля оппозиционные партии, в частности руководимую М.Солихом партию “Эрк”. М.Солих был арестован, но вскоре выпущен на свободу. Но было понятно, что над ним сгущаются тучи и он будет арестован и осужден на многие годы. В 1993 году М.Солих покинул Узбекистан. Но на этом И.Каримов не успокоился –  по его команде один за другим были арестованы три брата М.Солиха, один из них, Мухаммад Бекжон, с 1999 года находится в тюрьме.

В 1999 году в Ташкенте произошла серия взрывов, о которой многие люди, а также некоторые эксперты, утверждали, что эти взрывы устроили сами власти для окончательной расправы над светской и религиозной оппозицией. М.Солиха следствие превратило в одного из фигурантов уголовного дела, суд же его приговорил к 15,5 годам лишения свободы (заочно) –  хотя М.Солих уже давно жил в Норвегии, получив там политическое убежище. Может ли быть более убедительного доказательства того, что одним из личностных качеств И.Каримова является коммунистическая нетерпимость и мстить своим оппонентам? Нет, конечно!

Итак, я заканчиваю эту большую по объему статью. Она написана накануне празднования 26-летного юбилея независимости Республики Узбекистан. Я ее предложу на суд уважаемых читателей. Все то, что в ней изложено, пережито мной самим –  я был одним из участников событий в новейшей истории Узбекистана. Мне 75 лет, думаю, что моя жизнь подходит к своему финишу. Поэтому, хотя мой зять все еще остается в тюрьме, и совершенно непонятно как с ним И.Каримов намерен поступить, я опубликую ее в Фейсбуке и некоторых интернет-сайтах.

Я знаю, что И.Каримов будет мстить и далее. Ну что-ж – такова судьба, от нее не убежишь.  Я уверен, что И.Каримов меня переживет, т.к. хотя он старше меня на три года, но условия проживания, медицинское обслуживание и то, что все его близкие рядом с ним, а я оторван от своей семьи, делают наши положения абсолютно несравнимыми –  вот поэтому я говорю, что он меня переживет. За все эти 26 лет я старался постичь его личностные качества, размышлял о его решениях в госуправлении и международных отношениях, как он выходил из ситуации в трудные ему моменты. Я не историк и мое исследование о нем неполное. Но, думаю, что со временем историки напишут о нем полную, без прикрас и во всей наготе картину. Слишком он унизил узбекский народ и об этом будущее поколение должно знать.

КОНЕЦ.

Я  ПЕРЕЖИЛ  Ислама КАРИМОВА

Написав выше: “Я уверен, что И.Каримов меня переживет, т.к. хотя он старше меня на три года, но условия проживания, медицинское обслуживание и то, что все его близкие рядом с ним, а я оторван от своей семьи, делают наши положения абсолютно несравнимыми –  вот поэтому я говорю, что он меня переживет”, я ошибся – я пережил И.Каримова хотя бы, пока, на 2 года! Пока! Я не только пережил его, но и благодаря благородной помощи 2-го Президента Республики Узбекистан Шавката Мирзияева вернулся на родину после 12-летней разлуки с ней.

Увиденное на родине достаточно много позитивные изменения в жизни общества меня приятно удивило и, естественно, порадовало – оказалось, что Президент Ш.Мирзияев за короткое время, в течение неполных 2-х лет, во многих областях жизни государства начал и осуществил серьезные политические и экономические реформы, чего не хотел и не сделал И.Каримов за 27 лет своего правления Узбекистаном.

Только освобождение из мест лишения свободы ряда политических заключенных чего стоит! Вышел на свободу бывший депутат парламента страны Самандар Куканов, который более 24 лет своей жизни провел в застенках И.Каримова! Будь живым деспот И.Каримов С.Куканов еще долго оставался бы в неволе.

Из мест лишения свободы вышли все известные правозащитники, в частности Азам Формонов, Гайбулла Джалилов, сестры Зулхъумор и Мехринисо Хамдамовы, Юлдаш Расулов, Зафар Рахимов, Насим Исаков, Чуян Маматкулов [все члены Общества Прав Человека Узбекистана (ОПЧУ)], Агзам Тургунов, Исроил Холдоров, Ганихон Маматхонов, журналисты Жамшид Каримов [родной племянник И.Каримова], Солижон Абдурахмонов, Дилмурод Саййид, Мухаммад Бекжон, Гайрат Михлибоев, Юсуф Рузимуродов, бизнесмен Рустам Усмонов, сотрудник Министерства Обороны Узбекистана, обвиненный в шпионаже, Эркин Мусаев, и другие.

Мало кто думал, что понесут достойное наказание и окажутся в тюрьме сами изверги, хапуги и «шестерки» И.Каримова за свою преступную деятельность бывший Генеральный прокурор Рашит Кодиров, бывший председатель Налогового комитета Ботир Парпиев, ряд влиятельных руководителей СНБ генерал Шухрат Гуломов, Нодир Туракулов, и многие другие из их окружения. В настоящее время, как мне показалось, в Узбекистане идет чистка всего хлама, грязи и старья, оставленные за собой ушедший в иной мир И.Каримов, и этим благородным делом активно занимается команда нынешнего Президента Узбекистана Шавката Мирзияева. Мне искренне хочется и остается пожелать этой команде успехов в их благородном деле!  

Приложение:

Статья главного редактора сайта www.ferghana.ru  ДаниилаКислова “Что  такого  важного  сделал  этот  человек для  России?”

ЧТО  ТАКОГО  ВАЖНОГО  СДЕЛАЛ  ЭТОТ  ЧЕЛОВЕК ДЛЯ  РОССИИ?

Сегодня в Москве открыли памятник Исламу Каримову. Годом ранее московские власти утвердили проект монумента, не дожидаясь истечения положенного по закону десятилетнего срока со дня смерти политика. Что же такого важного сделал этот человек для России? Чем досрочно заслужил себе почетный памятник в самом центре ее столицы?

Во-первых, давным-давно Ислам Каримов был советским человеком, коммунистом, «верным ленинцем», да настолько верным, что дослужился до члена ЦК и члена Политбюро ЦК КПСС. В советские времена Москва (читай — верховная власть) манила Каримова. Он любил бывать в Кремле, чувствуя себя приобщенным к партийной элите, с удовольствием пел «Интернационал», стоя на трибуне съезда. По слухам, ему так нравились голубые ели возле кремлевских стен, что именно поэтому он потребовал вырубить в своей стране все чинары и посадить вместо них хвойные деревья.

В 1991 году Каримов после некоторых колебаний отколол Узбекскую ССР от распадающегося Союза, разорвал билет члена компартии и объявил себя творцом Независимого Узбекистана. Но мало кто из нынешних молодых знает, что сегодняшние границы этого государства были проложены московскими большевиками в 1936 году.

На месте ранее зависимой от Москвы союзной республики он создал свое собственное государство, еще более авторитарное и полицейское, чем СССР и Россия. Впрочем, по части закручивания гаек в России сегодня вплотную приблизились к Узбекистану времен последних лет правления диктатора.

Избавившись от кремлевского контроля, Каримов продолжал править в советском стиле: не ликвидировал принудительный труд на хлопковых полях, традиции которого были заложены еще при Сталине, не отказался от хлопковой сельскохозяйственной монополии. И Москва, в отличие от демократических государств, никогда его за это не осуждала, с удовольствием покупая хлопок-сырец, собранный руками узбекских детей.

Став полновластным хозяином своей страны, Каримов раньше, чем это произошло у северного соседа, искоренил политическую оппозицию, заткнул рот независимой прессе, изгнал международные правозащитные организации, словно подавая пример России, с которой пребывал тогда в одном военном блоке. И Кремль сегодня идет по этому проторенному пути.

Россия была среди тех немногих государств, которые поддержали так называемую «борьбу» Каримова с терроризмом и экстремизмом. Несмотря на то, что мятежники в Андижане в 2005 году ждали справедливости и помощи от Путина, они были хладнокровно расстреляны по приказу Каримова вместе с сотнями мирных граждан, а Кремль одобрил силовые действия Ташкента. Москва совершенно справедливо считала, что уж Каримов-то никаких «майданов» у себя не допустит.

«Благодаря» политике Каримова от Узбекистана начали отворачиваться и западные инвесторы, и западные политики. Иностранный бизнес стремительно уплывал из Узбекистана, оставляя там миллионные взятки и бросая активы. Глава узбекского государства стал нерукопожатным, а потом рассорился не только с Европой и США, но и со своими ближайшими соседями. Санкции на Узбекистан были наложены именно после бойни в Андижане. Теперь под европейскими и американскими санкциями из-за Крыма и войны в соседней Украине оказалась и Россия, рискующая окончательно превратиться в «государство-изгоя».

Россия Путина и Узбекистан Каримова были всегда крепко связаны. Даже не через пророссийские международные организации и объединения, из которых ташкентский лидер в итоге вышел. А через судьбы миллионов трудовых мигрантов, изгнанных нищетой со своей родины и строивших небоскребы, ремонтирующих дороги и убирающих дворы в Москве и многих других российских городах. И сам Каримов называл их «лентяями» и «нахлебниками», словно посылая сигнал Москве: это не люди, с ними можно обращаться как угодно.

Судьба Каримова и Узбекистана времен его правления — это довольно точная метафора российского политического процесса последних лет.

Сравнивать тут можно очень многое. Коррупция тотальная — и тут, и там. Утечка мозгов и денег — серьезная проблема для будущего Узбекистана. Из России специалисты и капиталы тоже бегут со страшной силой. Каримов правил двадцать семь лет, до биологического конца. Путин, как известно, во власти уже восемнадцать, и сколько будет еще?..

Правда, сегодня в Узбекистане что-то начало меняться: и страна больше не изгой, и рыночные реформы оживились, и многих политических заключенных из тюрем освободили, и с соседями, с которыми были на грани холодной войны, стали открывать границы и мириться. И тут впервые возникает диссонанс, ведь в Кремле следовать примеру своего южного соседа пока не спешат.

Именно поэтому водружение в Москве монумента Исламу Каримову, имя которого в Ташкенте стали произносить гораздо реже, а от наследия которого постепенно отказываются, — исторический парадокс. Узбеки, ставя своего Каримова вместе со всеми его грехами в московский сквер, словно предупреждают москвичей: и с вами могут поступить так же, как с нами. Наша история может стать вашей в любой момент.

В этом смысле памятник просто необходим Москве. Как постоянное предостережение от «каримовского пути развития».

Даниил  КИСЛОВ  –  главный редактор «Ферганы».

Тавсия этинг / Поделиться / Share:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • Blogger
  • email
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Одноклассники
  • Add to favorites
  • В закладки Google
  • LiveJournal
  • Мой Мир

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *