ОБСЕ: Руководящие принципы по защите правозащитников

Опубликовано Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) Ul. Miodowa 10 00-251 Warsaw Poland www.osce.org/odihr © БДИПЧ ОБСЕ, 2014 Все права защищены. Содержание настоящей публикации может свободно копироваться и использоваться для образовательных и других некоммер- ческих целей при условии, что каждое такое использование будет сопрово- ждаться ссылкой на БДИПЧ ОБСЕ как на источник. ISBN 978-92-9234-898-4 Оформление: Нона Рейтер Фотография на первой странице обложки: Агнешка Рембовска Отпечатано в Польше компанией Poligrafus Jacek Adamiak Руководящие принципы по защите правозащитников.

Содержание

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ vii

ПРЕДИСЛОВИЕ 1

ВВЕДЕНИЕ 3

РАЗДЕЛ A.

I. ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ, ЛЕЖАЩИЕ В ОСНОВЕ ЗАЩИТЫ ПРАВОЗАЩИТНИКОВ. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

8 II. ФИЗИЧЕСКАЯ НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ, СВОБОДА, БЕЗОПАСНОСТЬ И ДОСТОИНСТВО ПРАВОЗАЩИТНИКОВ. . . . . . 10

А. Защита от угроз, нападений и других нарушений. . . . . .  . . 10

Б. Защита от судебной травли, криминализации, произвольных арестов и задержаний. . . . . . . . 12

В. Борьба со стигматизацией и маргинализацией. . . . . . . .  . . 15

III. БЕЗОПАСНЫЕ И БЛАГОПРИЯТНЫЕ УСЛОВИЯ ДЛЯ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. . . . . . . . 16

Г. Свобода убеждений, свобода выражения мнения и свобода информации. . . . . . .. . . 17

Д. Свобода мирных собраний.. . . . . . . . . 20

Е. Свобода объединений и право создавать НПО, вступать в них и участвовать в их деятельности. . . . . . . 23

Ж. Право участвовать в государственных делах. . . . . . . . . .  26

З. Свобода передвижения и правозащитная деятельность внутри страны и за ее пределами. . . . . . . . . 26

И. Право на неприкосновенность частной жизни. . . . . . . . . .. 28

К. Право обращаться в международные органы и поддерживать с ними связь. . . . . . . . . . . . 29

IV. РАМКИ ВЫПОЛНЕНИЯ РУКОВОДЯЩИХ ПРИНЦИПОВ. . . . . . . . . . . . . . 31

РАЗДЕЛ Б. Пояснительная записка 35

I. ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ, ЛЕЖАЩИЕ В ОСНОВЕ ЗАЩИТЫ ПРАВОЗАЩИТНИКОВ. . . . . . . . 44

II. ФИЗИЧЕСКАЯ НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ, СВОБОДА, БЕЗОПАСНОСТЬ И ДОСТОИНСТВО ПРАВОЗАЩИТНИКОВ. . . . . . 59

vi Руководящие принципы по защите правозащитников

А. Защита от угроз, нападений и других нарушений. . . . . . .. 59

Б. Защита от судебной травли, криминализации, произвольных арестов и задержаний. . .  . . . . 71

В. Борьба со стигматизацией и маргинализацией. . . . . . . . 82

III. БЕЗОПАСНЫЕ И БЛАГОПРИЯТНЫЕ УСЛОВИЯ ДЛЯ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. . . . . . . .  88

Г. Свобода убеждений, свобода выражения мнения и свобода информации. . . . . . . . 88

Д. Свобода мирных собраний. . . . . . . . 102

Е. Свобода объединений и право создавать НПО, вступать в них и участвовать в их деятельности. . . . . . 114

Ж. Право участвовать в государственных делах. . . . . . .  . 129

З. Свобода передвижения и правозащитная деятельность внутри страны и за ее пределами. . . . . . . 133

И. Право на неприкосновенность частной жизни. . . . . . . . 142

К. Право обращаться в международные органы и поддерживать с ними связь. . . . . . . . 154

IV. РАМКИ ВЫПОЛНЕНИЯ РУКОВОДЯЩИХ ПРИНЦИПОВ. . . . . . . . . 161

ПРИЛОЖЕНИЕ. Избранные справочные материалы и ресурсы 172

1. ДОГОВОРЫ И СТАНДАРТЫ, КАСАЮЩИЕСЯ ЗАЩИТЫ ПРАВОЗАЩИТНИКОВ. . . . . . . 172

2. ОБЩИЕ СТАНДАРТЫ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА, КАСАЮЩИЕСЯ ЗАЩИТЫ ПРАВОЗАЩИТНИКОВ. . . . . . . . 174

3. МЕЖДУНАРОДНЫЕ И РЕГИОНАЛЬНЫЕ МЕХАНИЗМЫ ЗАЩИТЫ ПРАВОЗАЩИТНИКОВ. . . . .. . . . . . . 176

Руководящие принципы по защите правозащитников vii

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

АКПЧ Американская конвенция о правах человека

БДИПЧ Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека

ВДПЧ Всеобщая декларация прав человека

ГА ООН Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций

ЕКПЧ Конвенция Совета Европы о защите прав человека и основных свобод (Европейская конвенция о защите прав человека)

ЕС Европейский союз

ЕСПЧ Европейский суд по правам человека

КЛДЖ Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин

КПИ Конвенция о правах инвалидов

КПП Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания

КПР Конвенция о правах ребенка

ЛГБТИ Лесбиянки, гомосексуалы, бисексуалы, транссексуалы и интерсексуалы

МКЛРД Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации

МКПЧ Межамериканская комиссия по правам человека

МПГПП Международный пакт о гражданских и политических правах

МПЭСКП Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах

НПИ национальный правозащитный институт

НПО неправительственная организация

ОБСЕ Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе

ООН Организация Объединенных Наций

ПАСЕ Парламентская ассамблея Совета Европы

РКНМ Рамочная конвенция Совета Европы о защите национальных меньшинств

ФПКПП Факультативный протокол к Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

Прошло двадцать лет с тех пор, как главы государств и правительств государств-участников ОБСЕ приняли Будапештский документ 1994 года «На пути к подлинному партнерству в новую эпоху», в котором они вновь заявили, что права человека и основные свободы, верховенство права и демократические институты являются основой мира и безопасности. Помимо этого, они подчеркнули необходимость защиты правозащитников.

Эта необходимость закреплена в Хельсинкском заключительном акте 1975 года, Документе Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ (1990 г.) и других обязательствах ОБСЕ в области человеческого измерения, в каждом из которых признается исключительно важная роль правозащитников и гражданского общества в достижении наших общих целей в рамках ОБСЕ. Невозможно гарантировать соблюдение основных свобод и прав человека в мире, где правозащитники продолжают подвергаться преследованиям за свою работу.

На встрече ОБСЕ на высшем уровне в Астане в 2010 г. государства-участники вновь признали важную роль, которую играют гражданское общество и свободные СМИ, помогающие в полном объеме обеспечить уважение прав человека, основных свобод, принципов демократии и верховенства права (Астанинская юбилейная декларация 2010 г.).

Тем не менее, несмотря на эти обязательства, организации гражданского общества неоднократно обращали внимание ОБСЕ (и БДИПЧ в том числе) на нерешенные, вызывающие обеспокоенность проблемы, которые препятствуют их деятельности по защите прав человека, а также на серьезные риски, которым они иногда подвергаются. В связи с проведением встречи Совета министров ОБСЕ 2012 г. в Дублине сеть организаций гражданского общества выпустила совместное заявление, в котором выражается серьезная обеспокоенность по поводу безопасности правозащитников в регионе ОБСЕ и содержится призыв к ОБСЕ о разработке руководящих принципов по защите правозащитников1. Откликаясь на этот призыв и действуя в соответствии со своим мандатом, БДИПЧ начало работу над проектом по подготовке данных руководящих принципов.

За два десятилетия, прошедшие с момента принятия Будапештского документа, было достигнуто немало успехов. Однако также очевидно, что перед правозащитниками стоит немало и прежних, и новых серьезных проблем. Мы надеемся, что данные руководящие принципы по защите правозащитников послужат основой для нового, подлинного партнерства между правительствами и правозащитниками, направленного на эффективное решение проблем и объединение усилий для достижения общей цели – поощрения соблюдения прав человека и основных свобод в регионе ОБСЕ. Посол Янез Ленарчич Директор Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека Руководящие принципы по защите правозащитников

3 ВВЕДЕНИЕ

«Я с особенным удовлетворением воспринял формулировку Комитета, в которой подчеркнута роль защиты прав человека как единственного прочного основания для подлинного и долговечного международного сотрудничества… Я убежден, что международное доверие, взаимопонимание, разоружение и международная безопасность немыслимы без открытости общества, свободы информации, свободы убеждений, гласности, свободы поездок и выбора страны проживания». (Андрей Сахаров, 1975 г.)2

В Хельсинкском заключительном акте 1975 г. государства-участники тогда еще Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) признали право каждого лица знать свои права и поступать в соответствии с ними; впоследствии было признано и право запрашивать и получать помощь от других в защите прав человека и помогать другим в защите прав человека3. В связи с подготовкой Декларации Организации Объединенных Наций о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы (Декларация ООН о правозащитниках) государства также подчеркнули (в Будапештском документе 1994 г.) необходимость защищать правозащитников. Таким образом, право защищать права человека в том виде, в котором оно признано в Декларации ООН, четко закреплено в обязательствах ОБСЕ.

Данные руководящие принципы основаны на этих обязательствах и общепризнанных стандартах в области прав человека, которые государства-участники ОБСЕ обязались соблюдать. Руководящие принципы опираются на основные международные документы, касающиеся защиты правозащитников, – в частности, на Декларацию ООН о правозащитниках. В данном документе не устанавливаются новые нормы и не создаются «особые» права правозащитников; речь идет о защите прав человека тех, кто подвергается риску в связи со своей правозащитной деятельностью. Таким образом, руководящие принципы направлены на то, чтобы содействовать равной защите прав человека всех лиц.

ЦЕЛИ И МЕТОДИКА

В данных руководящих принципах использованы результаты давнего сотрудничества Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) с правозащитниками: положение правозащитников и условия, в которых они осуществляют свою деятельность, уже давно находятся в центре внимания Бюро4

В соответствии с мандатом БДИПЧ, данные руководящие принципы призваны помочь государствам-участникам в выполнении ими своих обязательств в области человеческого измерения, касающихся защиты правозащитников. Бюро было поручено оказывать помощь государствам — участникам ОБСЕ, с тем чтобы «обеспечить полное уважение прав человека и основных свобод, действовать на основе законности, проводить в жизнь принципы демократии и… создавать, укреплять и защищать демократические институты, а также развивать принципы терпимого отношения в масштабах всего общества» (Хельсинкский документ 1992 г.).

Руководящие принципы были подготовлены в ходе консультаций, в которых приняли участие многие правозащитники, международные эксперты, партнеры из других межправительственных организаций, а также представители гражданского общества, национальных правозащитных институтов и государств-участников ОБСЕ. После первого совещания заинтересованных сторон, которое состоялось в июне 2013 г., БДИПЧ в течение двух месяцев провело ряд консультационных встреч на субрегиональном уровне с правозащитниками со всего региона ОБСЕ, с тем чтобы выявить основные проблемы, возникающие в различных регионах и странах5. Помимо этого, БДИПЧ опубликовало объявление о приеме письменных материалов, которое было широко растиражировано по всему региону для наибольшего охвата гражданского общества. Консультативная группа в составе 12 правозащитников и международных экспертов оказала содействие в рецензировании и доработке черновых вариантов данных руководящих принципов. В мае 2014 г. БДИПЧ провело консультационное совещание с представителями государств-участников, на котором они смогли высказать свои мнения и предложить дополнительную информацию в подготовленный сводный проект документа.

 

БЛАГОДАРНОСТИ

БДИПЧ выражает благодарность всем тем, кто участвовал в рабочих консультациях, за их неоценимый вклад в подготовку данных руководящих принципов.

Мы признательны правозащитникам, а также экспертам и партнерам, представляющим другие международные механизмы и принимающим меры по улучшению защиты правозащитников (в том числе руководителям отделов и сотрудникам, работающим со Специальным докладчиком ООН по вопросу о положении правозащитников);

Комиссару Совета Европы по правам человека;

Докладчику ПАСЕ по вопросу о положении правозащитников;

Европейской службе внешнеполитической деятельности;

Специальному докладчику по вопросу о правозащитниках Межамериканской комиссии по правам человека и коллегам из Бюро Представителя ОБСЕ по вопросам свободы средств массовой информации.

В частности, БДИПЧ благодарит членов консультативной рабочей группы за оказанную ими экспертную помощь и вклад в подготовку настоящего документа. Мы также выражаем благодарность государствам-участникам, внесшим свой вклад в составление документа в ходе консультаций. Руководящие принципы по защите правозащитников 7

РАЗДЕЛ A.

Руководящие принципы по защите правозащитников

1. Право защищать права человека – общепризнанное право. Оно вытекает из всеобщих прав человека, которые являются неделимыми, взаимозависимыми и взаимосвязанными и которые государства-участники ОБСЕ обязались уважать, защищать и осуществлять в отношении всех лиц, находящихся на их территории и под их юрисдикцией.

2. Кто является правозащитником?

Правозащитники действуют с целью «индивидуально и совместно с другими поощрять и стремиться защищать и осуществлять права человека и основные свободы»6 на местном, национальном, региональном и международном уровнях. Они признают универсальность прав человека для всех без какого-либо различия и защищают права человека мирными средствами.

3. Правозащитники играют важнейшую роль в демократических обществах. Активное участие индивидов, групп, организаций и институтов имеет решающее значение для обеспечения постоянного прогресса в реализации международных прав человека. Гражданское общество, помимо прочего, помогает государствам в полном объеме обеспечивать соблюдение прав человека, основных свобод, а также принципов демократии и верховенства права. Таким образом, правозащитники выполняют важные и законные функции в демократических обществах. Государственные власти должны понимать, что различающиеся взгляды могут выражаться мирным способом в демократических обществах; они должны открыто признать важную и законную роль правозащитников.

4. Необходимость защиты правозащитников.

Правозащитники подвергаются особому риску и часто становятся жертвами серьезных злоупотреблений из-за своей правозащитной деятельности. Вследствие этого они нуждаются в особой и усиленной защите на местном, национальном и международном уровнях. Некоторые группы правозащитников подвергаются повышенному риску ввиду особого характера своей работы, вопросов, которыми они занимаются; условий, в которых они ведут свою деятельность; своего географического региона или своей принадлежности к определенной группе или связи с ней.

5. Характер обязанностей государства.

Основную ответственность за защиту правозащитников несут государства. На них возлагаются как позитивные, так и негативные обязательства в отношении прав правозащитников. В соответствии со своими обязанностями в рамках международного права, согласно которым они должны уважать, защищать и осуществлять права человека, государства должны делать следующее:

а) воздерживаться от любых действий, нарушающих права правозащитников из-за их правозащитной деятельности;

б) защищать правозащитников от злоупотреблений и иных действий, совершаемых третьими лицами по причине их правозащитной деятельности, и предпринимать для этого максимум усилий;

в) принимать активные меры по поощрению полной реализации прав правозащитников, в том числе их права защищать права человека.

6. Безопасные и благоприятные условия для правозащитной деятельности.

Эффективная защита достоинства, физической и психологической неприкосновенности, свободы и безопасности правозащитников является необходимым предварительным условием реализации права на защиту прав человека. Кроме того, для создания безопасных и благоприятных условий требуется реализация ряда других основных прав человека, необходимых для ведения правозащитной деятельности, – прав на свободу убеждений, выражения мнений, мирных собраний и объединений; права участвовать в государственных делах; права на свободу передвижения, на неприкосновенность частной жизни и права беспрепятственно обращаться в международные органы, включая международные и региональные механизмы защиты прав человека.

I. ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ, ЛЕЖАЩИЕ В ОСНОВЕ ЗАЩИТЫ ПРАВОЗАЩИТНИКОВ

7. Признание международного измерения защиты правозащитников.

Обязательства в сфере человеческого измерения являются вопросом, вызывающим непосредственный и законный интерес со стороны всех государств-участников ОБСЕ. При том, что ответственность за защиту правозащитников возлагается прежде всего на государства, нарушения прав правозащитников не являются исключительно внутренним делом государства. Таким образом, государства должны признавать необходимость защиты правозащитников как на своей территории, так и в других странах. В этой связи они должны создать соответствующие инструменты и механизмы, предна- значенные для защиты правозащитников внутри страны и за рубежом.

8. Ответственность негосударственных субъектов.

В то время как на государствах лежит ответственность по защите правозащитников от злоупотреблений со стороны негосударственных субъектов, последние могут играть важную роль в реализации прав правозащитников. Негосударственные субъекты должны уважать и признавать права правозащитников и при осуществлении своей деятельности руководствоваться международными стандартами в области прав человека. Если они этого не делают, государства-участники должны привлекать их к ответственности в соответствии с национальными правовыми процедурами и стандартами.

9. Равенство и недискриминация.

Правозащитники не должны в результате своей деятельности подвергаться дискриминации при осуществлении всего спектра своих прав человека. Право защищать права человека должно быть гарантировано без дискриминации, а меры по защите правозащитников должны отражать их конкретные потребности перед лицом различных форм дискриминации. Гендерноориентированный и учитывающий многообразие подход должен использоваться во всех видах деятельности, направленной на усиление защиты правозащитников.

10. Благоприятные правовые, административные и институциональные рамки.

Национальные правовые, административные и институциональные рамки должны содействовать созданию и упрочению безопасных и благоприятных условий, в которых правозащитники пользуются защитой и поддержкой и обладают полномочиями для осуществления своей законной деятельности. Внутреннее законодательство, правила, политика и практика должны быть совместимы с обязательствами ОБСЕ и международными стандартами в области прав человека. Они должны быть достаточно чет- кими, с тем чтобы обеспечивать правовую однозначность и не допускать произвольного применения. Институциональная база должна гарантировать соблюдение основополагающего принципа справедливости и надлежащей правовой процедуры.

11. Законность, необходимость и соразмерность ограничений основных прав в контексте правозащитной деятельности. Международные документы в области прав человека допускают ограничения лишь некоторых прав и только в том случае, если ограничения надлежащим образом предусмотрены в законе и являются необходимыми в демократическом обществе по одной из установленных законом причин. Помимо этого, ограничения должны быть соразмерными, а также совместимыми с другими основными принципами прав человека, в том числе с запретом дискриминации. Международные правозащитные механизмы подчеркивают, что границы допустимых ограничений подлежат, как правило, узкой интерпретации. Тот факт, что право защищать права человека является важным для реализации всех других прав, еще больше сужает границы допустимых ограничений. Порог соответствия требованиям необходимости и соразмерности любых подобных ограничений следует считать особенно высоким.

II. ФИЗИЧЕСКАЯ НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ, СВОБОДА, БЕЗОПАСНОСТЬ И ДОСТОИНСТВО ПРАВОЗАЩИТНИКОВ

А. Защита от угроз, нападений и других нарушений

12. Государственные институты и должностные лица должны воздерживаться от любых запугивающих или репрессивных действий, имеющих форму угроз, повреждения или уничтожения имущества, физических нападений, пыток и других видов жестокого обращения, убийства, насильственных исчезновений и других видов причинения физического или психологического ущерба в отношении правозащитников и членов их семей. Помимо этого, государства-участники обязаны защищать правозащитников от подобных действий со стороны негосударственных субъектов и принимать меры для их предотвращения. Государственные власти должны открыто осуждать такие действия и проявлять к ним абсолютную нетерпимость. Безнаказанность и эффективные средства правовой защиты

13. Все обвинения в совершении указанных действий должны незамедлительно и тщательно расследоваться независимыми органами в условиях прозрачности. Чрезвычайно большое значение в этой связи имеет существование независимых и действенных надзорных механизмов, созданных для рассмотрения заявлений о нарушениях со стороны сотрудников полиции или других должностных лиц, а также доступность этих механизмов для правозащитников. Лица, подающие жалобы на действия полицейских или других сотрудников правоохранительных органов, не должны подвергаться преследованиям.

14. В случае совершения государственными должностными лицам или негосударственными субъектами каких-либо незаконных действий в отношении правозащитников власти не должны препятствовать незамедлительному, тщательному и прозрачному независимому расследованию случившегося. Расследования должны позволять эффективным образом идентифицировать нарушителей, должны быть действенными и в соответствующих случаях приводить к преследованию виновных. Любые санкции должны быть соразмерными тяжести правонарушения. Дисциплинарные процедуры не являются заменой уголовным обвинениям, так же как преследование по обвинению в «превышении служебных полномочий» не является достаточным в случае нарушения права на жизнь или запрета на применение пыток или других видов жестокого обращения, а также в случае других серьезных нарушений прав человека.

15. Государства должны рассмотреть вопрос о принятии национального законодательства, признающего совершение преступлений в отношении правозащитников по причине их деятельности в качестве отягчающего обстоятельства при вынесении приговора.

16. Государства должны обеспечить применение своего законодательства против преступлений на почве ненависти «по ассоциации» к преступлениям, направленным против правозащитников. Такие преступления должны преследоваться в аналогичном порядке согласно соответствующему законодательству, если они мотивированы нетерпимостью в отношении конкретной социальной группы, к которой правозащитник прямо не принадлежит, но с которой он ассоциируется.

17. Государства должны гарантировать полное соблюдение принципа верховенства права и независимости судебной власти. Когда это необходимо, они должны проводить реформы, обеспечивающие, чтобы посягательства на безопасность правозащитников не оставались безнаказанными, чтобы имелись доступные и в полной мере действенные средства правовой защиты, а пострадавшим и их семьям предоставлялась достаточная компенсация.

18. Правозащитникам должна предоставляться юридическая помощь, а также другие виды поддержки, с тем чтобы обеспечить им эффективный доступ к правосудию. Политика, программы и механизмы защиты

19. В целях обеспечения безопасности подвергающихся риску правозащитников государствам следует на основе консультаций с гражданским обществом и при технической поддержке соответствующих международных органов разработать оптимальные стратегии, программы и механизмы защиты. Эти механизмы должны включать обеспечение физической защиты, временную смену места жительства и другие необходимые меры.

20. Государства должны гарантировать, что программы, стратегии и механизмы защиты будут иметь потенциал и средства для обеспечения гендерно-ориентированной защиты и поддержки женщин-правозащитниц с учетом их потребностей. Программы, стратегии и механизмы защиты также должны отражать конкретные требования к защите других уязвимых категорий правозащитников и реагировать на эти вопросы в соответствии с теми потребностями, которые были выявлены лицами или группами, подвергающимися риску. Помимо этого, правозащитники должны привлекаться к разработке систем защиты, учитывающих риски, которым подвергаются члены их семей, а также к определению конкретных мер защиты, при необходимости снижающих эти риски.

21. Государства должны выделять достаточные средства из своего регулярного бюджета на физическую и психологическую защиту подвергающихся риску правозащитников, неотложную помощь в чрезвычайных обстоятельствах и другие услуги. Помимо этого, они должны активно поддерживать неправительственные организации (НПО), оказывающие такие услуги. Когда это 12 Руководящие принципы по защите правозащитников необходимо, государствам-участникам следует добиваться финансирования этой сферы в рамках международного сотрудничества.

22. Такие меры должны дополняться информационно-просветительскими и учебными программами для соответствующих профессиональных групп, а также просвещением более широких слоев населения в области прав человека, с тем чтобы формировалось необходимое отношение и модели поведения и чтобы внимание общества было привлечено к работе правозащитников в целях укрепления их безопасности.

Б. Защита от судебной травли, криминализации, произвольных арестов и задержаний

23. Правозащитники не должны подвергаться судебной травле в форме незаконных судебных или административных разбирательств или любого иного злоупотребления административной или судебной властью, а также криминализации, произвольному аресту или задержанию и другим санкциям за действия, связанные с их правозащитной деятельностью. Они должны иметь доступ к эффективным средствам правовой защиты для оспаривания законности своего задержания или любых других применяемых к ним санкций. Криминализация и произвольное или необоснованное применение законодательства

24. Государства должны пересмотреть внутреннее законодательство, касающееся правозащитников и их деятельности, с точки зрения его соответствия международным стандартам в области прав человека. Им следует при этом провести эффективные консультации с широким участием правозащитников и обратиться за помощью к международным субъектам. Любые правовые положения, прямо или косвенно ведущие к криминализации деятельности, защищенной международными стандартами, должны быть незамедлительно исправлены или отменены.

25. Правовые положения с расплывчатыми и неоднозначными формулировками, которые поддаются расширительному толкованию и применяются или могут применяться для преследования правозащитников за их деятельность, должны быть исправлены или отменены. Должна быть обеспечена полная защита с соблюдением надлежащих процедур в соответствии с международными стандартами в области справедливого судебного разбирательства.

26. Законы, административные процедуры и нормативные требования не должны использоваться для запугивания, травли, преследования или репрессий в отношении правозащитников. Санкции за административные и незначительные правонарушения всегда должны быть соразмерными и  предусматривать возможность обжалования в независимом и компетентном суде или судебном органе.

27. Государства, когда это необходимо, должны принимать меры по укреплению независимости судебных органов и органов прокуратуры, а также по обеспечению надлежащей работы правоохранительных органов, с тем чтобы не допускать в отношении правозащитников политически мотивированных преследований или любого другого необоснованного применения законов и правил по причине их правозащитной деятельности.

28. Необходимо создать действенные механизмы надзора, занимающиеся рас- следованием возможных неправомерных действий со стороны сотрудников правоохранительных и судебных органов, связанных с судебной травлей преследованием правозащитников. Помимо этого, необходимо принимать решительные меры по устранению любых структурных недостатков, которые могут создавать условия для злоупотребления полномочиями или для коррупции внутри судебных и правоохранительных органов.

29. Сотрудники правоохранительных органов, военнослужащие, государственные должностные лица и другие занятые в государственных учреждениях служащие, которые выступают против нарушений прав человека или участвуют в иной деятельности, направленной на защиту прав человека, должны быть защищены от запугивания и преследования, дисциплинарных и других разбирательств. В частности, судебные и дисциплинарные системы не должны налагать на военнослужащих несоразмерные ограничения, способные фактически лишить их права защищать права человека. Ограничения, налагаемые на права сотрудников разведывательных служб и других сотрудников сектора безопасности, должны отвечать строгим требованиям необходимости и соразмерности.

30. Государства также должны в законе и на практике защищать правозащитников, участвующих в судебных спорах, которые возникли в результате обвинений, являющихся средством возмездия, а также произвольных преследований и других юридических действий в ответ на иски, поданные правозащитниками. Помимо этого, должна быть обеспечена полная защита их физической и личной неприкосновенности как внутри, так и вне зала судебных заседаний. Адвокаты, занимающиеся правозащитной деятельностью, не должны подвергаться запугиванию или репрессиям (например, угрозам лишить права заниматься адвокатской деятельностью) за их усилия по защите прав человека или защите других правозащитников.  Произвольное задержание и обращение при содержании под стражей

31. Государства не должны произвольно лишать свободы правозащитников по причине их деятельности. Любое лишение свободы должно основываться на установленных законом процедурах и производиться в соответствии с ними, подразумевать возможность для задержанного оспорить законность задержания в компетентном суде, а также должно во всех других вопросах соответствовать международным стандартам в области прав человека.

32. Все произвольно задержанные правозащитники должны немедленно освобождаться. В подобных случаях государства должны полностью выполнять решения и заключения международных механизмов по правам человека.

33. Правозащитники не должны подвергаться временному или административному задержанию в целях запугивания или оказания давления или же в целях препятствования им в осуществлении их правозащитной деятельности.

34. С правозащитниками, заключенными под стражу, всегда должны обращаться уважительно и в соответствии с международными стандартами, без какой-либо дискриминации. В отношении правозащитников не допускается особое, избирательное обращение с целью наказать их за правозащитную деятельность или заставить их прекратить ее. Они не должны содержаться под стражей без связи с внешним миром в течение продолжительного времени. Им должно предоставляться право на помощь адвоката по их выбору и право на свидания с родственниками. В заключении правозащитникам должно обеспечиваться достаточное питание и медицинская помощь. Они не должны помещаться в тяжелые условия тюремного заключения и должны быть полностью защищены от любых форм пыток и другого жестокого, бесчеловечного и унижающего обращения. Власти обязаны проявлять должное усердие в деле защиты правозащитников от злоупотреблений со стороны других задержанных или сокамерников и привлекать к ответственности виновных в таких злоупотреблениях, а также возможных подстрекателей. Все обвинения в применении пыток или других видов жестокого обращения должны незамедлительно и эффективно расследоваться независимым органом и передаваться на рассмотрение в прокуратуру.

35. Власти должны также принимать во внимание особые проблемы, с которыми могут сталкиваться в заключении правозащитники из числа женщин и других групп, подвергающихся повышенному риску. Они должны защи- щать их от гендерно-обусловленных нарушений во время содержания под стражей (в том числе при помощи обучения сотрудников полиции и правоохранительных органов гендерным вопросам) и предоставлять соответствующие услуги согласно международным стандартам в данной области.  Справедливое судебное разбирательство

36. В случае если против правозащитников выдвигаются уголовные обвинения, они имеют право на справедливое разбирательство их дела компетентным, независимым и беспристрастным судом. Это означает, среди прочего, что правозащитники, обвиняемые в совершении уголовного преступления должны иметь право на адвоката по своему выбору, не должны подвергаться принуждению для получения признания, а доказательства (в том числе показания свидетелей), полученные в результате применения пыток и других видов жестокого обращения, не должны приниматься к рассмотрению в ходе судебного разбирательства. Направленные против правозащитников заявления, основанные на неправомерных действиях сотрудников следственных или других государственных органов, также не должны использоваться против них в суде. Адвокаты, представляющие правозащитников, должны быть эффективно защищены от давления со стороны любых государственных и негосударственных субъектов. Необходимо также предотвращать любые формы давления на клиентов правозащитников и на других лиц с целью заставить их дать показания против правозащитников в суде. Должна быть полностью гарантирована конфиденциальность взаимоотношений адвоката и правозащитника, в отношении которого ведется судебное разбирательство; должны быть созданы и доступны программы юридической помощи, позволяющие обеспечить должное юридическое представительство тем правозащитникам, которые не имеют средств для оплаты юридических услуг в судебном процессе, с тем чтобы гарантировать равенство сторон.

В. Борьба со стигматизацией и маргинализацией

37. Государственные институты и должностные лица должны воздерживаться от участия в кампаниях по дискредитации, созданию негативного образа или стигматизации правозащитников и их деятельности. Сюда входит навешивание негативных ярлыков на правозащитников, дискредитация правозащитной деятельности и самих правозащитников или сознательная клевета на них в той или иной форме.

38. Государства должны принимать активные меры против кампаний по дискредитации и стигматизации правозащитников, в том числе проводимых третьими сторонами. Они должны публично признавать значение работы правозащитников и необходимость их защиты, а также говорить о заслугах конкретных правозащитникам, тем самым повышая легитимность и статус правозащитной деятельности в глазах общества.

39. В полной мере уважая право на свободу убеждений и свободу выражения мнения, государства должны пресекать пропаганду ненависти и другие формы нетерпимости в отношении правозащитников, представляющие собой подстрекательство к дискриминации и разжигание вражды или насилия, в том числе в Интернете. Правительства и государственные институты на всех уровнях – национальном, региональном и местном – должны публично осуждать любые подобные проявления нетерпимости или фактические нападения на правозащитников всякий раз, когда они имеют место. Действия, которые могут быть квалифицированы как разжигание межнациональной, расовой или религиозной вражды, в соответствии с международным нормами должны быть запрещены внутренним законодательством и должны соответствующим образом наказываться. Национальное законодательство должно быть приведено в соответствие с международными стандартами в области прав человека.

40. Во избежание маргинализации правозащитников государственные институты должны развивать активное и конструктивное взаимодействие с ними – это расширит возможности правозащитников и повысит значение их участия в жизни общества, в том числе в общественных дискуссиях. Государственные институты должны признать важность и полезность работы правозащитников, даже если те высказывают критические замечания в адрес властей или не соглашаются с ними. Особое внимание также следует уделить укреплению роли национальных правозащитных институтов (НПИ), созданных и действующих в соответствии с Парижскими принципами 7; необходимо создать соответствующие механизмы, обеспечивающие эффективное выполнение правительством рекомендаций, предложенных НПИ. Следует содействовать постоянному диалогу между правозащитниками и государственными институтами с использованием соответствующих консультативных механизмов. Эти механизмы также должны служить основой для планирования совместных действий, кампаний и просветительских программ в области прав человека, которые будут повышать осведомленность общества о вызывающих обеспокоенность вопросах соблюдения прав человека и содействовать использованию механизмов подачи и рас- смотрения жалоб и других средств повышения подотчетности и борьбы с нарушениями прав человека в стране.

III. БЕЗОПАСНЫЕ И БЛАГОПРИЯТНЫЕ УСЛОВИЯ ДЛЯ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

41. Государства должны уважать, поощрять и облегчать правозащитную дея- тельность. Им следует осуществлять практические меры, направленные на создание безопасных и благоприятных условий, создающих и расширяющих возможности для свободного ведения правозащитной деятельности без наложения на нее незаконных ограничений – в том числе деятельности, осуществляемой самостоятельно или совместно с другими, внутри страны или на трансграничном уровне. Полное осуществление других прав и сво- бод очень важно для реализации права на защиту прав человека.

Г. Свобода убеждений, свобода выражения мнения и свобода информации

42. Государства должны пересмотреть законодательство, касающееся свободы убеждений и свободы выражения мнения, и отменить или исправить любые положения, несоответствующие международным стандартам в области прав человека. К ним относятся положения, налагающие неоправданные ограничения из соображений национальной безопасности, охраны общественного порядка или общественного здоровья и нравственности и выходящие за рамки допустимого согласно международным стандартам. Законы или правила, особо ограничивающие осуществление права на свободу убеждений и свободу выражения мнения представителями конкретных групп или профессий (например, военнослужащими или государственными должностными лицами), должны быть пересмотрены, с тем чтобы было обеспечено их полное соответствие международным стандартам – то есть чтобы они в полной мере отвечали строгим требованиям необходимости и соразмерности.

43. Государства должны исключить из положений национального законодательства по обеспечению безопасности и борьбе с терроризмом любые расплывчатые формулировки, позволяющие произвольное применение этих положений с целью запугать правозащитников, заставить их замолчать или заключить их в тюрьму. Помимо этого, государствам следует отменить законодательство, которое, например, фактически запрещает деятельность, направленную против дискриминации и нетерпимости, квалифицирует как уголовное преступление критику или неуважение в отношении пра- вительства или государственных должностных лиц, а также неуважение к государственным институтам или символам, равно как и другие правовые положения, не отвечающие строгим требованиям необходимости и сораз- мерности согласно международному праву. Государства должны понимать, что различающиеся взгляды можно выражать мирным способом.

44. Аналогичным образом, уголовные законы о диффамации должны быть отменены. Диффамация и подобные ей правонарушения, в том числе совер- шаемые в Интернете, должны рассматриваться исключительно в рамках гражданского права. Уголовная ответственность, включая лишение сво- боды, не должна предусматриваться за нарушения (клевету и диффама- цию), касающиеся репутации других лиц. Гражданское законодательство, регулирующее нарушения, связанные со свободой слова, не должно предусматривать несоразмерно высокие финансовые санкции или другие неоправданные требования, которые приведут к самоцензуре и поставят под угрозу функционирование или финансовое положение средств массовой информации или отдельных лиц.  Доступ к информации, представляющей интерес для общества, и лица, сообщающие о нарушениях

45. Государства не должны налагать необоснованные ограничения на распространение информации, которые на практике препятствуют осуществлению правозащитниками своей деятельности или предоставлению ими услуг тем, кто в этом нуждается. 46. Помимо этого, государства должны принять и выполнять законодательство о свободе информации, предусматривающее реальный и равный для всех, в том числе для правозащитников, доступ к официальным документам. Следует также принять активные меры для того, чтобы обеспечить информирование широкой общественности о существовании такого законодательства, о праве на доступ к официальным документам и о конкретных процедурах получения этого доступа.

47. Законы, правила и практика в области защиты государственной тайны должны быть пересмотрены и, если это необходимо, изменены, с тем чтобы они не ограничивали необоснованным образом доступ к информации, представляющей интерес для общества, – в том числе, к информации, касающейся прежних и нынешних нарушений и преступлений, затрагивающих права человека.

48. Государства должны признать важную роль лиц, сообщающих о нарушениях, так как эти лица действуют в интересах общества и вскрывают нарушения прав человека и случаи коррупции как в государственном, так и в частном секторе. Следует принять законодательство и практику, при которых лицам, сообщающим о нарушениях, обеспечивается защита и, таким образом, предоставляется безопасная альтернатива молчанию. Если в отношении этих лиц начат судебный процесс, должное значение должно придаваться тому интересу, который представляет для общества раскрытая ими информация. В частности, лица, сообщающие о нарушениях, должны быть эффективным образом защищены от преследования и наказания за разглашение государственных тайн при раскрытии информации об ответственности государственных или негосударственных субъектов за серьезные нарушения прав человека, которые не должны скрываться как государственная тайна.

49. Свобода убеждений и свобода выражения мнения осуществляются также в Интернете. Как правило, государства должны поощрять и облегчать равный для всех доступ к Интернету и цифровым информационным технологиям. Все государственные правила, регулирующие коммуникацию в Интернете, должны полностью отвечать строгим требованиям, установленным международными стандартами в отношении ограничения прав на свободу убеждений и на свободу выражения мнения. Несовместимым с этими стандартами является осуществление цензуры онлайн-контента и блокирование или фильтрация веб-сайтов и иностранных новостных, информационных и других Интернет-служб только по той причине, что они критикуют правительство или обсуждают вопросы, вызывающие полемику в обществе. 50. Государства должны обеспечивать, чтобы Интернет-провайдеры и другие частные компании, находящиеся в их юрисдикции, но работающие на международном рынке, не содействовали таким незаконным ограничениям онлайн-контента на их территории или на территории других государств. Блогеры и пользователи социальных сетей должны быть защищены от последствий размещения ими в Интернете публикаций или комментариев, содержащих критику в адрес их правительства. Свобода СМИ 51. Условия деятельности СМИ – в том числе печатных СМИ, радио, телевидения и Интернета – должны способствовать участию правозащитников в общественных дискуссиях с целью выработки новых идей, направленных на улучшение защиты прав человека и поиск ответов на новые проблемы, возникающие в данной области. В этой связи государства должны принимать меры по созданию сильных и плюралистических СМИ и по улучшению доступа к ним правозащитников.

52. Государствам следует пересмотреть свои законы, регулирующие деятельность СМИ, а также соответствующую политику и практику и принять меры к тому, чтобы эти законы способствовали созданию условий, обеспечивающих работу независимых, плюралистических и ориентированных на права человека средств массовой информации. В этой сфере должны широко поощряться знание и уважение прав человека. Меры по укреплению независимости СМИ следует дополнить независимым обучением журналистов и сотрудников органов массовой информации (в том числе по вопросам прав человека) в рамках их профессиональной подготовки.

53. Государства обязаны воздерживаться от прямой или косвенной цензуры и не должны осуществлять официальный или неофициальный контроль за системой СМИ с целью предотвращения критики в адрес правительства или наказания за такую критику, за разоблачения нарушений прав человека и случаев плохого управления и коррупции, а также за обсуждение вопросов, которые вызывают полемику в обществе и могут ставить под сомнение традиционные ценности или мнение властей. Они должны обеспечить, чтобы ни государственные институты, ни должностные лица, ни частные медиакорпорации или влиятельные деловые круги не препятствовали осуществлению прав на свободу убеждений и на свободу выражения мнения, в том числе права искать, получать и распространять информацию.

54. Журналисты, содействующие продвижению прав человека, являются правозащитниками, независимо от их аккредитационного статуса и средства массовой информации, в котором они работают (будь то печатный орган, радиостанция, телеканал или Интернет-издание). Журналисты, сообщаю- щие о нарушениях прав человека, случаях коррупции или плохого управления или же о деятельности лиц, сообщающих о нарушениях, не должны подвергаться преследованиям; в их отношении не должны вестись произвольные судебные процессы или предприниматься иные действия из-за их сообщений в СМИ. Власти должны признать значение независимой журналистики и журналистских расследований для раскрытия нарушений и злоупотреблений властью и поддерживать этот вид деятельности в целях повышения подотчетности. Они должны обеспечить, чтобы журналисты не подвергались произвольным уголовным преследованиям и имели доступ к юридической помощи и другим средствам поддержки, – это дает журналистам возможность выполнять свою работу без вмешательства извне и без страха расправы. В частности, следует принять меры по обеспечению безопасности журналистов и гарантировать эффективную защиту журналистов-правозащитников от нападений и других форм незаконного воздействия со стороны как государственных, так и негосударственных субъектов. Любое преступление, направленное против правозащитников, в том числе журналистов, защищающих права человека, должно быть незамедлительно расследовано эффективным, независимым и прозрачным образом, а виновные должны предстать перед судом.

Д. Свобода мирных собраний

55. Законодательство, касающееся свободы мирных собраний и связанной с этим практики, должно полностью соответствовать международным стандартам в области прав человека. Ограничения права на свободу собраний допускаются только в том случае, если они предусмотрены в законе и являются необходимыми в демократическом обществе по одному из конкретных оснований, установленных международными стандартами в области прав человека. Помимо этого, ограничения права на свободу мирных собраний должны быть соразмерными. Органам власти, занимающиеся составлением соответствующих законопроектов или пересмотром законодательства, а также органам, участвующим в применении законов (в том числе национальным, региональным и местным органам власти, правоохранительным и судебным органам), рекомендуется использовать «Руководящие принципы по свободе мирных собраний», подготовленные БДИПЧ ОБСЕ и Венецианской комиссией.

56. Правозащитники не должны сталкиваться ни с какими ограничениями их права на свободу собраний, кроме тех ограничений, которые допустимы согласно соответствующим международным стандартам. Обусловленные содержанием собрания ограничения, которые налагаются только по той Руководящие принципы по защите правозащитников 21 причине, что на собрании высказываются критические мнения в адрес властей или мнения, которые воспринимаются в обществе как спорные, несовместимы с этими стандартами. Полный запрет на проведение собрания может быть допустим только в совершенно исключительных обстоятельствах, как это предусмотрено международными стандартами в области прав человека.

57. От правозащитников, организующих собрания, допустимо требовать предоставления предварительного уведомления о проведении собрания лишь в том случае, когда это необходимо для того, чтобы дать возможность государственным властям принять необходимые меры по обеспечению проведения собрания и защите общественного порядка, общественной безопасности и прав и свобод других людей. При наложении каких-либо ограничений в отношении времени, места и способа проведения мирного собрания правозащитникам, организующим данное собрание, должны предоставляться разумные альтернативы, обеспечивающие проведение собрания в пределах «видимости и слышимости» целевой аудитории. Государства должны обеспечить наличие достаточных и эффективных процедур рассмотрения жалоб о наложении незаконных ограничений. Власти также должны воздерживаться от препятствования участию в собраниях и от предъявления их организаторам необоснованных требований, которые могли бы заставить их отказаться от проведения собрания.

58. При возникновении стихийных собраний власти должны способствовать их проведению, руководствуясь презумпцией в пользу проведения собраний, даже если не было получено предварительного уведомления. Правозащитники, участвующие в собраниях, о которых власти не были уведомлены заранее, не должны подвергаться аресту, содержанию под стражей или штрафам лишь на основании участия в подобных мероприятиях. Штрафы и другие санкции, налагаемые за несоблюдение формальных юридических требований к проведению собраний, должны быть соразмерны тяжести правонарушения; законодательство, предусматривающее несоразмерные наказания, должно быть отменено. Ни при каких обстоятельствах организаторов мирных собраний не следует привлекать к ответственности за противозаконные действия, совершенные отдельными участниками собрания, если организаторы прилагали разумные усилия для предотвращения таких действий. Государства должны обеспечить, чтобы все лица, которым были предъявлены обвинения в административных или иных правонарушениях в связи с осуществлением ими своего права на свободу собраний, получили полную защиту в рамках надлежащей правовой процедуры.

59. При поддержании правопорядка в местах проведения собраний сотрудники правоохранительных органов должны строго воздерживаться от применения силы к правозащитникам, осуществляющим свое право на свободу мирных собраний. Особое внимание при поддержании правопорядка в ходе собраний определенных групп правозащитников, подвергающихся 22 Руководящие принципы по защите правозащитников повышенному риску, следует уделять их конкретным потребностям – с точки зрения, например, оценки риска, состава полицейских подразделений или проведенного обучения и подготовки сотрудников полиции. Если собрание перестает быть мирным и его участники начинают совершать насильственные действия, полиция обязана применять силу только тогда, когда это строго необходимо, и только в той степени, в какой это обусловлено чрезвычайностью обстоятельств. Полицейские должны воздерживаться от несоразмерного и неизбирательного применения силы, при котором не проводится различие между применяющими насилие лицами и мирными демонстрантами, журналистами, освещающими данное событие, а также наблюдателями и случайными прохожими. Любое неправомерное поведение и излишнее применение силы со стороны сотрудников право- охранительных органов должны незамедлительно расследоваться эффективным и независимым образом, и должны приниматься соответствующие меры по преданию виновных суду. Сотрудники правоохранительных органов должны проходить регулярное и достаточное обучение, обеспечивающее соблюдение ими принципов прав человека при обеспечении правопорядка в местах проведения собраний. Государства должны привлекать правозащитников к разработке и внедрению программ такого обучения.

60. Помимо этого, на государства возлагается позитивное обязательство без какой-либо дискриминации защищать правозащитников от любых действий третьих сторон, если эти действия направлены на то, чтобы помешать правозащитникам в осуществлении их права на свободу мирных собраний. Необходима физическая защита организаторов и участников собрания до, во время и после проведения мероприятия, если они сталкиваются с угрозами или нападениями с использованием насилия. Это особенно важно в случае проведения собраний, которые посвящены вопросам, воспринимающимся как вызов традиционным ценностям, или направлены против экстремистских политических взглядов (например, в случае демонстраций против расизма, ксенофобии, нетерпимости или дискриминации).

61. Власти должны эффективно взаимодействовать с организаторами собраний для определения потребностей участников в защите, а также оптимальных мер по обеспечению этих потребностей. Следует проводить подробные консультации с организаторами до, во время и после мероприятия, для того чтобы обсудить меры безопасности и обеспечения общественного порядка в ходе мероприятия, а также саму операцию полицейских по охране право- порядка. Цель этих консультаций – обеспечить свободное осуществление правозащитниками своего права на свободу мирных собраний без незаконного вмешательства и в безопасной обстановке.

62. Власти также должны поддерживать инициативы правозащитников, направленные на проведение независимого мониторинга и освещение собраний, и создавать условия для реализации этих инициатив, так как эти усилия могут способствовать повышению подотчетности и улучшению Руководящие принципы по защите правозащитников 23 защиты права на свободу мирных собраний. Правозащитники и правозащитные организации выполняют важнейшую надзорную функцию в любой демократической стране, и поэтому им должно быть разрешено беспрепятственно наблюдать за ходом публичных собраний. Аналогичным образом, независимое освещение в СМИ может повысить подотчетность как организаторов собраний, так и сотрудников правоохранительных органов. Таким образом, власти не должны препятствовать представителям независимых СМИ, стремящимся присутствовать на собраниях и освещать их, – наоборот, они должны обеспечивать им такую возможность и содействовать их усилиям.

Е. Свобода объединений и право создавать НПО, вступать в них и участвовать в их деятельности

63. Каждый должен иметь возможность свободно осуществлять свое право на создание объединений или групп по защите прав человека, вступление и участие в них без какой-либо дискриминации, в том числе связанной с характером защищаемых прав. Любые ограничения права на свободу объединений должны иметь под собой четкую правовую основу и в полной мере отвечать строгим требованиям, указанным в соответствующих международных стандартах. Любые налагаемые ограничения должны быть необходимыми в демократическом обществе по одной из конкретных причин, установленных международными стандартами в области прав человека. Любые такие ограничения должны быть соразмерными.

64. Государствам следует пересмотреть все законы, касающиеся права на свободу объединений и права создавать НПО, вступать в них и участвовать в их деятельности, с целью обеспечения последовательности, согласованности и совместимости законодательства с соответствующими международными стандартами в области прав человека. Государствам следует проводить консультации с гражданским обществом при обсуждении изменений в таком законодательстве; при проведении подобного пересмотра рекомен- дуется также обращаться за помощью к международным субъектам. Законы, административные процедуры и требования, регулирующие деятельность НПО

65. Правозащитники должны иметь возможность создавать объединения или группы без требований к ним о регистрации или приобретении правосубъектности для ведения своей деятельности. Осуществление права на свободу объединений не зависит от регистрации, и правозащитники не должны подвергаться уголовному преследованию за то, что они не зарегистрировали группу или объединение. Любые положения, предусматривающие правонарушения, связанные с деятельностью незарегистрированной организации, в том числе в вопросах финансирования, должны быть незамедлительно исключены из законодательства. 24 Руководящие принципы по защите правозащитников

66. Официальная регистрация и процедуры приобретения правосубъектности должны существовать в качестве факультативного средства расширения возможностей правозащитников, осуществляющих свою деятельность совместно с другими, – например, в целях получения льгот или других видов поддержки, которые могут быть доступны только юридическим лицам. Как правило, законодательная и административная базы должны содействовать правозащитникам в создании организаций или групп, а не давать поводы для стигматизации этих лиц из-за их законной деятельности.

67. Законы и административные процедуры, предусматривающие официальную регистрацию или приобретение правосубъектности НПО (если таково будет желание данной организации), должны быть ясными, простыми и недискриминационными. К организациям не должны предъявляться неоправданные и обременительные требования, которые могут помешать их работе или необоснованно отвлечь их ресурсы от правозащитной деятельности. Любые требования в отношении административной или финансовой отчетности должны быть разумными и предписанными законом. Любые проверки в офисах НПО и проверки их финансовых документов должны быть справедливыми и прозрачными и иметь четкую правовую основу. Финансовые проверки должны быть конкретно оговорены в законодательстве, и в нем должен быть четко определен исчерпывающий список основа- ний для возможных проверок, а также список документов, которые должны быть предоставлены в ходе проверки. Помимо этого, в законодательстве должен быть четко предусмотрен разумный срок предварительного уведомления о проверке, а также ее максимальная продолжительность.

68. При осуществлении надзора за соблюдением разумных требований в данной сфере власти должны уважать независимость НПО и их способность принимать самостоятельные решения. Они не должны вмешиваться во внутренние дела этих организаций, а также в их управление, планирование и деятельность. Следует соблюдать конфиденциальность их внутренних дел и воздерживаться от вмешательства с использованием наблюдения, внедрения агентов и других средств. Контроль и проверки НПО не должны мешать их деятельности, отвлекать правозащитников или останавливать их работу.

69. В случае невыполнения разумных требований, касающихся регистрации или деятельности НПО, надзорные или регистрирующие органы должны всегда предоставлять достаточное время для исправления недостатков. Члены правозащитных организаций не должны наказываться за невыпол- нение необоснованных административных и других требований. Санкции за несоблюдение законных административных требований должны быть соразмерными. Руководящие принципы по защите правозащитников 25 Доступ к финансированию и ресурсам

70. Государства должны поддерживать и облегчать усилия НПО по поиску и получению финансирования для правозащитной деятельности, не посягая при этом на их независимость. Им следует, насколько это возможно, выделять финансовые средства на поддержку независимых НПО. Помимо этого, они должны принимать необходимые меры, направленные на поощрение пожертвований на правозащитную деятельность от частных лиц или компаний, в том числе путем предоставления им налоговых льгот за такие пожертвования. Политика государства в области развития и прав человека должна гарантировать доступность финансирования для НПО на условиях, свободных от дискриминации и каких-либо ограничений, обусловленных деятельностью организации, географией или местом ее работы.

71. Государства также должны, когда это требуется, поддерживать и облегчать усилия НПО по получению других материальных ресурсов, необходимых для осуществления независимой правозащитной деятельности. Они должны воздерживаться от любых произвольных или незаконных действий, лишающих НПО этих ресурсов, в том числе от конфискации, повреждения или уничтожения оборудования или другой собственности. Помимо этого, они должны обеспечить, чтобы все государственные органы и должностные лица воздерживались от оказания давления на частных субъектов с целью помешать усилиям НПО, направленным на приобретение материальных ресурсов.

72. Все государственные органы и должностные лица также должны полностью уважать независимость НПО и воздерживаться от использования государственного финансирования или других финансовых и нефинансовых рычагов для оказания влияния на работу НПО и на правозащитное движение в целом. Программы государственного финансирования должны быть прозрачными, основанными на принципе справедливости и доступными на равных условиях для всех правозащитников и их НПО.

73. Государства не должны налагать на НПО незаконные ограничения, препятствующие этим организациям при поиске, получении и использовании ими финансовых средств в целях осуществления своей правозащитной деятельности. Внутреннее законодательство не должно признавать нелегитимной деятельность по защите прав человека или предусматривать уголовную ответственность за такую деятельность по причинам, связанным с происхождением финансирования. Государства должны гарантировать, что действующие на их территории НПО – как зарегистрированные, так и незарегистрированные – могут искать и получать финансирование за рубежом без необоснованных ограничений или требований. Государства должны воздерживаться от использования борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма в качестве предлога для наложения дискриминационных ограничений на доступ НПО к финансированию или для мониторинга их 26 Руководящие принципы по защите правозащитников финансовых операций. Для поиска, получения и использования финансовых средств внутри страны или за рубежом не должно требоваться предварительное разрешение со стороны государственных органов.

Ж. Право участвовать в государственных делах

74. Государства должны создать соответствующие механизмы и процедуры участия правозащитников и правозащитных организаций в государственных делах как внутри страны, так и на международном уровне. Эти механизмы и процедуры не должны ограничиваться единичными или специальными консультациями, но должны предусматривать регулярный, постоянный, организационно оформленный и открытый диалог, содействующий реальному участию правозащитников в принятии государственных решений, в том числе в формирования политики и законодательства (до начала составления законопроектов).

75. Механизмы и процедуры участия должны быть инклюзивными и отражать все многообразие правозащитного сообщества; они должны учитывать положение лиц с особыми потребностями и представителей маргинализированных групп, с тем чтобы обеспечить их участие на основе равенства.

З. Свобода передвижения и правозащитная деятельность внутри страны и за ее пределами

76. Государства должны признавать значение правозащитной деятельности внутри страны и за ее пределами и полностью соблюдать свои обязательства и соответствующие международные стандарты, касающиеся свободы передвижения, – в том числе в тех случаях, когда правозащитники въезжают в какую-либо страну или выезжают из нее, передвигаются внутри своей собственной страны или стремятся делать это в целях осуществления своей правозащитной деятельности.

77. Каждый человек имеет право выехать из любой страны, в том числе из своей собственной. Любые ограничения данного права должны быть предусмотрены законом, необходимы для достижения законной цели, как это уста- новлено международными стандартами в области прав человека, и соразмерны этой цели. Помимо этого, ни одно лицо не должно быть произвольно лишено права на возвращение в свою страну.

78. Запрет на поездки в отношении правозащитников, в результате которого они не могут покинуть страну и который связан исключительно с их правозащитной деятельностью, несовместим с международными стандартами. Другие меры, на практике приводящие к аналогичным последствиям, также несовместимы с этими стандартами. Правозащитники, лишенные права покинуть свою страну, потому что их фамилии внесены в список лиц, которым выезд запрещен, должны иметь право знать о существовании Руководящие принципы по защите правозащитников 27 этого списка и право обжаловать его, а также добиваться незамедлительного исключения своей фамилии из данного списка, если нет законного основания для такого запрета.

79. Любое лицо, на законных основаниях находящееся на территории какого-либо государства, имеет право на свободное передвижение в пределах этой территории. Правозащитники не должны сталкиваться с ограничениями этого права, выходящими за рамки допустимого согласно соответствующим международным стандартам в области прав человека. Государство должно эффективным образом гарантировать правозащитникам право на свободу передвижения по его территории (включая отдаленные районы) – насколько это необходимо для практического осуществления правозащитной деятельности. Это должно включать, по возможности, доступ к автономным регионам и спорным территориям в целях мониторинга прав человека и подготовки необходимой информации, а также ведения других видов правозащитной деятельности. Государства также должны способствовать доступу к соответствующим местам/объектам (например, к местам проведения собраний или протестов и местам лишения свободы) в целях мониторинга соблюдения прав человека и распространения информации о ситуации в этой сфере.

80. Признавая значение права на свободу передвижения и контактов между людьми в контексте защиты и поощрения прав человека и основных свобод, государства также должны стремиться к созданию условий для приезда представителей НПО из других государств в связи с участием в совещаниях, информационно-просветительской и другой правозащитной деятельности.

81. Визовый режим и процедуры получения виз не должны создавать неоправданных препятствий для поездок правозащитников в другое государство в целях осуществления своей правозащитной деятельности; они должны быть максимально упрощены. Государствам следует рассмотреть вопрос о принятии практических мер по предотвращению таких ситуаций, когда прошлые произвольные осуждения, обвинения и аресты, связанные с правозащитной деятельностью, приводят к отказу в выдаче визы или неоправданным задержкам при рассмотрении заявлений правозащитников о выдаче виз. Помимо этого, такие заявления должны рассматриваться в надлежащем порядке и без дискриминации по признаку расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения, возраста или иного обстоятельства.

82. Защитники прав человека, которым отказано в праве въезда в какую-либо страну по причине их включения в национальный список лиц, которым запрещен въезд в одно государство или группу государств, должны иметь 28 Руководящие принципы по защите правозащитников право знать о существовании такого запрета и право обжаловать его в соответствующих органах власти и судах.

83. Государства должны оказывать поддержку, в том числе по линии своих дипломатических представительств, тем правозащитникам, жизни или благосостоянию которых угрожает неминуемая опасность. Это может быть сделано путем организации, когда это необходимо, временного переезда этих лиц в безопасное место и (в соответствующих случаях) путем выдачи срочных виз. В соответствии со своими обязательствами по международному праву, государства также должны предоставлять правозащитникам более длительную международную защиту в том случае, если последние вынуждены бежать из своей страны, опасаясь преследований за свою правозащитную деятельность. Государства должны в полной мере соблюдать свои обязательства по международному праву, запрещающие возвращение физических лиц в страны, где существует реальная угроза нарушения их права на жизнь и права на свободу от пыток и других видов жестокого обращения, а также других серьезных нарушений прав человека.

84. Правозащитники, пересекающие границы государств, не должны на границе подвергаться проверкам, которые являются несоразмерными или нарушающими права человека. Аналогичным образом, они не должны подвергаться обыскам на границе (включая персональный досмотр), которые являются несоразмерными, не обеспечивают уважение их человеческого достоинства или носят произвольный характер. Помимо этого, при пере- сечении границ правозащитники не должны сталкиваться с произвольной конфискацией оборудования (в том числе компьютерной техники), личных данных или информационных материалов – публикаций, брошюр и листовок, – необходимых для осуществления их правозащитной деятельности. И. Право на неприкосновенность частной жизни

85. Государства обязаны воздерживаться от любого незаконного или произвольного нарушения неприкосновенности частной и семейной жизни правозащитников, их жилища или тайны переписки, в том числе электронных сообщений, и защищать их от подобного нарушения со стороны третьих лиц путем принятия законодательных и других мер. Любое нарушение неприкосновенности частной и семейной жизни, а также жилища и тайны переписки должно быть предусмотрено законом и быть необходимым для достижения законной цели в соответствии с международными стандартами в области прав человека и соразмерным этой цели.

86. Государствам также следует принять меры к тому, чтобы четко дать понять частным компаниям, находящимся в их юрисдикции, но действующим на международном рынке, чтобы они не должны создавать возможности для такого незаконного вмешательства на территории других государств путем предоставления программного обеспечения, технологий и услуг Руководящие принципы по защите правозащитников 29 наблюдения, используемых для преследования правозащитников за их деятельность; необходимо обеспечить выполнение компаниями этого требования. Государства также должны поддерживать усилия правозащитников, направленные на расширение своих знаний и развитие своего потенциала в области повышение безопасности электронных сообщений.

87. Информация или данные, полученные в результате незаконного или произвольного вмешательства в частную жизнь правозащитника, не должны считаться приемлемыми ни на одном судебном процессе против этого лица. Власти обязаны обеспечить, чтобы никакая информация и данные, даже если они были получены законным путем, не раскрывались лицам, не уполномоченным по закону получать, обрабатывать и использовать эти данные. В частности, необходимо принять эффективные меры по предотвращению предоставления таких данных или информации средствам массовой информации и другим субъектам и использование ими этих данных для дискредитации правозащитников в глазах общества. Если такие данные и информация были получены законным путем, они могут храниться только в течение строго необходимого отрезка времени, а затем должны быть уничтожены.

88. Государства должны признавать особую потребность правозащитников в защите от незаконного вмешательства в их частную жизнь из-за характера их деятельности. Государствам также следует признать необходимость защиты конфиденциальности тех источников, которые используются правозащитниками, и информации о личности людей, обращающихся за помощью, с тем чтобы правозащитники могли эффективно осуществлять свою деятельность. Если правозащитники работают с лицами, подвергающимися высокому риску физических и других нападений, особое значение имеет сохранение необходимой конфиденциальности в отношении личности источников и клиентов правозащитников. Это необходимо для того, чтобы данные лица чувствовали себя в достаточной безопасности при предоставлении информации или обращении за помощью.

89. Государства также должны признать особые потребности в защите, которые существуют у отдельных групп правозащитников (в частности, у женщин-правозащитниц) в отношении вопросов, касающихся их частной жизни.

К. Право обращаться в международные органы и поддерживать с ними связь

90. Государства обеспечивают правозащитникам возможность реализовать право на беспрепятственный доступ и поддержание контактов с международными органами – в том числе с международными и региональными институтами, в компетенцию которых входит получение и рассмотрение информации о предполагаемых нарушениях прав человека. Государства 30 Руководящие принципы по защите правозащитников должны защищать правозащитников, членов их семей, а также их помощников от любых форм репрессий за прошлое, нынешнее или планируемое сотрудничество с международными организациями. По всем заявлениям о подобных мерах (со стороны государственных должностных лиц или других субъектов) должны проводиться незамедлительные, тщательные и независимые расследования; подобные действия не должны оставаться безнаказанными. Пострадавшие и их семьи должны иметь доступ к эффективным средствам правовой защиты, и им должна предоставляться соответствующая компенсация.

91. Государства также должны воздерживаться от любых действий (в том числе законодательного характера), которые могут нарушать или подрывать право правозащитников на предоставление информации международным органам, передачу на их рассмотрение конкретных дел и участие во встречах с этими органами – например, с институтами ОБСЕ, Организацией Объединенных Наций и ее представителями и механизмами по пра- вам человека; институтами Совета Европы и Межамериканской комиссии по правам человека (МКПЧ); международными судами и трибуналами, а также любыми другими международными и региональными механизмами по правам человека. Государства должны воздерживаться от действий, которые могут помешать выезду правозащитников за границу с целью участия в официальных и неофициальных совещаниях с международными органами. Помимо этого, они не должны препятствовать встречам право- защитников с международными делегациями, посещающими страну.

92. Государства должны принимать активные меры по содействию коммуникации между правозащитниками и международными органами, направленной на улучшение защиты прав человека в своих странах. Они должны, например, активно распространять информацию на местных языках о международных механизмах по правам человека, соответствующих доку- ментах в области прав человека, рекомендациях, решениях и судебной практике. Государствам следует консультироваться с правозащитниками при составлении периодических докладов для мониторинговых органов и других механизмов по правам человека; также следует проводить активные консультации с этими органами в целях обеспечения дальнейших мер по итогам рассмотрения докладов. Государства должны удовлетворять просьбы ООН, ее представителей и механизмов по правам человека, в том числе Специального докладчика по вопросу о положении правозащитников, о посещении страны. Помимо этого, государства должны добросовестно содействовать проведению таких визитов, а также визитов представителей региональных институтов, в том числе Совета Европы и МКПЧ, и в ходе этих мероприятий предоставлять правозащитникам возможность провести индивидуальные встречи в атмосфере конфиденциальности и поделиться информацией с этими органами и институтами. Государства Руководящие принципы по защите правозащитников 31 также должны приветствовать проведение визитов и других мониторинговых мероприятий БДИПЧ и других институтов ОБСЕ.

IV. РАМКИ ВЫПОЛНЕНИЯ РУКОВОДЯЩИХ ПРИНЦИПОВ

Выполнение на национальном уровне

93. Для обеспечения защиты правозащитников государствам-участникам рекомендуется в ходе консультаций с гражданским обществом провести базовый анализ законов и практики, затрагивающих интересы правозащитников. Государствам следует отменить или внести изменения в любые законы и правила, препятствующие деятельности правозащитников, и в соответствии с этим изменить существующую практику.

94. Государства-участники должны укрепить роль и мандат независимых НПИ в соответствии с Парижскими принципами и рассмотреть вопрос о предоставлении им полномочий по приему жалоб от индивидуальных заявителей (если это еще не сделано). Следует наделить НПИ специальным мандатом и ресурсами для систематического и беспристрастного мониторинга положения правозащитников и составления регулярных отчетов по этому вопросу, а также для оказания правозащитникам поддержки в получении компенсации за нарушения их прав, возникающие в связи с их деятельностью. Государства никоим образом не должны ограничивать право правозащитников обращаться в НПИ, поддерживать с ними связь или каким- либо другим способом взаимодействовать с этими институтами. Государства должны признать, что члены независимых НПИ и их персонал – как и все другие правозащитники – должны пользоваться полной защитой от незаконного давления и злоупотреблений.

95. Если это необходимо, государства должны рассмотреть вопрос о создании или назначении межведомственных координационных органов, в состав которых должны входить правозащитники и которые предназначены для разработки и реализации стратегий по усилению защиты правозащитников и созданию и укреплению безопасных и благоприятных условий для их деятельности. Наилучшим способом выяснить, имеется ли необходимость в создании межведомственного координационного органа, является про- ведение консультаций с правозащитниками. Такому органу должна быть поручена разработка и осуществление необходимых программ, политики и механизмов защиты в целях повышения физической безопасности и защиты правозащитников, подвергающихся риску.

96. Государствам-участникам рекомендуется обеспечить перевод данных руководящих принципов на национальные языки и широко распространять их (вместе с другими соответствующими международными стандартами) среди сотрудников правоохранительных и судебных органов, военнослужащих, религиозных лидеров, учителей и работников системы 32 Руководящие принципы по защите правозащитников образования, работников сферы здравоохранения, журналистов и других профессиональных групп, а также среди представителей гражданского общества и других лиц. Государства должны поощрять неправительственные субъекты, в том числе частные компании и политические и социаль- ные группы, к тому, чтобы в своей деятельности руководствоваться данными руководящими принципами. Помимо этого, государства должны сотрудничать с БДИПЧ в целях распространения информации о данных руководящих принципах и обучения соответствующих должностных лиц, профессиональных групп и других субъектов: это обеспечит необходимые дальнейшие меры и выполнение рекомендаций. Защита правозащитников в других государствах-участниках ОБСЕ и в третьих странах

97. Государствам-участникам ОБСЕ следует рассмотреть вопрос о создании механизмов и разработке национальных руководящих принципов поддержки правозащитников и их деятельности в других государствах-участниках ОБСЕ, а также в странах за пределами региона ОБСЕ. Такие национальные руководящие принципы должны предусматривать механизмы быстрого реагирования, предназначенные для поддержки правозащитников в тех случаях, когда им угрожает неминуемая опасность в других государствах-участниках ОБСЕ или в третьих странах.

98. По линии своих дипломатических миссий государства-участники должны принимать меры по поддержке правозащитников в соответствующей стране – в частности тех, кому угрожает серьезная опасность нападений, преследования, травли и произвольного задержания или кто уже подвергается нападениям и преследованию. Государства должны поощрять действия, предпринимаемые членами дипломатического корпуса, – встречи с правозащитниками, посещение их в местах лишения свободы, присутствие на судах по их делам, а также публичные заявления или направление писем с просьбой о вмешательстве в адрес властей принимающего государства, когда это необходимо.

99. Государства-участники также должны обсуждать с соответствующими государствами случаи угроз, нападений, произвольных арестов и других серьезных нарушений прав человека в отношении правозащитников по другим возможным каналам – например, поднимая эти вопросы в ходе встреч высокого уровня с участием членов правительства, на международных форумах или вызывая для встречи, когда это необходимо, аккредитованного дипломатического представителя.

100. Когда необходимо, государства-участники должны – через свои дипломатические миссии в соответствующем государстве или по другим каналам – содействовать выдаче срочных виз и организации переезда конкретных правозащитников, с тем чтобы помочь им быстро покинуть страну Руководящие принципы по защите правозащитников 33 в случае, если им угрожает опасность. Действенные меры защиты также должны учитывать риск, которому подвергаются члены семей правозащитников, и при необходимости должны распространяться и на них тоже. При переезде в другую страну эффективная защита должна предоставляться и членам семьи правозащитника. Международное сотрудничество и механизмы защиты прав человека

101. Государствам-участникам следует сотрудничать в рамках ОБСЕ и других международных форумов в целях развития и укрепления международных и региональных стандартов и механизмов защиты правозащитников, в том числе путем предоставления соответствующим международным институтам и механизмам достаточных ресурсов и политической поддержки. При этом они должны обеспечить согласованность и последовательность своего взаимодействия с международными организациями и механизмами по правам человека на различных уровнях.

102. Государствам-участникам следует добросовестно сотрудничать на международном уровне с партнерами по проведению экспертной оценки в целях определения узких мест в системе защиты правозащитников, недостатков в национальном законодательстве и практике, а также возможных улучшений, которых можно добиться в целях укрепления защиты правозащитников. В этой связи необходимо использовать примеры хорошей практики из других государств.

103. Государства-участники должны сотрудничать с институтами ОБСЕ и международными механизмами по защите прав человека, в том числе с Организацией Объединенных Наций, ее представителями и механизмами по правам человека, а также с институтами Совета Европы и Организации американских государств. В рамках этого сотрудничества им следует, среди прочего, добросовестным образом предоставлять всю информацию, запрашиваемую данными институтами и механизмами, и отвечать на их сообщения без неоправданной задержки. Помимо этого, государства-участники должны обеспечить принятие соответствующих дальнейших мер по безотлагательному выполнению всех рекомендаций, предложенных институтами ОБСЕ и международными механизмами по правам человека, и полностью выполнять решения международных и региональных судов.

104. Для того чтобы БДИПЧ, в соответствии со своим мандатом, могло предоставлять информацию о ходе выполнения рекомендаций, содержащихся в данных руководящих принципах (например, Постоянному совету ОБСЕ), а также материалы для ежегодного анализа выполнения рекомендаций, государствам-участникам рекомендуется сообщать БДИПЧ информацию о мерах, принятых в целях выполнения «Руководящих принципов по защите правозащитников». В соответствии со своим обязательством сотрудничать с институтами ОБСЕ, в том числе в области постоянного 34 Руководящие принципы по защите правозащитников анализа выполнения рекомендаций, государства-участники должны, когда это необходимо, обращаться за помощью к БДИПЧ, с тем чтобы обеспечить полное выполнение своих обязательств в области человеческого измерения, касающихся защиты правозащитников. Государства должны приветствовать усилия БДИПЧ и другие виды помощи на своей территории, содействовать им, а также активно поддерживать БДИПЧ при выполнении им своего мандата.

ОБСЕ

105. Исполнительные структуры, институты и миссии ОБСЕ на местах в рамках своих соответствующих мандатов должны содействовать полной реализации прав и принципов, изложенных в данных руководящих принципах. Руководящие принципы по защите правозащитников

35 РАЗДЕЛ

Б. Пояснительная записка

«Государства-участники признают всеобщее значение прав человека и основных свобод…

Они подтверждают право лиц знать свои права и обязанности в этой области и поступать в соответствии с ними».

Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (Хельсинки, 1975 г.) (Вопросы, относящиеся к безопасности в Европе: 1. (a) Декларация принципов, которыми государства-участники будут руководствоваться во взаимных отношениях – принцип VII)

«(11) Государства-участники заявляют далее, что в случаях, когда, как утверждается, имело место нарушение прав человека и основных свобод, имеющиеся эффективные средства правовой защиты включают… право отдельного лица запрашивать и получать помощь от других в защите прав человека и основных свобод и помогать другим в защите прав человека и основных свобод».

Документ Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ (Копенгаген, 1990 г.)

«18. Государства участники подчеркивают (…) необходимость защиты тех, кто отстаивает права человека, и с заинтересованностью ожидают доработки и принятия в рамках ООН декларации о праве и обязанности лиц, групп и общественных органов укреплять и отстаивать общепризнанные права человека и основные свободы».

Будапештский документ «На пути к подлинному партнерству в новую эпоху» (Встреча на высшем уровне глав государств и правительств), Будапешт, 1994 г. (Решения: VIII. Человеческое измерение).

Право защищать права человека – общепризнанное право

1. Право защищать права человека, как оно изложено в Декларации ООН о правозащитниках8, прочно опирается на основные права человека и вытекает из этих прав, закрепленных в имеющих обязывающий характер обязательствах ОБСЕ, международных договорах и других документах в области прав человека.

2. В хельсинкском Заключительном акте 1975 г. государства-участники обязались уважать права человека и основные свободы, а также поощрять и развивать эффективное осуществление гражданских, политических, экономических, социальных, культурных и других прав и свобод. Помимо этого, они подтвердили свою приверженность выполнению взятых на себя обязательств, как они изложены в международных декларациях и соглашениях в данной области, в том числе и в международных пактах о правах человека, к которым относятся Международный пакт о гражданских и политических правах (МПГПП) и Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (МПЭСКП)9.

3. В настоящих руководящих принципах не устанавливаются новые нормы для конкретной группы лиц, а вновь подтверждаются права, закрепленные в международных инструментах по правам человека и существующих в рамках ОБСЕ обязательствах, которые очень важны для осуществления права защищать права человека. Цель руководящих принципов состоит в том, чтобы предоставить указания и рекомендации в отношении мер, которые государства-участники могут принять с целью выполнения своего обязательства уважать, защищать и осуществлять те права, которыми обладают правозащитники, а также обеспечить им возможность свободно осуществлять свое право защищать права человека.

Кто является правозащитником?

4. В статье 1 Декларации ООН о правозащитниках вновь указано, что «каждый человек имеет право, индивидуально и совместно с другими, поощрять и стремиться защищать и осуществлять права человека и основные свободы на национальном и международном уровнях». Помимо этого, и Генеральная Ассамблея, и Совет по правам человека ООН подтвердили важную  роль правозащитников на местном, национальном, региональном и международном уровнях10.

5. Согласно Декларации ООН о правозащитниках, термин «правозащитник» означает любое лицо, которое индивидуально или совместно с другими поощряет и защищает права человека, независимо от рода своей деятельности или другого статуса.

6. Главная характеристика, определяющая правозащитников, состоит не в том, кем они являются, а в том, что они делают и какие принципы отстаивают. Некоторые правозащитники занимаются защитой всех прав человека; другие специализируются на определенных вопросах прав человека или занимаются правами отдельной группы лиц – например, правами женщин, пра- вами лиц, принадлежащих к национальным, этническим, религиозным или языковым меньшинствам; правами лиц с ограниченными возможностями, правами военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов, – а также особыми правозащитными проблемами, касающимися гражданских, политических, экономических, социальных и культурных прав. Одни направляют свои усилия на развитие и соблюдение международных нормативных рамок в области защиты прав человека; другие предоставляют услуги жертвам нарушений или стремятся помочь отдельным лицам добиваться своих прав. Некоторые больше занимаются информационно-пропагандистской деятельностью и проведением публичных кампаний, а другие – мониторингом, составлением отчетов и вскрытием нарушений. Многие правозащитники работают не только в одной стране – некоторые из них преследуют цель усиления защиты прав человека во всем мире, в то время как другие занимаются конкретной страной или регионом 11.

7. Любое лицо, которое поощряет и стремится помочь реализации прав человека, является правозащитником, независимо от рода деятельности, возраста или другого статуса, а также от того, осуществляет ли оно правозащитную деятельность индивидуально или совместно с другими, в составе неформальной группы или неправительственной организации (НПО), в качестве волонтера или на профессиональной основе. Адвокаты, профсоюзные активисты, сотрудники национальных правозащитных институтов (НПИ), журналисты, медицинские работники, государственные служащие, учащиеся и другие лица могут быть правозащитниками.

8. Единственное требование заключается в том, что правозащитники осуществляют свою деятельность мирными средствами и признают, в соответствии со Всеобщей декларацией прав человека (ВДПЧ), универсальность всех прав человека для всех людей «без какого бы то ни было различия, как то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии или убеждений, политических или иных взглядов, национального или социального проис- хождения, имущественного, сословного или иного положения»12.

9. Государства-участники ОБСЕ подтвердили право каждого знать свои права и обязанности и поступать в соответствии с ними, а также положительную роль, которую организации и отдельные лица могут играть в достижении мира, справедливости и благополучия, необходимых для обеспечения развития дружественных отношений и сотрудничества между государствами-участниками13. Они также обязались признавать в качестве НПО организации, «объявившие себя таковыми»14.

10. При разработке национальной политики или стратегии защиты правоза- щитников, государствам-участникам следует применять широкое опреде- ление термина «правозащитник», основанное на Декларации ООН.

Правозащитники играют важнейшую роль в демократическом обществе

11. Государства-участники ОБСЕ неоднократно утверждали, что уважение прав человека и основных свобод, принципов демократии и верховенства права лежит в основе принятой в ОБСЕ всеобъемлющей концепции обеспечения безопасности, и обязались противодействовать таким угрозам безопасности, как нарушения прав человека и основных свобод 15.

12. Значение работы лиц, которые стремятся поощрять и защищать права человека, признается также рядом международных форумов. Приняв в 1998 г. на основе консенсуса Декларацию ООН о правозащитниках, государства-члены ООН официально признали «ценную работу отдельных лиц, групп и ассоциаций по содействию эффективному устранению всех нарушений прав человека и основных свобод народов и отдельных лиц»16. В резолюции Совета по правам человека ООН, принятой в марте 2013 г., государства настоятельно призываются публично признать важную и легитимную роль правозащитников и то, что различные мнения могут выражаться мирно 17. Помимо этого, Совет по правам человека подчеркнул, «что уважение и поддержка деятельности правозащитников, в том числе женщин-правозащитников, имеют исключительно важное значение для все- объемлющего осуществления прав человека»18. Государства-участники ОБСЕ неоднократно признавали, что отдельные лица, группы и организации играют важнейшую роль в деле поощрения и защиты прав человека 19.

13. Несмотря на вышесказанное, в докладах Специального докладчика ООН по вопросу о положении правозащитников регулярно отмечается, что защита прав человека по-прежнему остается опасной деятельностью20. Необходимость в защите правозащитников

14. В своей резолюции, принятой в декабре 2013 г., Генеральная Ассамблея ООН (ГА ООН) вновь выразила глубокую озабоченность тем, что во многих странах лица и организации, занимающиеся поощрением и защитой прав человека и основных свобод, из-за участия в этой деятельности часто подвергаются угрозам и преследованиям и оказываются в небезопасном положении 21. При этом государства-участники ОБСЕ признали необходимость защиты правозащитников еще в 1994 году 22.

15. В силу рисков, которым по причине своей деятельности подвергаются правозащитники, эти лица нуждаются в особой и усиленной защите на местном, национальном и международном уровнях. В качестве первой меры по усилению защиты правозащитников государства-участники ОБСЕ должны публично признать важную роль правозащитников, законность их деятельности и существование указанных рисков.

16. Некоторые группы правозащитников подвергаются повышенному риску ввиду особого характера вопросов, которыми они занимаются; условий, в которых они действуют, и своей принадлежности к социально изолированным или маргинализированным группам или связи с ними в силу своей деятельности. В зависимости от ситуации с правами человека и конкретных обстоятельств в данной стране, конкретные категории правозащитников, подвергающихся повышенному риску, могут быть, среди прочего, следующими:

• женщины-правозащитники и лица, отстаивающие права женщин, – то есть женщины всех возрастов, занимающиеся защитой прав человека, и лица, защищающие права женщин и гендерное равенство 23 (в том числе те, например, кто занимается, среди прочего, вопросами гендерного насилия и охраны материнства);

• правозащитники, принадлежащие к национальным, этническим или языковым меньшинствам или коренным народам или защищающие права лиц, принадлежащих к этим меньшинствам или народам (в том числе, среди прочих, рома и синти, странствующих, лиц африканского происхождения, беженцев и мигрантов);

• правозащитники с инвалидностью, в том числе лица с ограниченными умственными возможностями и лица, защищающие права людей с инвалидностью;

• ЛГБТИ, являющиеся правозащитниками, и все лица, борющиеся с дискриминацией и насилием на почве сексуальной ориентации, гендерной идентичности, гендерного самовыражения или интерсексуальности;

• правозащитники, принадлежащие к определенным профессиональным группам, например, сотрудники правоохранительных органов, военнослужащие, судьи и адвокаты, должностные лица, гос служащие и другие лица, занятые в государственных учреждениях; уполномоченные по правам человека и сотрудники НПИ, журналисты и работники СМИ;

• лица, сообщающие о нарушениях – если они раскрывают информацию о нарушениях прав человека, – а также лица, которые обладают такой информацией, получают или распространяют ее;

• правозащитники, занимающиеся конкретными вопросами прав человека, касающимися гражданских и политических прав, в том числе в контексте выборов; защитой основных свобод (например свободы убеждений и выражения мнения, собраний и объединений, права создавать профсоюзы, вступать в них и участвовать в их деятельности, свободы вероисповедания и отказа от службы в вооруженных силах по убеждениям совести), а также лица, выступающие против милитаризма и продвигающие мир и безопасность;

• правозащитники, занимающиеся защитой экономических, социальных и культурных прав; вопросами, касающимися здравоохранения, окружающей среды и землепользования, а также корпоративной ответственности; лица, защищающие права социально обособленных  и маргинализированных групп (включая неимущих и бездомных, наркозависимых и ВИЧ-инфицированных или больных СПИДом), а также лиц, подвергающихся эксплуатации, в том числе детей и жертв торговли людьми;

• правозащитники, осуществляющие свою деятельность в сельской местности или отдаленных районах, на спорных или непризнанных территориях, в условиях продолжающихся конфликтов или в постконфликтных ситуациях, а также лица, занимающиеся правозащитной деятельностью в районах гуманитарных кризисов или чрезвычайных ситуаций, а также при проведении выборов.

17. Государства-участники должны признать, что, в зависимости от конкретных обстоятельств, сложившихся в их странах, отдельные категории правозащитников подвергаются особой опасности. В этой связи государства должны принимать во внимание конкретные потребности этих категорий правозащитников с точки зрения любых мер по их защите и содействию их работе.

18. В соответствии с обязательствами в рамках ОБСЕ, ратифицированными международными соглашениями по правам человека и другими обязательствами согласно международному праву, государства имеют как позитивные, так и негативные обязательства – в частности, обязательство уважать права человека и обязательство защищать и соблюдать эти права.

19. Что касается позитивных и негативных обязательств по смыслу МПГПП, то Комитет ООН по правам человека заявил, что, согласно МПГПП, государства должны воздерживаться от нарушения признанных в Пакте прав, а также принимать необходимые меры и с должным старанием заниматься предупреждением, наказанием, расследованием или компенсацией вреда в связи с такими нарушениями со стороны частных лиц или других негосударственных субъектов. Помимо этого, они должны принимать законодательные, судебные, административные, просветительские и иные соответствующие меры для выполнения своих правовых обязанностей, вытекающих из МПГПП 24.

20. Обязанность уважать, защищать и осуществлять права человека также касается прав тех, кто защищает права человека. Это означает, что государства должны не только воздерживаться от действий, нарушающих права правозащитников, но и предпринимать необходимые шаги для защиты правозащитников, а также принимать ответные и превентивные меры по созданию безопасных и благоприятных условий, в которых правозащитники могут свободно осуществлять свою деятельность, не боясь репрессий или иного ущерба. Помимо этого, государства должны принимать активные просветительские меры в целях распространения культуры прав человека в своем обществе, с тем чтобы достичь такой ситуации, когда будет считаться нормальным отстаивание прав человека отдельными лицами и группами лиц, вступающими во взаимодействие с властями или с другими гражданами.

21. Обязанность уважать, защищать и обеспечивать права человека, и в частности права правозащитников (в том числе само право защищать права человека) относится к государствам в целом. Например, Комитет ООН по правам человека заявил, что обязательства по Пакту являются юридически обязывающими для каждого государства-участника в целом и что действия всех ветвей власти (исполнительной, законодательной и судебной) и других государственных органов любого уровня – национального, областного или местного – могут повлечь за собой ответственность государства-участника». Из этого следует, что все ветви власти всех уровней несут ответственность в отношении прав правозащитников и что государство не может быть освобождено от ответственности, если, например, исполнительная ветвь власти ссылается на то, что нарушения были результатом действий другой ветви власти или местных властей 25. Помимо этого, на государство может быть возложена ответственность за неправомерные действия согласно международному праву, направленные против правозащитников и совершенные лицами или группами лиц, не имеющими официального статуса в качестве государственного должностного лица или органа, если эти лица или группы лиц действовали де-факто в качестве государственных органов. Так обстоит дело, например, в случае, когда такие лица или группы лиц следуют конкретным указаниям или действуют с открыто выраженного впоследствии согласия государства (об ответственности государства в отношении предотвращения злоупотреблений со стороны негосударственных субъектов и наказания виновных в совершении таких злоупотреблений см. ниже)26.

 

Безопасные и благоприятные условия для правозащитной деятельности

22. Совет по правам человека ООН настоятельно призвал государства «создать безопасные и благоприятные условия, в которых правозащитники могли бы осуществлять свою деятельность, не опасаясь возникновения препятствий и угроз безопасности»27. В свою очередь, государства-участники ОБСЕ обязались «поощрять повсюду в своем регионе создание условий, позволяющих всем в полной мере пользоваться своими правами человека и основными свободами под защитой эффективных демократических институтов, надлежащих судебных процедур и верховенства закона. Это включает обеспечение безопасной обстановки и соответствующих институтов для мир- ной дискуссии и выражения своих интересов всеми лицами и общественными группами»28.

23. По мнению Специального докладчика ООН по вопросу о положении правозащитников, безопасные и благоприятные условия включают следую- щее: благоприятные правовые, институциональные и административные рамки; доступ к правосудию и борьбу с безнаказанностью в отношении нарушений, направленных против правозащитников; сильные и независимые национальные правозащитные институты; политика и программы, уделяющих особое внимание женщинам-правозащитникам и лицам, занимающимся правами женщин и гендерными вопросами; эффективная политика и механизмы защиты правозащитников, позволяющие уделять внимание подвергающимся риску группам; уважение и поддержка работы правозащитников со стороны негосударственных субъектов; безопасный и открытый доступ к международным правозащитным органам и сильное, динамичное и многообразное сообщество правозащитников 29.

24. Такие условия подразумевают эффективную защиту физической и психологической неприкосновенности, свободы, безопасности и достоинства правозащитников, а также реализацию ряда других основных прав человека, имеющих большое значение для полного осуществления права защищать права человека.

25. Несмотря на то, что обе эти сферы органически взаимосвязаны, в данных руководящих принципах отдельно рассматриваются сначала охрана и безопасность правозащитников, а затем другие компоненты безопасных и благоприятных условий для правозащитной деятельности.

I. ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ, ЛЕЖАЩИЕ В ОСНОВЕ ЗАЩИТЫ ПРАВОЗАЩИТНИКОВ

Признание международного измерения защиты правозащитников

26. Государства-участники неоднократно подчеркивали, что «вопросы, касающиеся прав человека, основных свобод, демократии и верховенства закона, носят международный характер, поскольку соблюдение этих прав и свобод составляет одну из основ международного порядка»30. В частности, они «категорически и окончательно заяв [или], что обязательства, принятые ими в области человеческого измерения СБСЕ, являются вопросами, представляющими непосредственный и законный интерес для всех государств-участников и не относятся к числу исключительно внутренних дел соответствующего государства»31.

27. Аналогичным образом, Комитет по правам человека заявил в отношении обязательств государств по МПГПП, что «каждое государство-участник с юридической точки зрения заинтересовано в выполнении всеми другими государствами-участниками своих обязательств. Это проистекает из того факта, что «нормы, касающиеся основных прав человеческой личности», являются обязательствами erga omnes и что, как указывается в четвертом пункте преамбулы Пакта, по Уставу Организации Объединенных Наций государства обязаны поощрять всеобщее уважение и соблюдение прав и свобод человека»32.

28. Помимо этого, всем государствам-участникам следует сотрудничать друг с другом в духе доброй воли в целях устранения любых угроз безопасности или других проблем, которые негативно влияют на осуществление права защищать права человека в их странах. Им не следует рассматривать как недружественный акт проявление другим государством-участником интереса к положению правозащитников в их стране. В духе обязательств, принятых в рамках ОБСЕ, и в знак признания того факта, что правозащитная деятельность часто выходит за границы одного государства, государства-участники также должны способствовать правозащитной деятельности, имеющей отношение к их странам и осуществляемой правозащитниками из других стран 33.

Ответственность негосударственных субъектов

29. Существует множество различных определений того, что относят к негосударственным субъектам, однако для целей настоящих руководящих принципов используется широкое определение этого термина, которое охватывает частных лиц и все другие субъекты, кроме государственных, независимо от их статуса и какой-либо официальной связи с государством. Таким образом, к негосударственным субъектам относятся, среди прочих, политические и социальные группы, религиозные лидеры и институты (в том числе наделенные специальным статусом в государстве), медиакорпорации, коммерческие организации (в том числе транснациональные корпорации и крупные предприятия – например, в сельском хозяйстве или добывающей промышленности), частные службы безопасности, а также вооруженные группировки и преступные организации.

30. Что касается отношений негосударственных субъектов с правозащитниками, то Совет по правам человека ООН предлагает «лидерам во всех слоях общества и соответствующих общинах, включая политических, социальных и религиозных лидеров и лидеров в предпринимательских кругах и средствах массовой информации, выразить общественную поддержку важной роли правозащитников и правомерности их деятельности»34.

31. В том, что касается коммерческих предприятий, «Руководящие принципы предпринимательской деятельности в аспекте прав человека», утвержденные Советом по правам человека ООН, подчеркивают, что предприятиям следует соблюдать права человека, то есть избегать нарушения этих прав и устранять неблагоприятные последствия для прав человека от той коммерческой деятельности, которой они занимаются. С этой целью, как рекомендовано в «Руководящих принципах», предприятиям с учетом своих размеров и условий деятельности следует принять программное обязательство и процедуру экспертизы в области прав человека в целях выявления, предотвращения и сокращения последствий от своей деятельности с точки зрения прав человека, а также в целях предоставления отчетности о том, как устраняется негативное воздействие на права человека. Необходимо также утвердить процедуры, позволяющие возместить ущерб от любых видов неблагоприятного воздействия на права человека, оказанного самими предприятиями или при их участии 35. Частные компании следует поощрять к тому, чтобы они уделяли особое внимание своему воздействию на положение правозащитников. При проведении оценки воздействия им следует привлекать правозащитников, представителей других потенциально уязвимых групп и заинтересованных сторон и проводить конструктивные консультации 36.

32. Негосударственные субъекты могут играть важную роль в обеспечении усиленной защиты правозащитников, в том числе путем поддержки и продвижения их деятельности, однако основная ответственность и обязанность поощрять и защищать права человека и основные свободы, в том числе права и свободы правозащитников, лежит на государстве 37. В этой связи государства несут ответственность за защиту правозащитников от злоупотреблений со стороны негосударственных субъектов, в том числе путем принятия действенных законодательных и других мер по предупреждению и расследованию таких злоупотреблений, наказанию виновных и компенсации вреда, причиненного такими действиями.

33. В соответствии с «Руководящими принципами предпринимательской деятельности в аспекте прав человека», государствам следует четко заявить, что они ожидают от всех предприятий, домицилированных на их территории и/или находящихся под их юрисдикцией, соблюдения прав человека в рамках своей деятельности 38. То же самое относится и к другим частным субъектам, включая политические, социальные и религиозные группы или институты и средства массовой информации. В этой связи государствам следует воздерживаться от заключения договоренностей или контрактов на оказание услуг с частными лицами или другими негосударственными субъектами, которые совершают злоупотребления в отношении правозащитников, и привлекать их к ответственности. Это особенно актуально в том случае, когда функции, традиционно присущие государственным властям, передаются для выполнения частным субъектам, например, военным компаниям или охранным предприятиям и другим группам. Если существующие законодательство, политика и практика недостаточны для привлечения негосударственных субъектов к ответственности, государствам следует внести в них изменения или принять в этих целях новое законодательство и практические меры.

Равенство и недискриминация

34. Статья 26 МПГПП гласит: «Все люди равны перед законом и имеют право без всякой дискриминации на равную защиту закона. В этом отношении всякого рода дискриминация должна быть запрещена законом и закон должен гарантировать всем лицам равную и эффективную защиту против дискриминации по какому бы то ни было признаку, как-то: расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства». Помимо этого, статьей 2 МПГПП предусматривается, что государства, участвующие в Пакте, обязуются «уважать и обеспечивать всем находящимся в пределах его территории и под его юрисдикцией лицам права, признаваемые в настоящем Пакте, без какого бы то ни было различия, как то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства». Аналогичным образом, статьей 2 МПЭСКП гарантируются всем лицам без какого бы то ни было различия признаваемые в Пакте экономические, социальные и культурные права. Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации (МКЛРД) предоставляет защиту от расовой дискриминации, понимаемой как «любое различие, исключение, ограничение или предпочтение, основанное на признаках расы, цвета кожи, родового, национального или этнического происхождения, имеющие целью или следствием уничтожение или умаление признания, использования или осуществления на равных началах прав человека и основных сво- бод в политической, экономической, социальной, культурной или любых других областях общественной жизни»39.

35. Положения, запрещающие дискриминацию, прочно закреплены и в региональных соглашениях по правам человека, в том числе в статьях 1 и 24 АКПЧ40, статье 14 ЕКПЧ и Протоколе № 12 к ЕКПЧ41, статье 4 Рамочной конвенции Совета Европы о защите национальных меньшинств (РКНМ) и в других документах – например, в Директиве Европейского союза о расовом равенстве 42.

36. Как подчеркнул Комитет ООН по правам человека, «недискриминация, наряду с равенством перед законом и правом на равную защиту закона без какой-либо дискриминации, представляет собой основополагающий и общий принцип, касающийся защиты прав человека»43, и, следовательно, касающийся защиты правозащитников. В соответствии со статьей 26 МПГПП, равенство перед законом и равная защита подразумевают, что законы, а также практика, вытекающая из них, не должны иметь дискриминационного воздействия; следовательно, запрещенной является как прямая, так и косвенная дискриминация. Косвенная дискриминация, например, имеет место в том случае, когда недискриминационные на первый взгляд положения закона несоразмерным образом затрагивают интересы определенных групп. Как указывает Комитет по правам человека, право на равенство перед законом и свободу от дискриминации также требует от государств противодействия дискриминации со стороны как государственных, так и частных субъектов и органов во всех сферах 44.

37. Государства-участники ОБСЕ обязались обеспечивать, чтобы лица, осу- ществляющие, выражающие намерение осуществить или стремящиеся осуществлять свои права человека и основные свободы, а также члены их семьи не были вследствие этого подвергнуты дискриминации в какой-либо форме 45. В соответствии с этим лица, осуществляющие данные права и свободы с целью продвижения прав человека и стремящиеся к их защите и реализации, не должны подвергаться дискриминации вследствие своей деятельности.

38. Правозащитники должны быть защищены от дискриминации при осуществлении всех своих прав, включая гражданские, политические, экономические, социальные, культурные и другие права и свободы, все из которых имеют «первостепенное значение и должны полностью осуществляться всеми надлежащими способами»46. Сюда также входит равный доступ к основным государственным услугам, например, медицинской помощи, жилью, образованию и трудоустройству. Дискриминация при предоставлении таких услуг часто используется для того, чтобы заставить замолчать правозащитников или помешать их деятельности. Государствам-участникам следует обеспечивать, чтобы правозащитники и члены их семей имели доступ к государственным услугам на равных с другими лицами, и защищать этих лиц от любой формы дискриминации, связанной с их правозащитной деятельностью или правозащитной деятельностью их родственников.

39. Помимо этого, физические лица при осуществлении своих прав и свобод не должны подвергаться дискриминации по любому из вышеизложенных признаков, в том числе в тех случаях, когда подобная дискриминация препятствует свободному осуществлению ими своего права защищать права человека на равных с другими условиях, например, путем введения дискриминационных ограничений на право на свободу убеждений и свободу выражения мнения, а также право на свободу собраний и объединений для определенных групп населения – например, для лиц, принадлежащих к национальным, этническим, религиозным и языковым меньшинствам и другим группам.

40. В соответствии с запретом на дискриминацию, государства должны обеспечивать соблюдение прав человека и основных свобод всех лиц, находящихся на их территории и попадающих под их юрисдикцию 47, независимо от их гражданства или его отсутствия (в том числе претендентов на получение политического убежища, беженцев, рабочих-мигрантов и других лиц) 48. В Декларации ООН о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам, указано, что «лица, принадлежащие к меньшинствам, могут осуществлять свои права… как индивидуально, так и совместно с другими членами своей группы без какой бы то ни было дискриминации»49. Аналогичным образом, в Конвенции ООН о правах инвалидов подчеркивается необходимость в «поощрении, защите и обеспечении полного и равного осуществления всеми инвалидами всех прав человека и основных свобод»50. Согласно статье 3 Конвенции ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (КЛДЖ), «государства-участники принимают… все соответствующие меры… для обеспечения всестороннего развития и прогресса женщин, с тем чтобы гарантировать им осуществление и пользование правами человека и основными свободами на основе равенства с мужчинами»51.

41. Что касается МПГПП, то Комитет по правам человека толкует антидискриминационные положения статей 2 и 26 Пакта как включающие дискриминацию по признаку сексуальной ориентации в рамки термина «пол» как одного из признаков, по которым дискриминация запрещена 52. В Рекомендации CM/Rec(2010)5 Комитета министров Совета Европы государствам-членам о мерах по борьбе с дискриминацией по признаку сексуальной ориентации или гендерной идентичности изложены конкретные шаги в этом направлении 53.

42. Таким образом, государства-участники должны принимать меры по содействию осуществлению права защищать права человека всеми лицами на равной основе. При этом они могут, а в некоторых случаях обязаны, по-разному обращаться с людьми, положение которых значительно различается 54. Как заявил Комитет ООН по правам человека, принцип равенства иногда подразумевает, что государства предпринимают позитивные действия с целью сократить или устранить условия, которые являются причиной дискриминации или способствуют ее укоренению 55. В Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации прямо указывается, что допустимы специальные меры, направленные на обеспечение достаточного продвижения прав отдельных расовых или этнических групп или же лиц, которые нуждаются в подобной защите 56. Аналогичным образом, в РКНМ содержится требование к государствам-участникам этого договора принять, когда это целесообразно, необходимые меры с целью продвижения реального равен- ства лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, во всех сферах экономической, социальной, политической и культурной жизни, и при этом данные меры не рассматриваются как акт дискриминации 57.

43. Действия по защите правозащитников должны основываться на всеобъемлющей антидискриминационной законодательной базе и политике, которые обеспечивают эффективную правовую и иную защиту от дискриминации, в том числе тех лиц, которые подвергаются дискриминации по нескольким признакам, или так называемой «перекрестной дискриминации»58. Меры, направленные на усиление защиты правозащитников и создание безопасных и благоприятных условий для их деятельности, должны отражать особые потребности правозащитников, сталкивающихся с дискриминацией.

44. В частности, каждое действие, направленное на усиление защиты правозащитников, должно рассматриваться с точки зрения различного влияния, которое оно может оказывать в зависимости от гендера, и непреднамеренных последствий с точки зрения укрепления стереотипов и моделей изоляции. В этой связи ГА ООН выразила особую озабоченность по поводу «системной и структурной дискриминации и насилия, которым подвергаются женщины-правозащитники и лица, отстаивающие права человека женщин, всех возрастов», и призвала все государства «принять все необходимые меры для обеспечения их защиты и учета гендерной проблематики в их усилиях по созданию безопасных и благоприятных условий для защиты прав человека»59.

Благоприятные правовые, административные и институциональные рамки

45. Государства-участники несут позитивное обязательство принимать законодательные, административные и иные соответствующие меры с целью создания и поддержания безопасных и благоприятных условий, которые дают правозащитникам возможность свободно осуществлять свое право на защиту прав человека. Согласно статье 3 Декларации ООН о правозащитниках, внутреннее законодательство создает правовые рамки для осуществления всех прав человека и основных свобод, в том числе права защищать права человека. В этой связи оно должно согласовываться с международными обязательствами государства в области прав человека 60. Помимо этого, оно должно быть тщательно разработано в ходе широкого и инклюзивного консультационного процесса.

46. В частности, как подчеркнул Совет по правам человека ООН, государства должны «обеспечить, чтобы все правовые положения и их применение, затрагивающие правозащитников, были четко определены, допускали прекращение действия и не обладали ретроактивной силой во избежание потенциальных злоупотреблений»61. В недавнем докладе Совету по правам человека Специальный докладчик ООН по вопросу о положении правозащитников выразила сожаление по поводу того, что в ряде стран законодательство используется для ограничения деятельности правозащитников и привлечения их к уголовной ответственности, что является нарушением международных стандартов и международного права прав человека (более подробно см. ниже раздел, посвященный защите от судебной травли, криминализации, произвольных арестов и задержаний)62.

47. Таким образом, государства-участники должны, используя консультации с гражданским обществом и техническую поддержку соответствующих международных органов, пересмотреть все законодательство, касающееся реализации права защищать права человека, и исправить или отменить все законы, которые не соответствуют международным стандартам. При этом им следует руководствоваться и действовать в соответствии с заключениями международных институтов – например, Европейской комиссии за демократию через право (Венецианской комиссии Совета Европы), БДИПЧ ОБСЕ и Представителя ОБСЕ по вопросам свободы средств массовой информации. Необходимо также пересмотреть соответствующую политику, практику и общее функционирование административной и институциональной базы, а также принять необходимые меры по устранению всех препятствий для осуществления права защищать права человека.

48. Совет по правам человека ООН в этой связи подчеркнул значение НПИ, созданных и функционирующих в соответствии с Парижскими принципами, – в частности, значение их работы по постоянному мониторингу действующего законодательства и информированию государства о влиянии законов на деятельность правозащитников, в том числе предложения соответствующих конкретных рекомендаций 63.

49. Помимо этого, государствам следует обеспечить подготовку государственных служащих, в том числе сотрудников правоохранительных и судебных органов, а также других должностных лиц, по вопросам, касающимся обязанностей государства уважать, защищать и обеспечивать права право- защитников, в том числе право защищать права человека 64.

50. Комитет ООН по правам человека отметил, что государства должны принимать просветительские и другие меры для повышения осведомленности о Пакте не только государственных должностных лиц, но и всего населения 65. Государствам-участникам также следует принять аналогичные меры в отношении других международных стандартов, касающихся защиты прав правозащитников, включая данные руководящие принципы 66. Законность, необходимость и соразмерность ограничений основных прав в связи с правозащитной деятельностью

51. Международные стандарты в области прав человека предусматривают ограничение некоторых прав в соответствии со строго определенными характеристиками. Эти права включают право на свободу убеждений и свободу выражения мнения, свободу собраний и объединений (статьи 19, 21 и 22 МПГПП; статьи 10 и 11 ЕКПЧ и статьи 13, 15 и 16 АКПЧ); право на свободу передвижения (статья 12 МПГПП, статья 2 Протокола № 4 к ЕКПЧ, а также статья 22 АКПЧ) и право на уважение частной и семейной жизни

64 См. Резолюцию A/HRC/RES/22/6 Совета по правам человека ООН, п. 12. 65 Комитет ООН по правам человека, Замечание общего порядка № 31 «Характер общего юридического обязательства, налагаемого на государства-участники Пакта», UN Doc. CCPR/C/21/Rev.1/Add.10, 26 мая 2004 г., п. 7. Относительно значения мер, способствующих созданию поддерживающих и благоприятных условий для предупреждения нарушений прав человека, включая поощрение образования и подготовки по вопросам прав человека и другие меры, см. также Резолюцию A/HRC/RES/24/16 Совета по правам чело- века ООН «Роль предупреждения в поощрении и защите прав человека», принята 27 сентября 2013 г., п. 3. 66 См. также ст. 14 Декларации ООН о правозащитниках, в которой подчеркивается, что государство несет «ответственность за принятие законодательных, судебных, административных или иных надлежа- щих мер в целях содействия пониманию всеми лицами, находящимися под его юрисдикцией, своих граж- данских, политических, экономических, социальных и культурных прав». Согласно ст. 15, «государство несет ответственность за поощрение и содействие преподаванию прав человека и основных свобод на всех уровнях образования и за обеспечение включения всеми лицами, ответственными за подготовку юристов, сотрудников правоохранительных органов, военнослужащих и государственных служащих, в свои учеб- ные программы соответствующих элементов преподавания прав человека». Руководящие принципы по защите правозащитников 55 (статья 8 ЕКПЧ)67. Права и основополагающие принципы, которые опреде- ляются как абсолютные, не должны ограничиваться никоим образом. 52. Статья 17 Декларации ООН о правозащитниках гласит, что «при осущест- влении прав и свобод, упомянутых в настоящей Декларации, каждый чело- век, действующий индивидуально или совместно с другими, подвергается только таким ограничениям, которые согласуются с соответствующими международными обязательствами и которые установлены законом исклю- чительно в целях обеспечения должного признания и уважения прав и сво- бод других лиц и удовлетворения справедливых требований нравственно- сти, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе». 53. Любое ограничение прав, связанное с такими требованиями, должно строго соответствовать всем нижеприведенным критериям: а) оно должны быть предписано законом; б) оно должно преследовать законную цель в соответствии с конкретными допустимыми основаниями для ограничений, изложенными в соответ- ствующих международных стандартах; в) оно должно быть необходимо в демократическом обществе и соразмерно преследуемой цели68. 67 Что касается права на неприкосновенность частной и семейной жизни, то соответствующее положе- ние МПГПП (статья 17) не содержит отдельной ограничительной оговорки, поскольку оно предусматри- вает защиту от произвольного или незаконного вмешательства в осуществление права лица на личную и семейную жизнь, неприкосновенность жилища или тайну переписки, а также от незаконных покушений на честь и репутацию. Как указано в Замечании общего порядка Комитета по правам человека к статье 17, термин «незаконное» означает, что вмешательство вообще не может иметь места за исключением случаев, предусмотренных законом, который сам должен соответствовать положениям, целям и задачам Пакта. Что касается термина «произвольное вмешательство», понятие произвольности призвано гарантировать, что даже предусмотренное законом вмешательство соответствует положениям, целям и задачам Пакта и в любом случае является разумным в конкретных обстоятельствах (Замечание общего порядка № 16 Ко- митета ООН по правам человека, принято 23 марта 1988 г., пп. 4 и 5). Другими словами, требования, кото- рые Комитет по правам человека применяет к праву на неприкосновенность частной жизни, касающиеся допустимости вмешательства, аналогичны тем, которые касаются допустимых ограничений в отношении статей 19, 21 и 22 МПГПП. См. также ниже раздел «Право на неприкосновенность частной жизни». Статья 11 АКПЧ сформулирована аналогично статье 17 МПГПП и тоже не содержит отдельной ограничительной оговорки. 68 См., например, Замечание общего порядка № 34 Комитета ООН по правам человека, статья 19, «Сво- бода мнений и их выражения», 12 сентября 2011 г., UN Doc. CCPR/C/GC/34, п. 22, относительно условий ограничения свободы выражения мнения в соответствии со статьей 19(3) МПГПП. Согласно соответству- ющим международным нормам в области прав человека, Совет по правам человека ООН в своей Резолю- ции № 22/6 призывает государства обеспечить, чтобы «любые положения или решения, которые, возмож- но, затрагивают осуществление прав человека, предполагали уважение основных принципов, закреплен- ных в международном праве, для обеспечения их законности, пропорциональности, недискриминацион- ности и необходимости в демократическом обществе» (п. 11(d)). 56 Руководящие принципы по защите правозащитников 54. Условия, предусматривающие наложение каких бы то ни было ограничений на осуществление прав, являются кумулятивными69; иными словами, они должны строго соответствовать всем требованиям, касающимся законно- сти, допустимых оснований, необходимости и соразмерности. Государствам следует всегда руководствоваться принципом, согласно которому ограни- чения не должны ущемлять сущности права70. Комитет ООН по правам человека отметил, что отношения между правом и ограничением, а также между нормой и исключением не должны действовать в обратном направ- лении71. Свобода является правилом, а ограничение – исключением72. 55. Требование о том, что ограничения должны быть предписаны законом, подразумевает наличие у ограничений формальной правовой основы, а также четкость, однозначность и точную формулировку закона, обеспечи- вающую возможность для физических лиц регулировать свое поведение соответствующим образом. Помимо этого, закон должен быть доступен для общественности и не должен наделять лиц, ответственных за его исполне- ние, неограниченной свободой действий при наложении ограничений73. Такое законодательство должно быть полностью совместимо с междуна- родными стандартами в области прав человека. 56. МПГПП включает в список допустимых оснований для ограничений те, которые налагаются в интересах безопасности государства или в интере- сах общественного спокойствия, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения или защиты прав и свобод других лиц. Что касается права на свободу выражения мнения, то Комитет ООН по правам человека отметил, что «не допускаются никакие ограничения, установлен- ные на основаниях, не содержащихся в пункте 3, даже если такие основа- ния будут оправдывать ограничения в отношении других прав, защищае- мых Пактом. Ограничения могут устанавливаться лишь для тех целей, для которых они предназначены, и они должны быть прямо связаны с конкрет- ной целью, достижение которой они преследуют…» 74. Такие основания для допустимых ограничений отдельных прав перечислены в ЕКПЧ. Во всех положениях, касающихся этих прав, список допустимых оснований для ограничений является исчерпывающим. Список законных оснований, как они изложены в международных нормах, не должен расширяться за счет добавления дополнительных оснований в национальное законодатель- 69 См.: Доклад Специального докладчика по вопросу о праве на свободу мирных собраний и праве на свободу ассоциации, UN Doc. A/HRC/23/39, 23 апреля 2013 г., п. 19. 70 Замечание общего порядка № 27 Комитета ООН по правам человека, статья 12 «Свобода передвиже- ния», UN Doc. CCPR/C/21/Rev.1/Add.9, 2 ноября 1999 г., п. 13. 71 Там же. 72 См.: Доклад Специального докладчика по вопросу о праве на свободу мирных собраний и праве на свободу ассоциации, UN Doc. A/HRC/20/27, п. 16. 73 См., Замечание общего порядка № 34 Комитета ООН по правам человека «Свобода мнений и их выра- жения» (статья 19), UN Doc. CCPR/C/GC/34, 12 сентября 2011 г., п. 25. 74 Замечание общего порядка № 34 Комитета ООН по правам человека, п. 22. Руководящие принципы по защите правозащитников 57 ство. Статья 18 ЕКПЧ («Пределы использования ограничений в отношении прав») предусматривает, что «ограничения, допускаемые в настоящей Кон- венции в отношении указанных прав и свобод, не должны применяться для иных целей, нежели те, для которых они были предусмотрены». Статья 30 АКПЧ содержит сопоставимое положение, которое устанавливает предел для ограничений. 57. Принцип «необходимости» подразумевает, что существует «настоятельная общественная потребность» во вмешательстве и что ограничение нахо- дится в пределах того, что является приемлемым в демократическом обще- стве75. Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) рассматривает «плюра- лизм, толерантность и широту взглядов» в качестве компонентов, без кото- рых не может быть демократического общества76. Как отметил Специаль- ный докладчик по вопросу о праве на свободу мирных собраний и праве на свободу ассоциации, ограничения не должны наносить ущерб принципам плюрализма, толерантности и широты взглядов77. 58. Ограничения, отвечающие требованию соразмерности, не должны быть слишком широкими; кроме того, всегда следует отдавать предпочтение таким средствам достижения легитимной цели, которые связаны с наи- меньшим вмешательством. Комитет ООН по правам человека подчер- кивает, что «ограничительные меры должны соответствовать принципу соразмерности; они должны являться уместными для выполнения своей защитной функции; они должны представлять собой наименее ограничи- тельное средство из числа тех, с помощью которых может быть достигнут желаемый результат; и они должны являться соразмерными защищаемому интересу»78. Помимо этого, Комитет заявил, что «принцип соразмерности должен соблюдаться не только в законодательстве, в котором предусматри- ваются ограничения, но и административными и судебными властями в процессе применения законодательства»79. 59. Помимо этого, законы, налагающие ограничения, должны соответство- вать другим основным стандартам в области прав человека – таким, напри- мер, как запрет дискриминации80. Что касается ограничений, налагаемых 75 Согласно мнению Европейского суда по правам человека, «прилагательное «необходимый» в значе- нии статьи 10, п. 2 предполагает существование «настоятельной общественной потребности». См., напри- мер: Steel and Morris v. the United Kingdom (дело «Стил и Моррис против Соединенного Королевства»), заявление № 68416/01, 15 февраля 2005 г. 76 Там же. 77 См.: UN Doc. A/HRC/C/20/27, пп. 17 и 81. 78 Замечание общего порядка № 27 Комитета ООН по правам человека (Статья 12), п. 14. 79 Там же, п. 15. 80 Замечание общего порядка № 34 Комитета ООН по правам человека (п. 26) гласит: «Законы, ограни- чивающие права, содержащиеся в пункте 2 статьи 19… должны не только соответствовать жестким требо- ваниям пункта 3 статьи 19 Пакта, но и являться совместимыми с положениями, целями и задачами Пак- та. Законы не должны нарушать положения Пакта, касающиеся недопущения дискриминации. Законы не должны устанавливать несовместимые с Пактом меры наказания, такие как телесные наказания». 58 Руководящие принципы по защите правозащитников по соображениям общественной нравственности, то Комитет ООН по правам человека заявил, что «понятие нравственности складывается на основе многих общественных, философских и религиозных традиций, и, следовательно, установление ограничений… в целях защиты нравственно- сти не должно основываться на принципах, вытекающих исключительно из одной-единственной традиции»81. Комитет также добавил, что «любые подобные ограничения должны рассматриваться в контексте универсаль- ного характера прав человека и принципа недопущения дискриминации»82 . 60. Аналогичным образом, Совет по правам человека ООН призвал государ- ства обеспечить, чтобы «законодательство, направленное на защиту обще- ственной нравственности, было совместимо с нормами международного права прав человека» и чтобы «законодательство, призванное гарантиро- вать общественную безопасность и общественный порядок, содержало четко определенные положения, согласующиеся с международным правом прав человека, включая принцип недискриминации, и чтобы такое законо- дательство не использовалось для создания препятствий или ограничений в осуществлении любого права человека, включая свободу выражения мне- ний, ассоциации и мирных собраний, которые имеют исключительно важ- ное значение для поощрения и защиты других прав»83. 61. В своей практике, касающейся права на свободу убеждений и выражения мнения, Комитет ООН по правам человека отмечает, что в Пакте особенно большое значение придается свободному выражению мнений в демокра- тическом обществе в условиях публичного обсуждения политических и общественных деятелей84 . Это связано с тем, «что свобода информации и свобода выражения своего мнения являются основой основ любого сво- бодного и демократического общества. Важнейшей особенностью такого общества является предоставление гражданам права получать информа- цию о возможных решениях, касающихся смены политической системы или политических партий у власти, а также открыто и публично критико- вать или подвергать оценке деятельность своего правительства, не опасаясь вмешательства или репрессий со стороны последнего»85. 62. То же самое можно сказать и о других правах, играющих важную роль в реализации прав человека. Таким образом, порог соответствия принципам необходимости и соразмерности может считаться особенно высоким тогда, 81 Там же, а также: Замечание общего порядка № 22 (Статья 18 МПГПП), UN Doc. CCPR/C/21/Rev.1/Add.4, 27 сентября 1993 г., п. 8. 82 Замечание общего порядка № 34 Комитета ООН по правам человека к Статье 9, п. 32. 83 См. Резолюцию A/HRC/RES/22/6 Совета по правам человека, пп. 4 и 11 (g). 84 См.: Соображения Комитета по правам человека по делу «Бодрожич против Сербии и Черногории» (Bodrozic v. Serbia and Montenegro), сообщение № 1180/2003, октябрь 2005 г. 85 Там же, сноска 8 со ссылкой на соображения, в числе прочего, по делу «Адуайом и другие против Того» (Aduayom et al. v. Togo), сообщения № 422-424/1990, 12 июля 1996 г. Руководящие принципы по защите правозащитников 59 когда ограничения касаются осуществления прав в связи с правозащитной деятельностью. II. ФИЗИЧЕСКАЯ НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ, СВОБОДА,

1 Dublin Declaration – Security of human rights defenders: time for OSCE to act [Дублинская декларация «Без- опасность правозащитников: время для действий ОБСЕ»], принята участниками параллельной конфе- ренции гражданского общества (Дублин, 5 декабря 2012 г.), http://www.civicsolidarity.org/sites/default/files/ dublin_declaration_on_human_rights_defenders_final.pdf.

2 Нобелевская лекция, 11 декабря 1975 г.

3 Документ Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ, 1990 г.

4 Руководящие принципы по защите правозащитников внимания Бюро

4 Наряду с публикациями по различным смежным темам, БДИПЧ выпустило два специальных доклада о положении правозащитников: «Правозащитники в регионе ОБСЕ: наша коллективная совесть» (10 дека- бря 2007 г.), http://www.osce.org/ru/odihr/29715?download=true; Human Rights Defenders in the OSCE Region: Challenges and Good Practices [Правозащитники в регионе ОБСЕ: вызовы и примеры хорошей практики] (15 декабря 2008 г.), http://www.osce.org/odihr/35652?download=true.

5 В консультационных совещаниях на субрегиональном уровне приняли участие около 110 правозащитников, занимающихся различными вопросами прав человека в самых разных странах. Две встречи прошли в сентябре 2013 г. В первой участвовали правозащитники из Австрии, Андорры, Бельгии, Болгарии, Венгрии, Германии, Греции, Дании, Ирландии, Исландии, Испании, Италии, Канады, Кипра, Латвии, Литвы, Лихтенштейна, Люксембурга, Мальты, Монако, Нидерландов, Норвегии, Польши, Португалии, Румынии, Сан-Марино, Святого Престола, Словакии, Словении, Соединенного Королевства, Соединенных Штатов, Финляндии, Франции, Хорватии, Чешской Республики, Швейцарии, Швеции и Эстонии. Во втором совещании приняли участие правозащитники из Беларуси, Молдовы, Российской Федерации и Украины. Еще две встречи прошли в октябре 2013 г. В первой участвовали правозащитники из Азербайджана, Албании, Армении, Боснии и Герцеговины, Грузии, бывшей югославской Республики Македония, Сербии, Турции и Черногории. Кроме того, участие в этой встрече приняли представители Косово. Четвертая консультационная встреча состоялась с участием правозащитников из Казахстана, Кыргызстана, Монголии, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана.

6 Декларация ООН о правозащитниках (Декларация о праве и обязанности отдельных лиц, групп и ор- ганов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы), 1998, статья 1, http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/defender.shtml.

7 См. Резолюцию № 48/134 Генеральной Ассамблеи ООН «Национальные учреждения, занимающиеся поощрением и защитой прав человека», UN Doc. A/RES/48/134, 20 декабря 1993 г., http://daccess-dds-ny. un.org/doc/UNDOC/GEN/N94/116/26/PDF/N9411626.pdf?OpenElement.

8 Декларация Организации Объединенных Наций о праве и обязанности отдельных лиц, групп и орга- нов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы (далее – «Де- кларация ООН о правозащитниках»), принятая единогласно Резолюцией A/RES/53/144 Генеральной Ас- самблеи ООН 9 декабря 1998 г.

9 См. Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе (Хельсинки, 1975 г.), «Вопросы, относя- щиеся к безопасности в Европе, 1 (а) Декларация принципов, которыми государства-участники будут ру- ководствоваться во взаимных отношениях», принцип VII. Все государства-участники ОБСЕ, за исключе- нием Святого Престола, ратифицировали МПГПП и почти все из них, за исключением Андорры, Свято- го Престола и США, также ратифицировали МПЭСКП. Кроме того, все государства-участники являют- ся участниками Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации (КЛРД) и Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обраще- ния и наказания (КПП). Большинство из них ратифицировали также ряд других важных международных договоров о правах человека, включая Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (КЛДЖ) и Конвенцию о правах ребенка (КПР), а также Конвенцию о правах инвалидов (КПИ). Кроме того, 47 государств-участников также являются членами Совета Европы и, следовательно, связа- ны европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (ЕКПЧ). Государства-участники, подписавшие Американскую конвенцию о правах человека (АКПЧ), обязаны воздерживаться от любых действий, которые противоречили бы объекту и цели данного соглашения.

10 См.: Резолюция ГА ООН «Пропаганда Декларации о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы: защита женщин-правозащитников», UN Doc. A/RES/68/181, принята 18 декабря 2013 г., преамбула, п. 6; Резолю- ция Совета по правам человека ООН «Защита правозащитников», UN Doc. A/HRC/RES/22/6, принята 21 марта 2013 г., преамбула, п. 8. 11 Более подробный обзор всего спектра типичных видов деятельности и описание термина «правоза- щитник» см. в «Правозащитники: защищая право на защиту прав человека» (Управление Верховного ко- миссара ООН по правам человека (УВКПЧ), Изложение фактов № 29, апрель 2004 г., http://www.ohchr.org/ Documents/Publications/FactSheet29ru.pdf.

12 Всеобщая декларация прав человека (ВДПЧ), ст. 2, http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/ declarations/declhr.shtml.

13 Хельсинкский заключительный акт 1975 г.

14 Документ Московского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ, Москва, 1991 г., п. 43.

15 Стамбульский документ «Хартия европейской безопасности», Стамбул, 1999 г., п. 19.

16 Декларация ООН о правозащитниках, преамбула, п. 4.

17 Резолюция A/HRC/RES/22/6 Совета по правам человека, 21 марта 2013 г., пп. 5 и 11 (i).

18 Там же, преамбула, п. 2. См. также пп. 8 и 9 преамбулы Резолюции 66/164 Генеральной Ассамблеи ООН, в которых подчеркивается важная роль правозащитников (UN Doc. A/RES/66/164, 11 декабря 2011 г., п. 2).

19 См., например, преамбулу Московского документа 1991 г. и Астанинскую юбилейную декларацию (Астана, 2010 г.), п. 6.

20 См. например, доклад Специального докладчика ООН по вопросу о положении правозащитников Со- вету по правам человека, UN Doc. A/HRC/25/55, 23 декабря 2013 г., пп. 57 и 128.

21 См. преамбулу Резолюции ГА ООН о женщинах-правозащитниках, UN Doc. A/RES/68/181, 18 декабря 2013 г. См. также Резолюцию 66/164 ГА ООН, преамбула, п. 3.

22 Будапештский документ 1994 г.

23 Термин «женщины-правозащитники и лица, отстаивающие права женщин» используется здесь в том значении, в котором он употреблен в Резолюции ГА ООН, принятой в декабре 2013 г., и включает как пра- возащитников-женщин, так и всех лиц, независимо от их пола, занимающихся защитой прав женщин и гендерного равенства. См. Резолюцию 68/181 ГА ООН, преамбула, п. 6.

24 Комитет ООН по правам человека, Замечание общего порядка № 31 «Характер общего юридического обязательства, налагаемого на государства-участники Пакта», UN Doc. CCPR/C/21/Rev.1/Add.13, 26 мая 2004 г., пп. 6-8.

25 Там же, пп. 6-8. В этой связи следует отметить, что, в соответствии с толкованием Комитета по правам человека обязательств, налагаемых Пактом на государства, все указанные в нем обязательства действуют и за пределами территории государства – например, в отношении сил государства, действующих вне его территории. См.: Замечание общего порядка № 31, п. 10.

26 См.: The Prosecutor v. Duško Tadic, Judgement of the Appeals Chamber of the International Tribunal for the Prosecution of Persons Responsible for Serious Violations of International Humanitarian Law Committed in the Territory of the Former Yugoslavia since 1991 [дело «Прокурор против Душко Тадича», Решения Апелляци- онной палаты Международного трибунала для судебного преследования лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории бывшей Югославии с 1991 года], the International Criminal Tribunal for the former Yugoslavia, Case No.: IT-94-1-A, 15 July 1999. Когда речь идет об имеющих свою структуру и иерархически организованных военизированных группиров- ках, государство отвечает за действия, совершенные такой группировкой, если она действует под «общим контролем» государства, что означает, что государство «принимает участие в организации, координации или планировании военных действий группировки, в дополнение к финансированию, обучению, воору- жению и обеспечению оперативной поддержки этой группировки. Действия, совершенные группировкой или ее членами, могут рассматриваться де-факто как действия государственных органов, независимо от каких-либо конкретных инструкций со стороны контролирующего государства относительно соверше- ния каждого из этих действий» (там же, п. 137).

27 См. Резолюцию A/HRC/RES/22/6 Совета по правам человека ООН, п. 2. Аналогичным образом, Комитет министров Совета Европы призвал государства-члены Совета Европы «создавать такие условия, которые способствовали бы работе правозащитников, позволяя отдельным лицам, группам или ассоциациям свободно осуществлять свою деятельность… содействовать и обеспечивать защиту прав человека и основные свободы…» (см. Декларацию Комитета Министров о действиях Совета Европы по улучшению защиты правозащитников и содействию их деятельности, принята Комитетом министров 6 февраля 2008 г., п. 2, https://wcd.coe.int/ViewDoc.jsp?id=1354413&Site=DC).

28 См.: Документ 11-й встречи Совета министров «Стратегия ОБСЕ по противодействию угрозам безо- пасности и стабильности в XXI веке», Маастрихт, 2003 г., п. 36.

29 Доклад Специального докладчика по вопросу о положении правозащитников, A/HRC/25/55, 23 дека- бря 2013 г., п. 61.

30 Московский документ, 1991 г., преамбула. 31 Там же. См. также: Лиссабонский документ (встреча на высшем уровне глав государств и прави- тельств), Декларация о модели общей и всеобъемлющей безопасности для Европы XXI века, 1996 г., п. 5; Стамбульский документ «Хартия европейской безопасности», Стамбул, 1999 г., п. 7; Астанинский доку- мент 2010 г., пп. 3 и 6. 32 См. Комитет ООН по правам человека, Замечание общего порядка № 31, CCPR/C/21/Rev.1/Add.13, 26 мая 2004 г., п. 2.

33 Например, в Московском документе государства-участники также обязались «стремиться содействовать посещению их стран неправительственными организациями любого государства-участника с целью наблюдения за условиями в области человеческого измерения». См.: Московский документ 1991 г., п. 43.4.

34 A/HRC/RES/22/6, п. 18.

35 См. Доклад Специального представителя Генерального секретаря по вопросу о правах человека и транснациональных корпорациях и других предприятиях Джона Ругги «Руководящие принципы предпринимательской деятельности в аспекте прав человека: осуществление рамок Организации Объединенных Наций, касающихся «защиты, соблюдения и средств правовой защиты», UN Doc. A/HRC/17/31, 23 марта 2011 г., принцип 15. Руководящие принципы утверждены Советом по правам человека ООН, см. резолюцию A/HRC/17/31, 16 июня 2011 г., п. 1. По этому вопросу см. также: Доклад Специального доклад- чика по вопросу о положении правозащитников, раздел о взаимосвязи между масштабными проектами в области развития и деятельностью правозащитников, UN Doc. A/68/262, 5 августа 2013 г.; и доклады Рабочей группы ООН по вопросу о правах человека и транснациональных корпорациях и других предприятиях – например, доклад UN Doc. A/HRC/23/32 (14 марта 2013 г.), в котором Рабочая группа отметила «роль организаций гражданского общества и правозащитников в повышении осознания серьезного негативного воздействия на права человека некоторых видов предпринимательской деятельности, а также информированности о случаях посягательств, преследования и репрессалий, с которыми сталкиваются правозащитники и организации гражданского общества, пытающиеся противодействовать таким видам воздействия и обеспечить жертвам доступ к средствам правовой защиты» (п. 49), и выразила свою обес-покоенность по поводу «серьезны[х] заявлени[й]… относительно случаев посягательств, преследования и репрессалий в отношении жертв и правозащитников, когда они добиваются судебных средств правовой защиты» (п. 47).

36 Специальный представитель Генерального секретаря ООН по вопросу о правах человека и трансна- циональных корпорациях и других предприятиях также рекомендовал, чтобы предприятия в целях долж- ной заботы о правах человека проводили консультации с авторитетными и независимыми экспертными ресурсами, включая правозащитников; см.: Руководящие принципы предпринимательской деятельности в аспекте прав человека, комментарий к принципу 18.

37 См. преамбулу Декларации ООН о правозащитниках, п. 7. См. также: Декларация Комитета мини- стров о действиях Совета Европы по улучшению защиты правозащитников и содействию их деятельно- сти, принята 6 февраля 2008 г., преамбула, п. 9; Резолюция A/RES/66/164 ГА ООН, преамбула, п. 15.

38 Руководящие принципы предпринимательской деятельности в аспекте прав человека, принцип 2. В отношении конкретных действий частных компаний за границей Комитет ООН по правам человека со- слался на этот принцип, например, в своих заключительных замечаниях по Германии, и призвал это госу- дарство-член четко заявить о таком ожидании и принять необходимые меры по укреплению средств пра- вовой защиты, имеющихся в распоряжении лиц, пострадавших в результате деятельности немецких ком- мерческих предприятий за границей. См.: «Заключительные замечания по Германии», UN Doc. CCPR/C/ DEU/CO/6, 12 ноября 2012 г., п. 16. В комментарии к принципу 26, касающемуся государственных судеб- ных механизмов для устранения нарушений прав человека, связанных с предпринимательской деятель- ностью, государствам рекомендуется обеспечивать, в частности, чтобы «не создавались препятствия для законной и мирной деятельности правозащитников».

39 МКЛРД, статья 1.

40 Статьей 1 АКПЧ предусматривается защита всех признаваемых в Конвенции прав без каких бы то ни было различий, а статьей 24 предусматривается общее право на равную защиту перед законом.

41 Запрещение дискриминации, предусмотренное статьей 14 ЕКПЧ, носит ограниченный характер и применяется только к правам, гарантируемым Конвенцией. В то же время, в Протоколе № 12 к ЕКПЧ со- держится общий запрет дискриминации.

42 Директива 2000/43/ЕС Совета Европейского союза от 29 июня 2000 г., в которой заложен принцип рав- ного обращения в отношении всех лиц независимо от их расового или этнического происхождения, http:// eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=CELEX:32000L0043:en:HTML (англ.).

43 Комитет по правам человека, Замечание общего порядка № 18 «Недискриминация», 10 ноября 1989 г., п. 1. В соответствии с определением дискриминации в отношении женщин, которое содержится в статье 1 Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (КЛДЖ), термин «дискри- минация» следует, по мнению Комитета по правам человека, понимать как означающий любое различие, исключение, ограничение или предпочтение, которое основано на любом из признаков, изложенных в ста- тьях 2 и 26 МПГПП, и имеет целью уничтожение или умаление признания, использования или осущест- вления всеми людьми на равных началах прав человека и основных свобод. См. там же, п. 7.

44 Комитет ООН по правам человека, Замечание общего порядка № 28 (Статья 3) «Равноправие мужчин и женщин», UN Doc. CCPR/C/21/Rev.1/Add.10, 29 марта 2000 г., п. 31.

45 Итоговый документ Венской встречи на основе положений Заключительного акта, относящихся к дальнейшим шагам после Совещания (Вена, 1989 г.): Вопросы, относящиеся к безопасности в Европе: Принципы, п. 13.8.

46 Там же, п. 12.

47 Там же.

48 См.: Комитет ООН по правам человека, Замечание общего порядка № 31, п. 10.

49 Статья 3.

50 Статья 1.

51 КЛДЖ, статья 3. 52 UN Human Rights Committee Views, Toonen v. Australia, Communication No. 488/1992 [Соображения Комитета ООН по правам человека по сообщению № 488/1992, Тонен против Австралии], U.N. Doc CCPR/ C/50/D/488/1992, para. 8.7. Статьей 13 Амстердамского договора также предусматривается, что Европей- ский союз должен «принимать необходимые меры в целях борьбы с дискриминацией по признаку сексу- альной ориентации», а статьей 21(2) Хартии Европейского союза об основных правах запрещается «любая дискриминация по какому бы то ни было признаку», в том числе на основании сексуальной ориентации. Аналогичным образом, Европейский суд по правам человека постановил в деле «Салгейру да Силва Мота против Португалии» (Salgueiro da Silva Mouta v. Portugal, заявление № 33290/96, 21 декабря 1999 г.), что за- щита от дискриминации, предоставляемая статьей 14 ЕКПЧ, распространяется также и на дискримина- цию по признаку сексуальной ориентации, отметив при этом, что список признаков, по которым запре- щена дискриминация согласно статье 14 ЕКПЧ, является не исчерпывающим, а пояснительным, на что указывают слова «или по любым иным признакам». Кроме того, согласно Пояснительному комментарию к Протоколу № 12 к ЕКПЧ (Explanatory Report to Protocol 12 to the ECHR), которым в статью 14 дополнитель- но включено общее запрещение дискриминации, Протокол предусматривает также защиту от дискрими- нации по признаку сексуальной ориентации (http://www.conventions.coe.int/Treaty/en/Reports/Html/177. htm, para. 20). В дополнение к этому, в Джокьякартских принципах также подчеркивается, что «каждый человек имеет право на осуществление всех прав и свобод без дискриминации по признаку сексуальной ориентации или гендерной идентичности». Хотя данные принципы не входят в число имеющих обязатель- ную силу документов ОБСЕ, принятых на основе консенсуса, они были разработаны и приняты группой международных экспертов по правам человека, среди которых были восемь специальных докладчиков Совета по правам человека ООН, и поэтому содержат полезные руководящие установки. См.: Джокьякар- тские принципы применимости международно-правовых норм в области прав человека к вопросам сек- суальной ориентации и гендерной идентичности, принцип 2.

53 Рекомендация CM/Rec(2010)5, принята Комитетом министров Совета Европы 31 марта 2010 г., http:// www.coe.int/t/dghl/standardsetting/hrpolicy/Publications/LGBT_en.pdf (англ.); http://lgbtnet.ru/sites/default/ files/rekomendacii15.pdf (рус.).

54 См. постановление ЕСПЧ по делу «Тлимменос против Греции» (Thlimmenos v. Greece, 2000), п. 44, гласящий следующее: «Суд до сих пор считал, что закрепленное в ст. 14 право пользоваться правами, при- знанными в Конвенции, без какой бы то ни было дискриминации нарушается, когда государства по-разно- му обращаются с лицами в одинаковом положении без предоставления объективного и разумного обосно- вания… Однако Суд счел, что это не единственный аспект запрещения дискриминации, предусмотренный в статье 14 Конвенции. Право пользования без какой бы то ни было дискриминации правами, признанны- ми в Конвенции, также считается нарушенным, когда государства без объективного и разумного основа- ния не применяют разный подход к лицам, чьи ситуации значительно отличаются».

55 Комитет ООН по правам человека, Замечание общего порядка № 18, 1989 г., п. 10.

56 Статья 1(4) МКЛРД. 57 Статья 4 РКНМ.

58 В пояснительной записке к Рекомендации CM/Rec(2010)5 эти термины разъясняются следующим об- разом: «Можно сказать, что дискриминация по нескольким признакам имеет место, если какое-либо лицо подвергается дискриминации не менее чем по двум признакам, на которые распространяется принцип защиты от дискриминации, или по причине конкретного сочетания как минимум двух таких признаков. Последний случай часто называют «перекрестной дискриминацией. Примером тому может служить си- туация, в которой женщина-лесбиянка пользуется менее благоприятным обращением по сравнению не только с гетеросексуальной женщиной, но и с мужчиной-геем».

59 Резолюция 68/181 ГА ООН, декабрь 2013 г., п. 5.

60 Статья 3 Декларации ООН гласит: «Внутреннее законодательство, согласующееся с Уставом Организации Объединенных Наций и другими международными обязательствами государства в области прав человека и основных свобод, образует юридические рамки, в которых должны осуществляться и обеспечиваться права человека и основные свободы и в которых должна проводиться вся упомянутая в настоя- щей Декларации деятельность по поощрению, защите и эффективному осуществлению этих прав и свобод». См. также п. 3 Резолюции A/HRC/RES/22/6 Совета по правам человека ООН, который «подчеркивает, что законодательство, затрагивающее деятельность правозащитников, и его применение должны согласовываться с международным правом прав человека, включая Международный пакт о гражданских и политических правах и Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, и опираться на Декларацию о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы, и в этой связи осуждает введение в нарушение международного права прав человека любых ограничений на работу и деятельность правозащитников».

61 A/HRC/RES/22/6, п. 11. 62 См.: Доклад Специального докладчика ООН по вопросу о положении правозащитников, A/HRC/25/55, 23 декабря 2013 г., п. 64. 63 Пункт 16. См. также п. 2 Декларации Комитета министров о действиях Совета Европы по улучшению защиты правозащитников и содействию их деятельности, в которой рекомендуется предоставить НПИ полномочия или усилить их возможности получать, рассматривать и давать свои рекомендации по реше- ниям в отношении жалоб правозащитников на нарушение их прав. Принципы, касающиеся статуса на- циональных учреждений (так называемые «Парижские принципы») были приняты резолюцией 48/134 ГА ООН 20 декабря 1993 г. В Парижских принципах изложены стандарты, касающиеся роли, состава, статуса и функций национальных правозащитных институтов, а также гарантии их независимости. Междуна- родный координационный комитет национальных правозащитных учреждений (МКК), созданный в 1993 г. для продвижения и укрепления НПИ, проводит анализ и аккредитацию национальных правозащит- ных учреждений в соответствии с Парижскими принципами. Парижские принципы: http://www.un.org/ ru/documents/decl_conv/conventions/paris.shtml.

http://www.osce.org/ru/odihr/123728?download=true

Тавсия этинг / Поделиться / Share:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Facebook
  • Twitter
  • Blogger
  • email
  • PDF
  • Print
  • RSS
  • Одноклассники
  • Add to favorites
  • В закладки Google
  • LiveJournal
  • Мой Мир

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.