Жизнь правозащитника Ганихон Маматханова в опасности!

output_g08bBX

НОВЫЕ ОБВИНЕНИЯ ПРОТИВ ГАНИХОНА МАМАТХАНОВА

Семья Ганихон Маматхонова недавно получила письмо от Судьи Х.Тухтаева городского суда по Уголовным делам города Навоий с датой 31 мая № 133, о том, что, согласно определению суда Ганихон Маматхонов арестован 31 мая 2016 года. Родственники узнали, что Ганихон Маматханова содерижится в Следственном Изоляторе № 7 Каттакургане Самаркандской области.

Получив письмо от  судьи сын правозащитника Жамолхон Маматханов сразу встретился с правозащитниками «Эзгулик» в Ташкенте и оповестил  о сложивщийся ситуации с отцом.

Это письмо доказывает, что против Ганихона Маматханова 31 мая 2016 года открыли уголовное дело по статье 221 Уголовного Кодекса, часть 2, пункт «а», как «особо опасной рецидивист», ему грозит до пяти лет лишения свободы. http://fmc.uz/legisl.php?id=k_ug

Ганихон Маматханов родился 6 мая 1951 года, ему исполнилось 65 лет. Его состояние здровья очень критическое и мы опасаемся за продолжение нарушения его прав, из-за постоянных унижений и пыток состояние правозашитника ухудшилось.

Мы очень обеспокоены тем, что суд прошел со всеми нарушениями и Маматханову дали длительный срок лишения свободы.

МЫ ОПАСАЕМСЯ ЗА КАЖДОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО И РЕЛИГИОЗНОГО ЗАКЛЮЧЕННОГО, КОТОРОГО МОЖЕТ ОЖИДАТЬ СУДЬБА АБДУРАСУЛА ХУДОЙНАЗАРОВА

Правозащитник и руководитель Ангренского отделения Общества прав человека Узбекистана «Эзгулик» Абдурасул Худойназаров был арестован по сфабрикованным обвинениям 21 июля 2005 года и впоследствии приговорен к 9,5 годам тюремного заключения. С первых дней пребывания в неволе, Абдурасул Худойназаров подвергался жестоким пыткам, и не выдержав их, он не раз пытался покончить с собой. В 2008 году после пыток в карцере и изоляторе, Худойназаров пытался повеситься, но по счастливой случайности остался жив.

В годы заключения в отношении Абдурасула Худойназарова ни разу не был применен милосердный акт амнистии. Незадолго до окончания срока тюремного заключения, правозащитнику было предъявлено обвинение в нарушении внутренних правил исправительного учреждения. Это стало поводом для возбуждения против Худойназарова нового уголовного дела по статье 221 («Неповиновение законным требованиям администрации учреждения по исполнению наказания») Уголовного кодекса, а также продления срока его тюремного заключения.

Восемь лет и четыре месяц Абдурасул Худойназаров провел в колонии в Бекабаде. После предъявления ему обвинения в нарушении внутренних правил исправительного учреждения (по ст. УК 221) правозащитник был переведен в изолятор тюремного режима города Навои, где у него развился рак 4-й степени. Метастазы распространились в печень, легкие и костную ткань. Однако ему не была оказана своевременная медицинская помощь.

Только за несколько дней до его смерти, а точнее 29 мая 2014 года сотрудники тюрьмы оставили правозащитника в Онкологическом диспансере в Ташкентской области, вместо того, чтобы передать его членами семьи. Абдурасул Худойназаров успел сообщить своим родным о месте своего нахождения, воспользовавшись мобильным телефоном больного, находившегося вместе с ним в одной палате. Худойназаров скончался в возрасте 58 лет, 26 июня 2014 года – в Международный день в поддержку жертв пыток. Он умер от тяжелого недуга, приобретенного в результате пыток, бесчеловечного, беспощадного и унижающего достоинство обращения в застенках тюрьмы.

ИСТОРИЯ ПРАВОЗАЩИТНИКА ГАНИХОНА МАМАТХАНОВА

Ганихон Маматхонов был одним из главных активистов в Фергане по борьбе против принудительного детского труда и за права фермеров. Маматхонов стал правозащитником в 1996 году, вступив в Общество прав человека Узбекистана. В 2005 году он вошел в Комитет защиты прав личности, занимался социально-экономическими правами, в том числе правами фермеров, многие из которых в этом году пострадали от незаконного изъятия земли. Его открытые критические выступления часто звучали в эфире радио «Свобода», правозащитник был одним из источников Голоса свободы в регионе. Он не боялся в одиночку проводить акции протеста.

Каждый житель Маргилана и многие жители Ферганской области хорошо знают энергичного и решительного одинокого борца за права человека Ганихона Маматхонова. Так сложилось, что этот добрый и откровенно болеющий за свою страну человек всегда выходил на тропу войны с беззаконием совсем один: в одиночку проводил акции голодовки у местных органов самоуправления, один делал открытые заявления и в итоге сейчас один защищает себя в нелегкие для него дни…

Активист Международной организации по защите прав личности, Ганихон Маматхонов был задержан сотрудниками прокуратуры и милиции Ферганской области 9 октября после того, как ему в сумку подбросили деньги. Попытки правозащитника избежать провокации и выкинуть деньги оказались безуспешными. Теперь этот факт используется как доказательство факта вымогательства со стороны правозащитника.

Примечательно, что за два дня до задержания правозащитника, на контролируемом советом безопасности при президенте Узбекистана сайте «Пресс-уз.инфо» была опубликована статья под названием «Радиостанции Озодлик чужд позитив». В статье говорилось о том, что Ганихон Маматхонов рассказал радио о том, что якобы в Фергане «для народа нет наличных денег, как и нет их для загрузки на пластиковые карточки».

Автор статьи Сарвар Рашидов называет передачу радио «Озодлик» (узбекская служба американского радио Свобода), основанной на сведениях, представленных Ганихоном Маматхоновым, «очередной истерией, основанной на словах, «взятых с потолка». По мнению автора статьи, сказанное правозащитником – ложь, и люди своевременно получают зарплату и могут свободно снимать свои деньги с карточек.

Спустя всего пять дней после публикации на сайте «Пресс-уз.инфо» статьи, порочащей честь и достоинство правозащитника и сотрудников радио «Озодлик», на другом подконтрольном власти сайте «Газета.уз» была опубликована статья заместителя главного редактора самого популярного в Узбекистане журнала «Тафаккур» (Сознание) Фахриддина Низамова о существующих добровольно-принудительных переводах зарплат журналистов на пластиковые карточки и связанных с этими проблемами.

На самом деле арест был спровоцирован совсем по другой причиной. Дело в том, что за несколько дней до задержания правозащитник, со свойственной ему прямотой и решительностью, направил открытое письмо на имя президента страны, где назвал проводимую по его указанию «реформу по укрупнению фермерских хозяйств» противоречащей здравому смыслу.

Писал он письмо президенту, как выяснилось, и ранее: 30 октября 2008 года Ганихон Маматхонов направил письмо Исламу Каримову, в котором отметил, что, вследствие неправильно проводимых земельных реформ в области увеличится безработица, понизится уровень жизни, что в конечном итоге приведет к увеличению количества людей, готовых стать радикалами и экстремистами. По сути, правозащитник призвал президента опомниться, чем без сомнений вызвало гнев местных властей.

ВИЗИТ ИСЛАМА КАРИМОВА В ФЕРГАНУ НАЧАЛСЯ С АРЕСТА ПРАВОЗАЩИТНИКА

Накануне визита президента Узбекистана в Ферганскую область в начале октября 2009 года правозащитник Маматхонов, призывавший главу страны пересмотреть политику, был арестован. Уже после ареста правозащитнику напомнили все: и одиночную голодовку в знак протеста против андижанских событий 13 мая 2005, и голодовку спустя две недели после этих событий у здания администрации области. И голодовку в знак протеста против попирания прав фермеров в 2004 году, тогда правозащитник был жестоко избит сотрудниками правоохранительных органов.

«Я объявил голодовку по причине процветания в области коррупции, потому что местные власти замучили народ: они настолько прижали народ к земле, что ему уже трудно дышать. Изнеможение народа болью отражается в моем сердце. Я не могу молча наблюдать за этим. Я привлекал к этой ситуации внимание президента, хокима (главу) области, Службу национальной безопасности, МВД, но, увы, они словно воды в рот набрали. Если они привыкли молчать, я не привык, вот и вышел к местной администрации и объявил голодовку», — сказал тогда Ганихон Маматхонов.

«Вы знаете, это без сомнения человек, всей душой болеющий за каждого жителя своего города, своей страны. Ведь не каждый может запросто выйти к зданию местной администрации и объявить голодовку. Каждый его выход вызывал нервозность у властей, они набрасывались, словно куча шакалов, на него, гордого и одиноко стоящего у их дверей. Он не пытался убегать, не показывал страх. Власти понимали, что долго это продолжаться не может, вот и организовали его арест», — говорит независимый аналитик из Ферганы Анвар Муминов.

О возможной расправе со стороны правоохранительных структур, так недолюбливающих правозащитника  за акции и откровенные выступления в эфире узбекской службы радио «Свобода», а также на правозащитном портале Voice of Freedom — он обо всем этом знал.

«Они ходят за мной по пятам, приезжают вместе в Ташкент, посещают суды, где я выступаю в качестве общественного защитника, издали наблюдают за моими встречами с друзьями, соратниками, журналистами. А потом едут по пятам обратно в Фергану. Они — словно моя тень, я даже иногда чувствую себя не очень комфортно, если замечаю, что их нет, понимаете, привык. В последнее время они через людей начали передавать мне, что сломают мне руки и ноги, отрежут язык, как-то не повезло мне с моей тенью», — смеялся Ганихон Маматхонов.

В 2008 году Voice of Freedom сообщила о двух акциях протеста – в Фергане и Маргилане, когда жительницы городов выразили свое недовольство из-за отсутствия электричества и тепла в их многоэтажных домах. Новости передавал правозащитник Ганихон Маматхонов. После этих публикаций и передач, на радио «Свобода» началось давление на правозащитника, местные начальники силовых структур требовали, чтобы он выступил по местному радио и сделал опровержение, назвав корреспондента Voice of Freedom обманщиком и провокатором.

Настаивали, чтобы он выступил на радио Ферганы, даже подготовили специальную программу, он сказал: хорошо, организуйте программу, я выступлю. На мое удивление он ответил: пусть ведь организуют, мне ведь столько всего хочется сказать по нашему радио, и о том, что акция состоялась, и о том, что власти области обнаглели настолько, что нагло нарушают права жителей и о том, что бороться за права можно и нужно. «Пусть они организуют такую возможность», — говорил он, но власти, видимо, поняли, чего хочет Ганихон и программа не состоялась», — вспоминает Мутабар Таджибаева.

В АРЕСТЕ ГАНИХОНА МАМАТХАНОВА УЧАСТВОВАЛИ «КУЛАКИ» ПРАВОХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ

9 октября 2008 год Ганихону Маматханову позвонил неизвестный человек и предложил встретиться возле ферганского городского рынка. Придя на условленное место, он встретился там с человеком, который после недолгого приветствия попросил его открыть сумку.

Когда правозащитник спросил “Зачем?”, мужчина ударил его и сам забросил в сумку пакет. Маматханов, поняв, что это провокация, пытался избавиться от пакета, но был тут же схвачен подоспевшими сотрудниками милиции. Сумка была конфискована, в ней были найдены 500 тысяч сумов (около 330 долларов США).

Человек, подбросивший пакет с деньгами, оказался неким фермером Рузиматом Усмановым. Он выступает в деле, как жертва вымогательства со стороны правозащитника. Но Маматханов заявляет, что не знает и никогда раньше не встречал этого человека.

В своих показаниях Усманов говорил, что Маматханов требовал у него намного  больше денег за помощь в возвращении конфискованной у него земли, а именно, шесть миллионов сумов (около 3,990 долларов). В деле фигурировал и другой фермер по имени Тахир Сулейманов, утверждающий, что у него Маматханов хотел заполучить четыре с половиной миллионов сумов (2,990 долларов).

Маматханов был арестован только из-за своей правозащитной деятельности. За два месяца до его задержания глава ферганской городской милиции Азамходжа Умурзаков в присутствии хокима и прокурора города прямо угрожал правозащитнику, что может сделать так, что он вообще исчезнет.

ЗАКАЗНЫЕ ПРИГОВОРЫ ПРОТИВ МАМАТХАНОВА

Первоначальный приговор Ганихону Маматхонову был вынесен 25 ноября 2009 года Ахунбабаевским районным судом по Уголовным делам, который признал его виновным по части 3 статьи 168 («Мошенничество») и части 3 статьи 211 («Дача взятки») Уголовного Кодекса Узбекистана и осудил на пять лет лишения свободы.
5 января 2010 года апелляционная коллегия Ферганского областного суда рассмотрела дело правозащитника и сократила его тюремный срок до четырех лет и пяти месяцев.

Также суд вынес решение о переводе Ганихона Маматхонова из тюрьмы в колонию-поселение. Однако в апреле 2010 года правозащитник снова был возвращён в тюрьму.

10 марта 2014 года Ганихон Маматхонов должен был выйти из тюрьмы, но накануне своего долгожданного освобождения, 4 марта правозащитник был помещён в штрафной изолятор якобы за «нарушение внутреннего порядка администрации колонии в городе Навои», где отбывал свой срок тюремного заключения.

Долгое время родные Ганихона Маматхонова не могли узнать о точном месте его нахождения и причин, по которым он был помещён в изолятор. Родственники Ганихона Маматхонова сильно беспокоились за состояние его здоровья, так как в заключении правозащитник дважды перенёс инфаркт.

Только спустя несколько дней, после того, как сын правозащитника Джалолиддин Маматхонов съездил в Главное управление исполнения наказания МВД Узбекистана в Ташкенте, ему сообщили о том, что Ганихон Маматхонов находится в следственном изоляторе в городе Бухаре.

ВТОРОЙ ПРИГОВОР ПО СТАТЬЕ 221 ЧАСТЬ 1

29 марта 2014 года судья Навоийского городского суда по уголовным делам Н.Мамиров провёл заседание по уголовному делу правозащитника Ганихона Мамадхонова прямо в учреждении исполнения наказания 64/47, находящееся в Кызылтепинском районе Навоийской области Узбекистана, и приговорил правозащитника к двум годам шести месяцам и шести дням тюремного заключения начиная с 4 марта 2014 года.

Из копии приговора суда стало известно о том, что правозащитник Ганихон Маматхонов был обвинён по 1 части статьи 221 Уголовного кодекса Узбекистана («Неповиновение законным требованиям администрации учреждения по исполнению наказания»), в которой предусмотрено наказание лишением свободы до трёх лет.

«… В частности, 20 февраля 2014 года, в 04:50, заключённый (имеется ввиду Ганихон Маматхонов), выходя из отряда, начал скандалить с другим заключённым У.Ашурматовым, дежурившим в ту ночь, оскорбил его и пытался таким образом нарушить отдых остальных заключённых. А когда начальник отряда, старший сержант Д.Нарзиев вызвал его к себе в кабинет и попытался узнать причину произошедшего, заключённый (имеется ввиду Г.Маматхонов) попытался обмануть начальника отряда, не правильно отвечал на поставленные им законные вопросы, не стал писать объяснительную, что означает сознательный отказ выполнять законные требования сотрудника администрации. Таким образом, по решению начальника учреждения № 11 от 20.02.2014 заключённый (имеется ввиду Г.Маматхонов) был помещён в карцер сроком на 17 дней и ночей… »

Предъявленные обвинения связаны с тем, что правозащитник якобы подрался с другим заключённым и не подчинился распоряжениям администрации тюрьмы 20 февраля 2014 года. Правозащитника на 17 дней поместили в штрафной изолятор, а 28 марта 2014 года родственникам сообщили о предъявленных ему новых обвинениях.

Слушание по делу состоялось на следующий день в исправительном учреждении 64/47 в населенном пункте Кызылтепа Навоийской области Узбекистана. Перед судом Ганихону Маматхонову ничего не сказали о сути обвинений и не дали ознакомиться с результатами расследования его дела. У правозащитника не было адвоката, и, по сообщениям, во время слушания у него отобрали очки, так что он не смог зачитать подготовленное им выступление в свою защиту.

СУД С ГРУБЫМ НАРУШЕНИЕМ ПРАВ ПРАВОЗАЩИТНИКА

Первое судебное заседание над правозащитником Ганихоном Маматхоновым прошло в самой тюрьме, без участия его адвоката, пожилой правозащитник был сильно унижен в суде.

Например, судья не дал возможность Маматхонову права на собственную защиту. Когда правозащитник начал зачитывать в суде свою защитную речь, у него отобрали очки, и он не смог прочитать свой текст, написанный от руки. Когда он обратился по этому поводу к судье, судья даже не стал обращать внимания на слова Маматхонова.

Кроме того, ни родным Маматхонова, никому вообще не сообщили о том, что прошло следствие и суд над правозащитником. Ганихон Маматхонов не был допрошен ни в качестве подозреваемого, ни в качестве обвиняемого.

Несмотря на материальные трудности, семья правозащитника смогла нанять адвоката для его защиты. Однако адвокат Ганихона Маматхонова адвокатский фирмы «SHANS-NIKA» города Навоий Эргашев Сайдулла недобросовестно отнёсся к делу своего подзащитного.

Адвокат встретился с Ганихоном Маматхоновым, ознакомился с материалами уголовного дела, но даже ознакомившись с этими материалами, он не составил свою апелляционную жалобу о выявленных в них правонарушениях. Адвокат ограничился лишь апелляционной жалобой, написанной самим правозащитником.

Поэтому не было возможности получать никакой информации о том, какие именно статьи Уголовно-процессуального кодекса были нарушены в ходе рассмотрения дела правозащитника. Известны только те правонарушения, которые были написаны в апелляционной жалобе Маматхонова.

Например, в своей апелляционной жалобе Маматхонов пишет, что не был допрошен ни в качестве подозреваемого, ни в качестве обвиняемого. Если по его делу не было проведено следствие, то тогда его могли не ознакомить и с материалами уголовного дела. Его адвокат должен был подробно написать об этих серьёзных правонарушениях. Но, к сожалению, адвокаты, нанятые для защиты прав политзаключённых, во многих случаях недобросовестно относятся к защите своих клиентов.

Апелляционное слушание прошло в отсутствие Ганихона Маматхонова. Когда адвокат правозащитника попытался указать на это процессуальное нарушение судье, его самого обвинили в неуважении к правилам суда. Приговор вынесен согласно части 1 статьи 221 уголовного кодекса («Неповиновение законным требованиям администрации учреждения по исполнению наказания»).

15 мая 2014 года апелляционный суд Навоийский области по уголовным делам, во главе с судьей М.Хатамовым, вынес Определение об осуждении правозащитника сроком на два года три месяца и шесть дней. Таким образом, на этот раз новый срок заключения правозащитника Ганихона Маматхонова был сокращён всего лишь на три месяца 6 дней. Согласно Определению, Ганихон Маматхонов должны были освободить 4 июня 2016 года.

221 СТАТЬЯ УК ЧАСТО ИСПОЛЬЗУЕТСЯ ДЛЯ ФАБРИКАЦИИ НОВОГО УГОЛОВНОГО ДЕЛА ПРОТИВ «НЕУГОДНЫХ» ЗАКЛЮЧЕННЫХ – ПОЛИТИЧЕСКИХ И РЕЛИГИОЗНЫХ ЗАКЛЮЧЕННЫХ

По свидетельствам бывших заключенных и жертв пыток, в пенитенциарной системе Узбекистана пытки применяются непосредственно самыми сотрудниками правоохранительных органов и представителями администрации колонии исполнения наказания, а также специальной категорией заключенных, называющихся «лохмачами» в тюремном жаргоне и сотрудничающих с администрацией колонии.

Известно, что ст. 221 Уголовного кодекса часто используется узбекскими властями для фабрикации нового уголовного дела против «неугодных» заключенных из числа представителей гражданского общества и узников совести для продления их сроков лишения свободы и дальнейшей их изоляции от общества. Заключение в штрафной изолятор, иногда до несколько раз, по надуманным обвинениям очень часто предшествует фабрикации нового уголовного дела против заключенного по ст. 221 позже.

Размещение заключенного в штрафной изолятор также служит официальной причиной отказа в применении ежегодной амнистии. Узбекские власти и администрации колоний исполнений наказания часто размещают политических заключенных в штрафной изолятор и впоследствии фабрикуют новые уголовные дела по ст. 221, чтобы не допустить применения амнистии к ним или для того, чтобы не выпускать их даже по окончании сроков наказания, продлив сроки наказания уже по новому уголовному делу.

Обвинения в нарушении внутренних правил учреждения исполнения наказания по ст. 221 Уголовного кодекса применяются буквально за несколько дней до объявления ежегодного акта амнистии, при этом руководство колоний часто полагается на существующий заранее особый, негласный список заключенных, часто спущенный им центральным аппаратом Министерства внутренних дел и Службы национальной безопасности, применение амнистии к которым или освобождение которых по окончании срока наказания, нежелательно.

За несколько дней, а иногда и в течение одного дня против «нежелательного заключенного» фабрикуют нарушения правил внутреннего режима в колониях. В фальсификации нарушений режима содержания «нежелательным заключенным» в ход пускаются все средства, включая пытки в штрафном изоляторе колонии, лишение возможности видеться с родными и семьей, провокации и показания «послушных» руководству колонии групп заключенных и представителей администрации колонии.

Фабрикация новых уголовных дел в отношении «нежелательного заключенного» в тюремном жаргоне Узбекистана называется своеобразно «террор». В этом процессе заключенный не обеспечивается адвокатом, его семья не знает о том, что фактически уже идет подготовка к возбуждению нового уголовного дела в отношении заключенного и продления его срока, заключенный и его семья лишена возможности ознакомиться с официальными документами и решениями администрации колонии, признающими его нарушителем режима содержания в колонии.

В результате этого, заключенный будут признан злостным нарушителем внутреннего режима колонии и кроме амнистии, также лишается таких возможностей облегчения своего наказания как «условно-досрочное освобождение» и «замена наказания на исправительные работы».

Признание заключенного злостным нарушителем режима содержания впоследствии дает основание для возбуждения нового уголовного дела по ст. 221 Уголовного кодекса и продления его срока наказания.

Вышеописанный процесс проходит мимо прокурорского надзора – прокуратура как независимый государственный орган, обеспечивающий только надзор закона в подобных процессах, полностью закрывает глаза на грубые нарушения прав заключенного и фальсификации нового уголовного дела в отношении него и появляется только в судебных слушаниях по новому уголовному делу по ст. 221. Уголовно-исполнительный кодекс Республики Узбекистан, как основной закон, регулирующий права и обязанности заключенного, лишен действенных механизмов эффективного предотвращения и проверки вышеописанных случаев грубых нарушений прав заключенных в стране.

Необходимо отметить, что случаи продления сроков лишения свободы по надуманным обвинениям по ст. 221 Уголовного кодекса не изучены полностью.

Тут можно указать на несколько причин.

Во-первых, предварительное следствие и судебный процесс по таким делам проходят в рекордно быстрых темпах, очень часто заключенные и их родственники не успевают нанять адвоката по собственному выбору.

Во-вторых, предварительное следствие и судебные слушания по подобным делам проходят на территориях учреждений лишения свободы, что нлишает родственников заключенных и нанятых ими адвокатов доступа к таким учреждениям. Нанятые родственниками адвокаты, родственники заключенных и сами заключенные очень часто не имеют доступа к материалам таких новых уголовных дел, включая приговор суда.

Участники Кампании «Кто виноват?! Кто следующий?!»

Международная правозащитная организация «Клуб Пламенных Сердец»;

Инициативная группа «За жизнь без пыток»;

Комитет по защите мигрантов;

Координационый Совет ГОУ – «Альтернативный Узбекистан»
и ряд гражданских активистов, проживающие в странах Европы

Тавсия этинг / Поделиться / Share:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • Blogger
  • email
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Одноклассники
  • Add to favorites
  • В закладки Google
  • LiveJournal
  • Мой Мир

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *