Элита Туркменистана: «После нас хоть потоп и целуем ручки президенту…»

Эта страна мало походит на другие республики бывшего Союза. Особый путь нейтралитета, особая форма автократии, особая форма национальной идеологии.

Отношение властей к запуганным гражданам весьма схожа с режимами Сталина, Ким Ир Сена и Каддафи. Гигантские запасы газа не делают туркменистанцев более счастливыми. Немногие стараются искать спокойствия и достатка на стороне.

Оставшиеся живут в закрытой стране, не помышляя о борьбе за элементарные права человека: лучше быть несвободным дома, чем заключённым в тюрьме.

«Жараёну» удалось поговорить с гражданским активистом. Редакция намеренно не называет его имени в целях безопасности, что полностью соответствует редакционной политике.

Мы планируем и далее публиковать интервью на различные темы с представителями гражданского общества, имеющими свой взгляд на ситуацию в Туркменистане.

Жараён: Какие изменения произошли в стране после смены президентов в 2007 году?

Гражданский активист из Туркменистана: Для меня единственными плюсами остаются относительно доступный, но сильно кастрированный интернет в месяц и работающая мобильная связь. Обыватель с облегчением воспринял отмену пунктов паспортного контроля во время поездок по стране. Дашогуз на севере страны стал свободным для поездок. Раньше в этот город можно было попасть только по пропускам.

Очевидно визуальное изменение — смена портретов, но количество их и размер на зданиях и в газетах заметно увеличилось. Появились также электронные панно-портреты. Скульптур на улицах пока нет. Эпоху «Золотого века» туркменбаши (глава всех туркмен) Сапармурата Ниязова сменила эпоха «Возрождения» (что возрождали, не уточняли), затем наступила «Эпоха могущества и счастья» Аркадага (покровителя) Гурбангулы Бердымухамедова. А это уже – окончательный диагноз официальной шизофрении.

Главный минус — царящая безнаказанность чиновников высшего эшелона и полнейший произвол всех остальных вниз по вертикали. Коррупция зашкаливает. Даже место уборщицы стоит дорого.

Понятно, что коррупционный рынок очень насыщенный и в обороте десятки миллионов долларов. Но приведу только один факт. За определение ребёнка в класс обучения на русском языке в Ашхабаде директора школ просят 500-1000, а в Дашогузе -2000 долларов! Какие взятки берут чиновники в других отраслях народного хозяйства, можно только предполагать.

Правит семейный клан и односельчане президента. Аппетиты членов семьи, включая новых (после свадеб) зашкаливают. Последнее время цинизм достиг апогея. Торжественно, при большом стечении бюджетников, студентов и школьников, даже во время каникул открывают семейные коммерческие объекты (элитные рестораны, яхт-клуб для богатых, где день удовольствий стоит 500 долларов, на подходе «радость» по многоуровневым гаражам-парковкам). «Народ», низведённый до состояния дрессированных цирковых животных, обязан демонстрировать радость по поводу все возрастающего благосостояния семьи президента.

Резко возрос прожиточный минимум. Раньше на сто долларов в месяц могла жить безбедно небольшая семья. Доллар на рынке был 24000 манатов, а официально-5000. При втором президенте искусственно сделали 1 доллар=14000.Потом провели денежную реформу. Сейчас доллар примерно 3 маната (2.843). Высокие цены на товары высокой ликвидности и продукты обусловлены тем, что рынок монополизировал президентский клан.

Показатель недовольства народа и приговор нынешнему режиму заключается в сравнении. Положительно вспоминают первого: чиновники боялись, сейчас – нет. Выразительна туркменская мудрость-поговорка: первый – «тильки» (лиса, хитрый), второй — «ульки» (смешной»).

Страна стала условно открытой: бесконечные конференции, форумы с иностранцами, которые не имеют практического результата. Сидят студенты, которых замучили мероприятиями — «чаре». Второй президент вначале отказался от торжественно-песенно-танцевальных встреч самого себя, а затем это стало тотальным насилием над населением.

Моду на унижение членов правительства, когда взрослые люди, как провинившиеся школяры, стоят, низко опустив голову, и судорожно пишут в блокнотах наказы, ввёл Ниязов. Бердымухамедов довёл эту унизительную традицию до трагикомического абсурда. На узких и расширенных заседаниях, при сопровождении лидера в ближних и дальних поездках, в разных позах, стоя, сидя, шагая и передвигаясь, чиновники высшего эшелона судорожно строчат великие откровения президента.

При этом по обязательному «придворному этикету и протоколу» никто не смеет смотреть в лицо президента и все обязаны низко опускать голову. И уж совсем тошнотворны подношения ко всем праздникам со стороны членов правительства и глав силовых структур одинаковых букетов белых роз в зеленых упаковках.

Причем, верноподданные проносят букеты мимо, бегом, прискакивая, только нежно прикладываясь к ручке, низко кланяясь. Давно повелось, что президент букеты в руки не берёт. Газеты окончательно превратились в большие поздравительные открытки, которые без перерыва печатают поздравления благодарного народа изо всех уголков страны.

Возвращение десятилетки и 5-летки в ВУЗах остались декоративными и ненаполненными содержанием. И сейчас спешно и без подготовки вводят 12-летнее школьное образование.

Наблюдаем очередной размах «экологических» репрессий. Труднее стало переносить лето. Ниязов повсеместно приказывал вырубать маклюру, сажать вместо них пальмы (усохли) и вечнозелёные деревья. Бердымухамедов довёл посадку вечнозелёных до абсурда и повелел вырубать лиственные деревья, особенно в этом году. А это были легкие городов. Специалисты считают, что смола хвойных и выделяемые эфирные масла при жаре превращаются в канцерогены и приводят к отравлению человека.

Жараён: Есть ли данные о количестве политзаключённых? Какова их судьба?

Гражданский активист из Туркменистана: Никаких цифр, естественно, нет. В основном это те люди, которые арестовали (большинство случайно) при так называемом «покушении» на Ниязова в 2002 году. В то время раскручивали заговор. В тюрьмы попали совершенно невинные, которые до сих пор сидят в страшных туркменских тюрьмах.

Например, житель Дашогуза всего лишь подсел в машину своего соседа по пути к дому, который до узбекской границы вёз родственницу оппозиционера Ыклымова. Когда соседа взяли за пособничество членам семьи врага народа, он был вынужден оговорить несчастного попутчика. Бедолага и не подозревал, кого вез его сосед-шофёр. Требовалось групповое преступление. И кто-то получил новые погоны. Оба сидят до сих пор…

Практически никого из «заговорщиков» не выпустили. По амнистии выходят мелкие воришки, наркоманы и так далее, которых сажают вновь до следующей амнистии. Поэтому перестали печатать списки вновь амнистированных.

Жараён: Недавно московский правозащитник Виталий Пономарёв сообщил о том, что российские спецслужбы разыскивают туркменских оппозиционеров. В частности, в его письме говорилось об Аннадурды Хаджиеве, проживающем в Болгарии. Каковы отношения туркменских и российских спецслужб, и почему ФСБ России до сих пор выполняет просьбу авторитарных стран, как Туркменистан?

Кроме Хаджиева туркмены просили у россиян помочь найти и других оппозиционеров — Худайберды Оразова, Нурмухамеда Ханамова,Сапармурада и Парахат Ыклымовых. Что говорит о них народ в Туркменистане?

Гражданский активист из Туркменистана: Я думаю, что о них мало кто вспоминает и знает. А спецслужбы Туркменистана и России всегда будут сотрудничать. Тяжело блюсти интересы государственной безопасности, бороться с коррупцией и предательством национальных интересов. Куда легче имитировать работу, гоняясь за диссидентами.

Что касается фамилий вышеуказанных деятелей. Не считаю их настоящими оппозиционерами. Это приближённые туркменского двора, которые впали в немилость первого и невольно стали «оппозиционерами», продолжая сидеть и при втором президенте. Очень неоднозначна фигура Бориса Шихмурадова. Он весьма активно содействовал сотворению божества в лице Ниязова, которому преданно служил.

Шихмурадов один из создателей античеловеческой политической системы Туркменистана. (Борис Шихмурадов — бывший министр иностранных дел Туркменистана. Осужден на пожизненный срок за покушение на президента Ниязова. Есть предположение, что он умер в заключении – Жараён.)

Жараён: Как нынешний президент реагирует на критику в свой адрес со стороны правительств, структур ООН и международных правозащитных организаций? Что полезного для обеспечения прав человека предпринимает представительство ООН и ОБСЕ?

Гражданский активист из Туркменистана: Плевать хотел и плюёт! Грубо звучит, понимаю, но эти слова точно передают реакцию аркадага. Он уверен, что повелевает не только туркменским народом. Есть стойкое убеждение, что Запад и международные НПО как бы по инерции ругают режим, но ничего не делают. «Бывали хуже времена, но не было подлей!».

Представительство ООН у нас всегда было декоративной приставкой к режиму. Миссия ОБСЕ вначале функционировала как должно, но после изгнания в 2004 году замечательной Параскивы Бедеско (бывшей главы миссии) превратилась в филиал Министерства национальной безопасности Туркменистана. Итогом работы Бедеско стал доклад о нарушениях прав человека в Туркменистане. Официальный Ашхабад тогда пришёл в ярость. С тех пор режим мало волнуют робкие призывы западных стран соблюдать права человека.

ОБСЕ ведёт себя унизительно и непристойно. Никому не помогает, простых граждан не принимает. А у юриста этой организации так и торчат погоны МНБ. Я знаю людей, которые обращались по поводу нарушения их прав. Им всегда отвечают, что во внутренние дела страны не вмешиваются.

Очень смешно выглядит и дипломатический корпус, представители которого являются обязательными участниками всех «чаре» и славословий президенту, при этом считая себя самой дружной дипкомандой на постсоветском пространстве. На празднование дня рождения Бердымухамедова их заставили явиться в 5 утра в город Туркменбаши за несколько часов до прибытия президента и обязали подарить ему по 150 белых роз.

Жараён: Каковы нынешние геополитические предпочтения аркадага?

Гражданский активист из Туркменистана: Китай, который даёт деньги. При Ниязове не было долгов, сейчас – миллиарды долларов.

Жараён: Велик ли протестный потенциал в Ашхабаде, провинциях?

Гражданский активист из Туркменистана: Возмущаются, смеются, но протестовать не будут.

Жараён: Есть противоречивая информация о всеобъемлющем диктате госидеологии неубиваемой Рухнамы – ниязовского духовного трактата о духовности. Некоторые же утверждают, что в стране набирают силу исламистские воззрения. Трудно ли быть искренне верующим мусульманином, христианином, иудеем?

Гражданский активист из Туркменистана: Сейчас диктат денег. При первом президенте главенствовал принцип: «Государство — это я», при втором: «После нас хоть потоп». При Ниязове было качественная работа иностранных подрядчиков на возведении элитного жилья и объектов экономики, сейчас разворовывают на всех уровнях строительства. Вот и стоят в городах страны беломраморные «гробы», которыми не устают восхищаться официальные масс-медиа.

Рухнама в этом году изъята из школьной программы. А Бердымухамедов продолжит издавать свои книги о здоровье, они и заменят, скорее всего, Рухнаму.

Незаметна какая-то особая религиозность туркмен. Скорее практикующими мусульманами можно назвать узбеков. Но в любом случае, Ислам – прямой конкурент государственной идеологии. Другие религии режим держит на коротком поводке и в любой момент может пригасить религиозную активность приверженцев Ислама и других конфессий.

Я думаю, что мы ещё не раз услышим о репрессиях против верующих. Ниязов издевался над мусульманами, поощряя размещения цитат из Рухнамы в мечетях. Бердымухамедов не дошёл пока до одиозности, но время покажет степень его самолюбования. А сейчас после публикаций о туркменах-террористах в Сирии, началось давление на лояльные религиозные объединения.

Жараён: Насколько широко в органах власти представлены представители нетуркменской национальности?

Гражданский активист из Туркменистана: В Туркменистане властвует государственный национализм. Если точнее, то племенной национализм. Второй президент принадлежит к племени теке. Поэтому мало-мальски значимые посты занимают представители этого племени.

Чтобы выжить, при Ниязове узбеки старались изменить в паспорте национальность, что мало им помогло. Так что ущемляются права не только национальных меньшинств, но и туркмен из других племён. В стране рулят текинцы и конца этому не видно.

Жараён: Спасибо вам большое за интервью.

Беседовала с гражданским активистом из Туркменистана Лола АНАЯТОВА.

Тавсия этинг / Поделиться / Share:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • Blogger
  • email
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Одноклассники
  • Add to favorites
  • В закладки Google
  • LiveJournal
  • Мой Мир

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *