«Представители народа», претендующие на ворованные народные деньги, опасаются, что разоблачающие их доказательства могут дойти до Конгресса США

3 апреля, некоторые представители иммиграционных служб демократических стран вызвали контактирующего со мной узбека (имя решено не публиковать), проживающего в самой демократической стране, и интересовались, откуда и каким образом Мутабар Таджибаева получает информацию.

Интересно то, что я отправляла свое обращение-жалобу 5 апреля, а допрос по поводу моей жалобы начали уже двумя днями ранее (!!!) Даже замучили бедного беженца вопросами типа «Ты знаешь такого ..? Ты знаком с его деятельностью?», дабы установить источник имеющихся в моем распоряжении информации касательно лица, упоминаемого в моей жалобе.

Неужели и представители демократических стран начали, как в Узбекистане, совать нос в дела, далекие от их компетенции? Неужели и они решили заглушить правозащитницу — жертву режима?

Интересно и то, что и за 17 лет моей практики, и даже когда незаконно посадили меня в тюрьму, с самых верхов было поручено Ферганскому СНБ и МВД составить списки лиц, дающих мне информации о правах человека.

А на сей раз вопросы были об источнике доказательств, приведенные в моем обращении-жалобе, где я писала о давлениях и клеветнических кампаниях в свой адрес, начавшихся с моей борьбой против терроризма и коррупции в международных масштабах.

Почему этим интересуются не органы Франции, где я проживаю, а именно страны, не имеющей ко мне никакого отношения? Почему они не обратились непосредственно ко мне? Не знают ли они, что обязанности правозащитников это — проводить мониторинг против нарушений законности и преступлений против человечности, а также фиксировать факты этих преступлений?

Неужели им невдомек, что допрашивать беженца за океаном, который почти незнаком с деятельностью работающей во Франции Мутабар Таджибаевой, является незаконной?

Зная, что обратись они непосредственно ко мне, то я, конечно, предоставлю им все имеющиеся у меня факты и доказательства, и потребую провести проверку, они пытаются узнавать через третьих лиц. Это показывает, что терроризм и организованную коррупцию поддерживают и эти органы. Это также показывает, что из-за моей борьбы опасность угрожает не только моей жизни, но и жизни моей дочери и несовершеннолетних внуков, проживающих во Франции.

Мне достоверно известно, кто этими кампаниями хочет заглушить мой голос, а также известны причины, по коим они ставят себя на такое неумелое посмещище.

В народе говорят, «Вор у вора украл». 8 апреля я отправила обращение-жалобу …………….  (…………… «Cotton Campaign»), подкрепив доказательствами и фактами незаконных действий лиц, «претендующих» на деньги, украденные Гульнарой Каримовой.

Я просила, чтобы он передал эти факты юристу «Cotton Campaign» — защищающей этих «претендентов» — Брайану Кампбеллу. А также просила, чтобы Брайан Кампбелл, после ознакомления с их содержанием, написал свое заключение, и затем передал их Конгрессу США, который занимается судьбой наворованных Гульнарой Каримовой народных денег.

С сожалением могу сказать, что я уже не удивлюсь, если представитель этой организации, ознакомившись с этими документами, тоже решил защищать лиц, которые мертвой хваткой вцепились, чтобы присвоить наворованные у узбекского народа деньги, и с этой целью «Запустили дурочку».

Комизм заключается в том, что представитель «Cotton Campaign» ……………… , вместо того, передать мое обращение и прикрепленные к ней доказательства юристу, как я того просила, отдал прямо в руки этим «претендентам» на украденные деньги. Они сочинили несерьёзную легенду, и пытаются напугать меня вопросами типа «Откуда Таджибаева берет свои доказательства?»

Тем самым они лишний раз доказывают, насколько далеки от демократии и прав человека, о которых любят твердить, и те группы, со слюной во рту бегающих в надежде на деньги, не доставшиеся самой Гульнаре Каримовой, а также их сообщники в международных организациях и фондах.

В связи с этим я хочу озвучить широкой общественности:

21 марта в Женеве я встретилась с офицером ООН по правам человека Joana Miquel-Gelabert (Human Rights Officer Europe and Central Asia Section Office of the United Nations High Commissioner for Human Rights, руководителем фонда Мартин Энналс Майкл Камбатта, организациям жюри премия Мартин Энналса и представителями других влиятельных организаций.

Я предоставила им все имеющиеся у меня факты и доказательства нарушений наших прав, указанных в «Декларации правозащитников», и попросила провести служебное расследование и принять законные меры в отношение причастных лиц.

С начала апреля, когда еще не началась служебная проверка в отношение представителя один из организации жюри премия Мартин Энналса, а также других организаций, которые вместо того, чтобы защищать мои нарушенные права, наоборот, сами становятся активными участниками этой травли; т.е. когда первая жалоба не дошла до юридического отдела нужной инстанции, даже еще не привлекли переводчиков; уже начались разные угрозы и попытки заставить меня отказаться жалобы, так что невольно вспоминаю времена, когда находилась под давлением диктаторского режима.

Разве попытки задушить твой голос и заставить тебя отказаться от права искать помощь, когда ущемляют твои права, это не методы диктаторских режимов? Разве в демократических странах не предусмотрено, чтобы жалобы должны быть тщательно рассмотрены и виновные должны ответить перед законом? Они даже не постеснялись предложить ознакомиться с моей жалобой. Почему вы молчали все эти годы, когда ущемлялись мои права? Почему именно сейчас вас заинтересовала моя судьба?

Разве я не написала в своем обращении, что в случае несостоятельности моих аргументов, я готова публично отказаться от своих обвинений, извиниться перед указанными лицами, и официально объявить о своей недостойности международного приза, а также от звания правозащитника и прекратить свою деятельность?

Потерпи они еще немного, то дождались бы начала проверок, и если будет доказано, что я не права, то заодно и избавились от меня!?

Но как бы там ни было, я решила оповестить общественность об этих тайных происшествиях.

Созданный 17 января 2000 года, для борьбы с торговлей наркотическими веществами, борьбы с преступностью, правозащитная организация «Клуб Пламенных Сердец», осуществляющая свою деятельность под девизом «Мы будем бороться против любого зла, встречающегося в нашем обществе – МЫ НАЧЕКУ!».

17 января 2017 года исполнилось 17 лет началу основанного и руководимого мной «Клуба Пламенных Сердец». И по причине своей правозащитной и журналистской деятельности, в течение 15 из этих 17 лет, я являюсь жертвой давлений, угроз и шантажа.

Задолго до регистрации «Клуба» во Франции (с октября 2009 года) по настоящее время, на страницах ряда интернет-изданий и через электронных адресах распространяются сфабрикованные и откровенно клеветнические материалы, слухи, направленные на оскорбление моей чести и достоинства, профессиональной репутации и дискредитацию моей организации. Эта кампания не ограничивается лишь моей личностью или членами Клуба, но и распространяется на сотрудничающих с нами простых граждан внутри страны, моих близких, даже детей и внуков.

Я и мои близкие, а также активисты и партнеры нашей организации, являемся жертвами кампании по клеветы и оскорблений с свой адрес. СМИ, управляемые не только со стороны властей, но и пропагандирующие терроризм, распространяют откровенную ложь, направленную на дискредитацию меня и моей репутации. Только за то, что осмелилась разоблачать финансовые преступления в правозащитной сфере, они видимо решили очернить мое имя, и с этой целью используют НПО и журналистов, даже ложных свидетелей.

Я проживаю и работаю во Франции, в этой наиболее демократической стране мира, но и здесь усиливаются попытки ограничить мои возможности пользоваться своими законными правами, не прекращаются преследования меня как правозащитника, и угрозы, направленные на то, чтобы заглушить наш голос.

Основными целями и задачами Международной Правозащитной Организации «Клуб Пламенных Сердец» (далее МПО «Клуб Пламенных Сердец»), закрепленными в Уставе, являются:

борьба против ДИКТАТОРСКОГО РЕЖИМА (политические репрессии, пытки, несправедливые суды);

борьба против финансирование и пропаганды ТЕРРОРИЗМА, ИГИЛ-ДЖИХАД, РЕЛИГИОЗНОГО ЭСТРЕМИЗМА и НАКОТОРГОВЛИ (изъятые наркотики перепродаются самими гос.органами);

борьба против любого проявления ТОРГОВЛИ ЛЮДЬМИ (сексуальное рабство, притоны   для проституции и их «крышевание»);

борьба против любого проявления КОРРУПЦИИ и их «крышевание», зла нарушающих спокойное и мирное сосуществования общества.

Правозащитная организация «Клуб Пламенных Сердец», которая беспрестанно борется против всех этих организованных преступлений, 6 марта 2006 года, была признана незаконной и запрещенной по несправедливому суду Узбекистана. Пройденная во Франции государственной регистрации МПО «Клуб Пламенных Сердец», считает вышеуказанные цели и обязанности, своим приоритетными и продолжает свою борьбу против них и по сей день.

За все годы своей деятельности наша организация, строго придерживаясь своих целей и задач, борется против диктатуры в Узбекистане, мы бьем тревогу о политических репрессиях, пытках, несправедливых судах, о проблемах с правами человека в Узбекистане, а также говорим о насущных проблемах современного мира — о наркотрафике через Центральную Азию и связанной с ним торговле людьми, о терроризме, радикализме, коррупции и иной преступности.

Именно поэтому мы становимся мишенью нападок, шантажа, угроз, которые получаем через электронную почту, и клеветнических кампаний в интернет-публикациях и соцсетях. Публикуются даже видеоматериалы, унижающие честь и достоинство человека, подрывающие деловую репутацию.

Этим я заявляю, что нарушены мои следующие права и свободы, указанные в «Всемирной Декларации Прав Человек», а также в «Декларации о правозащитников — Декларации о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы», принятой резолюцией № 53/144 Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1998 года ООН:

В качестве человека, пользующегося правами на защиту своих прав, требовать от государства исполнять свои обязательства по полному обеспечению моей всесторонней защиты;

защиту прав человека;

право на свободу слова;

право на отслеживание нарушений прав человека;

право на поиск финансовых средств для правозащитной деятельности;

право на критику политику правительства и иных государственных органов;

право на соискание защиты международных органов.

Я также опасаюсь, что при работе по защите моих прав, указанных в Декларации правозащитников, и поиске независимого и справедливого решения, могут последовать различные протесты и препятствия со стороны представителей фондов и организаций, причастных к клеветническим кампаниям против меня. Вплоть до покушения на мою жизнь.

Потому что, даже если будет совершено посягательство на мою жизнь, все равно не сможет остановить голос правды и разоблачений. Моя борьба против организованных преступных группировок, занимающихся пропагандой и поддержкой терроризма, наркоторговлей и торговлей людьми, коррупцией в международном масштабе, хорошо известна представителям Гражданского Общества Узбекистана в разных уголках мира.

Копии материалов мониторинга и журналистского расследования преступлений данной ОПГ, — факты и доказательства, —  собранные до сегодняшнего дня, хранятся в десятке разных адресах, у активистов в Европе и США. Разглашение этих фактов откладывалось по причине шантажа и угроз физической расправы. Теперь же, даже если скажут, что мне осталось жить всего один день, я потрачу его на борьбу с преступлениями, угрожающими безопасности людей.

Я не сочла нужным для себя распространяться в прессе, пока не завершится проверка по моей жалобе и прикрепленных к ней фактам. Сделай я так, то могли бы расценить это как попытки повлиять через СМИ. Уже имеющиеся в моем распоряжении факты достаточны для доказательства моей правоты.

В скором времени я намереваюсь установить личности тех сотрудников иммиграционных служб, которые допрашивали знакомого мне беженца-узбека о том, откуда я беру информации и факты, разоблачающие преступления терроризма, международной коррупции; связаться с ними лично и выяснить причины их интереса к моей личности и деятельности, а также предоставить все интересующие их данные руководству этих служб.

Вместе с тем, я намерена потребовать от руководств этих служб разъяснить, на каком основании, какой статьи какого закона они проводили свой допрос, а также привлечь к ответственности тех сотрудников за противоправные действия.

Мутабар Таджибаева
Основатель и руководитель
МПО «Клуб Пламенных Сердец»
Правозащитница и независимый журналист

Тавсия этинг / Поделиться / Share:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • Blogger
  • email
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Одноклассники
  • Add to favorites
  • В закладки Google
  • LiveJournal
  • Мой Мир

One Response to «Представители народа», претендующие на ворованные народные деньги, опасаются, что разоблачающие их доказательства могут дойти до Конгресса США

  1. al-djazira:

    А кто угражает Вам? Атаева и компания?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *